Купленные заживо

Московскую пятиэтажку продали вместе с жильцами

16 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 339
  — Поздравляю с покупкой, г-н Шилкин!
     — Не жалеете, г-н Цирг?
     — Полноте, г-н Шилкин! Хороший дом в хорошие руки отдаю...
     Так (или почти так), видимо, произошла сделка века. Генеральный директор МСУ треста “Гидромеханизация” Георгий Цирг продал некоему Шилкину В.Е. ведомственный пятиэтажный дом №9, корпус 5, по Самаркандскому бульвару. С четырьмя подъездами, дырявой кровлей, прилегающей свалкой и прочим добром. В числе добра — жители 80 квартир дома.

     Точной даты возврата Москвы к крепостничеству не знает никто. Достоверно известно лишь, что судьбоносная встреча продавца с покупателем состоялась где-то на рубеже тысячелетий. Дом, который “висел” на балансе МСУ треста “Гидромеханизация”, в 2000 году взял да и стал частной собственностью. Событие прошло тихо: один господин продал другому родовое поместье вместе с дворовыми...
     Заживо купленный народ, как и положено, некоторое время безмолвствовал. Почти два года жильцы по привычке приносили квартплату наличными коменданту дома г-же Воронковой, получая взамен кусочки бумаги с названием “приходные ордера”. Предполагалось, что Воронкова сдает деньги в кассу МСУ, а оно чинит трубы, меняет проводку и убирает мусор. Но шли месяцы. Трубы текли, лампы гасли, а во дворе росла куча мусора. Обеспокоенные жители обратились к г-ну Циргу с жалобой на коммунальные безобразия.
     Ответ потряс людей своей прямотой: дом продан.
     — Я его спрашиваю: ты кому нас продал? — говорит жительница пятиэтажки Валентина Мясникова. — А он мне: не знаю, сами ищите, найдете ваше счастье.
     Видимо, г-на Цирга настигла амнезия: продавец начисто забыл, кому он сбыл домишко и где теперь искать счастливого обладателя живых душ. А души встревожились не на шутку, тем более что ближайший ДЕЗ на вызовы слесарей и электриков отвечал: вы не наши, мы вас чинить не будем.
     Следующим шагом в поиске “хозяина” стало коллективное письмо мэру с просьбой взять дом на баланс города. Градоначальник снизошел к народным стонам и дал соответствующее указание управе “Выхино-Жулебино”. Ответ из управы, подписанный ее замглавы В.И.Пчеловодовым, расставил точки над всеми буквами алфавита: “Администрация управы “Выхино-Жулебино” не может провести прием вашего дома на баланс ГУП ДЕЗ “Выхино” ввиду отсутствия собственника (Шилкина В.Е.), так как для этого необходимо его участие или признание его банкротом. Расходы по текущему ремонту следует относить на счет собственника — Шилкина В.Е.”.
     Поскольку не то что местонахождение собственника, а даже его имя-отчество жителям дома были неведомы, куда именно нести деньги за ремонт, никто не понял. И с августа прошлого года большая часть жильцов перестала менять свои деньги на “приходные ордера”. Благосостояние коменданта резко ухудшилось. А спустя некоторое время г-жа Воронкова совсем сникла: дом посетили представители следственных органов.
     — У меня был милиционер, сказал, что прокуратура занялась вопросом о перечислении денег за коммунальные услуги не через сберкассу, — говорит жилец дома Лидия Парфенова. — Я ему показала наши “приходные ордера”, он составил протокол. А потом я слышала, как нашей комендантше работник прокуратуры сказал: “Что это за бумажки вы тут напечатали?” В общем, я так поняла, что квартплату с нас брали незаконно.
     Жильцы возликовали. Но торжество справедливости рикошетом прошлось и по ним. Следующими визитерами стали свирепые коммунальщики. Выяснилось, что дом 9, корпус 5, задолжал за отопление... один миллион восемьсот тысяч рублей. Утешало одно: топить хотя бы не перестали. Но и чинить не начали.
     Сегодня жизненно важные системы частного владения существуют сами по себе. Электропроводка время от времени горит, подвал заполняется водой, кровля течет, газ по трубам не проходит. Не так давно из старых коммуникаций хлынул кипяток; аварийные службы приехать отказались. В общем, полный суверенитет. И только куча мусора не признает границ и все уверенней подбирается к забору местного УВД.
     Цветные холмики видны из всех милицейских окон, но тут как раз полное взаимопонимание: милиционеры обилием мусора не возмущаются. Картину дополняет первый мигрант с “большой земли”. Это слесарь дядя Федя, который приспособил пустующий подвал под “сварочный пост”. Сам по себе Федя — существо безобидное и даже полезное: по договоренности с жильцами может и канализацию починить, и трубы поправить. Но его мастерская пугает людей не на шутку. Сыро в подвале, а он с электричеством, понимаешь...
     На втором году независимости гражданское самосознание пробудилось и у коменданта Воронковой. Она предложила народу освободиться от исторического наследия в виде мусорных куч. Причем по новой технологии: 300 рублей с квартиры за вывоз мусора плюс поощрительный приз в виде бесплатной самостоятельной погрузки. Венцом творческих идей г-жи Воронковой стал вопрос: а не хотите ли вы, господа, сброситься на зарплату коменданту? Но утомленные анархией “крепостные” отказались от всех рацпредложений. И тогда комендантша пошла ва-банк. Шесть пустующих квартир дома 9, корпус 5 она попросту... сдала. По словам обитателей пятиэтажки, в среднем за 100 долларов каждую.
     Но не это главное. Главное, что процесс пошел. Не исключено, что какой-нибудь следующий дом уже не продадут, а в карты проиграют. Или обменяют на борзых щенков. Говорят, они снова в моде.
    


    Партнеры