Путешествие искушенного желудка

Для тех, кто не желает путать божий дар с яичницей

16 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 212
  Батон сырокопченой колбасы, суп в пакетиках, тушенка — по первости стандартный набор счастливчика, вырвавшегося за границу, на простор цивилизации, ничем не отличался от завтрака туриста. О том, чтобы “проесть” билет в Лувр или пару модных кроссовок, еще лет восемь назад никто и помыслить не мог. Народ жаждал пищи духовной, жертвуя хлебом ради зрелищ. Теперь приоритеты изменились. “Рюкзаки” россиян, переступающих границу в направлении дома, “смердят” французскими сырами и забиты финскими консервами с медвежатиной и олениной.
    
     Не то чтобы мы потеряли интерес к культурному, историческому наследию государства, в которое держим путь. Просто кругозор нашего человека за годы странствий существенно расширился, любознательность вышла за умозрительные пределы, да и благосостояние возросло. Путешественники, сытые по горло традиционной экскурсионкой, с энтузиазмом и здоровым аппетитом отправляются в гастрономические туры. Застольные поездки за рубеж пока не получили широкого распространения, да и вряд ли когда количество желающих хорошо поесть затмит толпы обнаженных до купальных костюмов тел. К тому же пища, способная вызвать незабываемые (в хорошем смысле) впечатления, “несколько дороже” макдоналдсовских “разносолов”, и устроить себе подобную прогулку в состоянии далеко не каждый.
     В Москве нынче столько диковинных ресторанов, где подадут и котлету из крокодила, и отбивную из кенгуру. Но истинным гурманам не нужно объяснять, что настоящая уха особенно хороша, когда она приготовлена на костре прямо на берегу реки, а пальмовое вино вообще хранится всего несколько дней и не подлежит розливу в промышленных масштабах. А атмосфера! Увесистая свиная ножка с золотистой корочкой под свежее пивко и аккомпанемент задорного баварского фольклора в “Хофбройхаузе” в центре Мюнхена не сравнится с жалким аналогом в российском исполнении.
     Искатели неповторимых вкусов, как правило, начинают с Европы. Как известно, одними из лучших поваров в мире считаются французы, и Франция более других стран привлекает своими сложнопостановочными блюдами, изысканными винами и коньяками. Коли вы решились отведать Франции, не спешите в престижные рестораны Парижа. Провинциальные фермы и частные винные погреба — то, что доктор прописал: экономия денег и лучшие кушанья, как говорится, из первых рук. Знатоки утверждают, что знаменитые, жутко вонючие и необычайно пикантные сыры, видов которых в стране больше 300, лучше всего готовят в Нормандии и Бургундии. Бордо помимо красного вина славится фуа-гра. Ценители этого съестного символа Франции не гнушались “черновой” работы и, сглатывая слюну, с вдохновением принимали участие в приготовлении паштета из гусиной печени. Тут же уплетали за обе щеки (много, правда, не съешь — слишком жирно) и еще домой прихватывали, чтобы блеснуть перед родными своими кулинарными талантами. Прошедшее время здесь вовсе не случайно. С прискорбием вынуждена сообщить, что, судя по всему, в обозримом будущем, а то и еще дольше, не придется лакомиться сим деликатесом. Начало 2002 года любители природы отметили запретом его производства, опираясь на закон, карающий за издевательство над животными. Превознести блюдо до высот национального достояния не так легко. Ладно бы просто забивали птицу, а то ведь в буквальном смысле мучают гуся. Печень годится только увеличенная, для чего насильно пичкают животину. Но каков результат! Пальчики оближешь. На радость почитателям французской кухни, многочисленные изыски на фуа-гра не заканчиваются.
     Второе место по направлениям гастрономических туров россияне отдают Италии. Темпераментные макаронники-итальянцы, вопреки общественному мнению, не изводят свои желудки только лишь пастой и пиццей, они едва ли не большие гурманы, нежели лягушатники-французы. В Италии различия пристрастий в еде, в зависимости от места жительства, более ярко выражены, чем у их соседей. И понятие “региональная кухня” здесь гораздо нагляднее. Как от севера к югу солнце светит жарче, так и кушанья приобретают остроту. Как неаполитанцы и сицилийцы держатся особняком от обобщающего “итальянцы”, выделяя себя чуть ли не в обособленные народности, так же их кухня выбивается из основного национального меню. Если кьянти пьют по всей Италии, то салатом из красных апельсинов с солеными сардинами закусывают только на Сицилии.
     Стать знатоком достопримечательностей той или иной страны можно, ни разу не побывав в ней, для этого есть книги, фильмы, фотографии. Но познать национальный колорит через кухню, не вылезая из московских ресторанов, — это все равно что вместо купания в море плескаться в бассейне, пусть даже с соленой водой и искусственными волнами. Французский луковый суп — только во Франции, а необъятный венский шницель — в Австрии.
    


Партнеры