Ядро корейского персика

Сегодня — день всех влюбленных в Ким Чен Ира

16 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 298
  Сегодня весь северокорейский народ преисполнен пламенного восторга. Его Великому вождю, товарищу Ким Чен Иру, стукнуло 60 лет. Раскаты предъюбилейного неистовства догремели даже до Москвы.
    
     Отношение вождя, партии и масс в нашей стране можно уподобить персику, в котором есть ядро, косточка и мякоть. Спелая мякоть персика надежно охраняет косточку с ядром, дает ей созреть.
     (Из речей Ким Чен Ира)

    
     В посольстве на разговоры о том, как они будут отмечать праздник, оказались скупы. Сотрудник лишь процедил по телефону обещание “встретить день рождения Великого руководителя достойной работой”.
     Однако за пределами посольского забора корейские товарищи постарались и провели культурную экспансию. В бывшей “Ленинке” до начала марта открыта выставка, посвященная Северной Корее. Вывешены фотографии, живописующие бытие Ким Чен Ира: вот — горячее рукопожатие с Путиным, чуть ниже — “товарищ Ким Чен Ир лично руководит сталелитейным заводом”...
     Однако большую часть выставки занимают пейзажи с прелестями корейской природы. За картинами следит потертого вида служащий корейского посольства со значком на лацкане — естественно, портретом Руководителя. По случаю у корреспондента “МК” оказался значок с гербом России, который он захотел сменять на лик Ким Чен Ира. Но кореец был непреклонен.
     — А что, вы только пейзажи пишете? А почему у вас нет портретов Вождя? Я бы купил.
     Служащий стушевался и спросил, где я работаю. Пришлось соврать, что я сотрудник библиотеки...
     — Я должен спросить, — твердо ответил кореец. — Но это будет дорого стоить — 2000 рублей!
     Дожидаться раритета мы не стали...
     Кроме наглядной агитации северокорейцы издали на русском языке книгу о путешествии из Пхеньяна в Москву, “посвященную уважаемому и любимому руководителю корейского народа товарищу Ким Чен Иру по случаю его дня рождения”. “Я, — говорит в ней вождь, отвечая на вопрос ИТАР-ТАСС о своих хобби, — больше всего люблю идти в гущу народа и военнослужащих, проводить время вместе с ними. Интересуюсь, как живут и работают у нас жители и военнослужащие, забочусь о них, задушевно беседую и разделяю с ними горе и радость... И еще я люблю чтение и музыку...”
     В своей книге северные корейцы забыли написать, сколько неприятностей принес российским вояжерам бронепоезд их руководителя. За его причуды теперь будет расплачиваться Уральская железная дорога. На днях она проиграла судебный процесс семье Назаровых, которая опоздала в Москву на девять часов из-за перемен в расписании...

Развлечения под трибуной

     Даже не верится, что лет 50 назад маленький Ким был обычным ребенком. Режиссер Сергей Соловьев, который в ту пору жил в Пхеньяне вместе с родителями (его отец — Александр Соловьев — служил в силовых структурах и работал там по линии разведки), рассказал “МК” о том, в какие игры он играл с Чен Иром:
     — Мне было около пяти лет. Я помню, как меня намывали, наряжали в парадный костюмчик и везли на отцовском “Виллисе” в центр Пхеньяна на праздник. Скорее всего, это было 1 Мая или 7 Ноября, потому что на площади шел парад, и наши с Ким Чен Иром отцы стояли на трибуне. И вот в этот самый торжественный момент мы с Чен Иром оказывались предоставлены сами себе. Папы — на работе и на глазах у всего корейского народа, а мы — за трибуной. Весь этот официоз нас мало интересовал, потому что мы за трибуной играли в “пристенок” — это такая игра, когда монетки кидают в стенку. Так заигрывались, что все остальное пропускали мимо ушей. Думаю, что выигрывал все-таки я, потому что научил маленького Кима этой игре, а меня, в свою очередь, водитель отца — старшина Уваров...
     Детская игра с русским другом Сережей осталась в какой-то другой жизни. “Благодарный народ” после смерти своего “солнца” — Ким Ир Сена — сотворил нового кумира...

Миллион поцелуев в корзинке

     Судя по официальным пхеньянским сводкам, в этом году волна под лозунгом “День рождения Ким Чен Ира” накрыла практически все страны мира. Россию достойно представил полпред президента на Дальнем Востоке Константин Пуликовский, повидавший Руководителя еще на восточный Новый год. Он выказал “схожее понимание проблем международной жизни” (надо понимать, осудил антисоциалистические вылазки буржуазных наймитов), а затем вместе с Ким Чен Иром спел “Широка страна моя родная”. Говорят, вождь пел по-русски без акцента...
     Какой день рождения без подарков! Первым дал о себе знать Ясир Арафат. Он через своего посла в КНДР отправил Ким Чен Иру корзину с цветами. Корзинку отконвоировали из палестинского посольства в резиденцию вождя. Транспортировку лично контролировал один из руководителей Рабочей партии Кореи.
     Вождя поспешил поздравить и министр обороны Сирии Мустафа Тласс. Он со словами “день рождения Ким Чен Ира — это не только праздник для Северной Кореи, но и для всего народа Сирии”, вручил послу КНДР в Дамаске меч сирийской армии. К слову, на родине Мустафы Тласса подобная “игрушка” считается высшей наградой офицеру от военного руководства за особые заслуги перед страной. Несколько тысяч подарков, которые получит вождь на свой юбилей, будут сложены в огромную, высотой с 8-этажный дом, пагоду под Пхеньяном. Там находится Выставка международной дружбы, хранящая на своих стеллажах десятки тысяч сувениров, доставшиеся Ким Ир Сену и его сыну...
     В Северной Корее праздничные мероприятия начались еще неделю назад. Нет смысла описывать все их сценарные “прелести”. Достаточно сказать, что сейчас по всей Северной Корее проводится больше 30 различных фестивалей (начиная от фестиваля компьютерного дизайна и заканчивая конкурсом ораторского искусства с простым и ясным названием — “Хвалебная песнь, посвященная февральским праздникам и новой эре в нашей политике”).
     А главное “поздравлялово” пройдет в Центральном дворце культуры. К речам партийцев, безусловно, присоединится все прогрессивное человечество в лице тех же Арафата, сирийского министра обороны и т.д. и т.п. Не будет рядом с именинником только двух, пожалуй, самых близких людей — первой жены и старшего сына.

Зубная боль Руководителя

     В 1996 году свой 54-й день рождения Ким Чен Ир праздновал, мягко говоря, без особого настроения. Буквально за день до праздника вся страна узнала о бегстве его первой жены Сон Хе Рим в Сеул.
     Сюда еще прибавилось как гром среди ясного неба ЧП крупного масштаба — сотрудник северокорейской разведки бросился в российскую торговую миссию в Пхеньяне и попросил там политического убежища... Оба этих эпизода, подхваченные мировыми СМИ, несколько подпортили мнение о том, что “революционная деятельность товарища Ким Чен Ира развивается полным ходом”. В народе поняли, что вождь уже не во всем контролирует ситуацию...
     Вообще 96-й был богат на перебежчиков, число которых достигло тогда 100 человек. Причем многие из них были представителями пхеньянской элиты, включая сотрудников дипмиссии и разведки. За этот же период 1200 граждан Северной Кореи попросили политического убежища у России и Китая.
     Тем не менее именно исчезновение Сон Хе Рим могло иметь большее влияние на семью Кима, чем сообщения об остальных побегах. Хе Рим была актрисой. Вышла замуж за известного физика, а потом ее заприметил Ким Чен Ир и влюбился как мальчишка. Настоял на разводе и перевез красавицу к себе...
     В 1983-м, когда “любовь прошла”, Ким отправил Сон в Москву. После этого у вождя появилась другая жена, а Сон приезжала в Пхеньян только по особым случаям. Потом стало известно, что госпожа Сон переместилась на виллу неподалеку от Женевы, которую ей купил за 2 миллиона долларов бывший любящий муж... Теперь никто не может точно сказать, где она сейчас находится. Как и “наследник северокорейской империи” — сын Ким Чен Ира и Сон Хе Рим — Ким Чен Нам.
     Он не похож ни на своего “победоносного” отца, ни на “бессмертного” деда — капризный, своенравный, невоспитанный... Ким Чен Нам долгое время рос, словно инкубаторский цыпленок. До тех пор, пока отец не отправил его сначала учиться в Москву, а затем в Швейцарию. Поговаривают, что из Москвы “наследника” перевезли в Европу только потому, что мальчик как-то пожаловался “на слишком грязные московские туалеты”.
     Живя в резиденции отца, маленький Ким делал все, что хотел. Как-то у Чен Нама сильно болели зубы, и он категорически отказывался показываться доктору. Папа спросил его, что ему подарить, чтобы парень все-таки согласился “открыть ротик”. Мальчик ответил: “Машину, такую же большую, как и ты”. Зубки мальчику подлечили, но только после того, как папа презентовал ему “Кадиллак” темно-голубого цвета...
     Словом, наследник вырос далеким от идей чучхе и заветов партии. Возможно, именно поэтому, когда 1 мая прошлого года Ким Чен Нама задержали с двумя женщинами и четырехлетним мальчиком (предположительно, с ним были его сын, жена и няня ребенка) в токийском аэропорту с паспортом Доминиканской Республики, глава южнокорейской разведки заметил: “Это, безусловно, сын Ким Чен Ира. При задержании в Японии у него на руке были часы с бриллиантами. Он всегда любил роскошь и деньги больше всего на свете, что запрещено в Северной Корее”.
     После задержания в Японии сына Ким Чен Ира отправили в Китай. Оттуда уехал в Москву, а затем в Швейцарию. По информации южнокорейских СМИ, сейчас он находится либо в Гонконге, либо в Макао. О том, приедет ли Ким Чен Нам в свой родной Пхеньян, чтобы поздравить папу с днем рождения, южнокорейская пресса умалчивает...
    




Партнеры