Михалков без дураков

Наш специальный корреспондент Алексей ЛЕБЕДЕВ передает из Солт-Лейк-Сити

17 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 392
  ...Есть, что ни говори, в этом какой-то особенный кайф. Подрыхнуть — впервые за олимпийскую неделю! — целых восемь часов (больше, чем за предыдущие три дня, вместе взятые). Поняв, что все равно проспал уже все на свете, лениво выползти из мотельной комнаты на свет божий и опустить два “квотера” — это монеты по 25 центов — в пасть торгующего минералкой автомата. Вспомнить сакраментальное: “В пьянстве замечен не был, но по утрам жадно пил холодную воду”. Затесаться в консервную банку такси и, мысленно распрощавшись с тридцатью долларами (фиг с ним, с обедом, обойдусь сегодня, зато к Самаранчу почти не опоздаю), покатиться с горки прямиком в сторону Русского дома — там, у хлебосольных потомков эмигрантов времен Гражданской, Маргарет и Роберта Киреевых, гостит сегодня бывший глава Международного олимпийского комитета.
    
   
  С Хуаном Антоновичем, как называли и называют экс-президента МОК в России, пообщаться тет-а-тет, правда, не удалось. Да я и не планировал. Ну что достопочтимый маркиз может сказать по поводу не шибко удачного старта наших олимпийцев? А ведь именно эта тема нас с вами, согласитесь, нынче пуще всего занимает...
     Зато президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев, как водится, сама любезность. Сначала говорит о том, что у неудач подотчетных ему спортсменов — две основные причины: во-первых, невезение (“Ольгу Пылеву, например, от золотой медали на биатлонной “пятнашке” отделил один миллиметр!”), а во-вторых, полное отсутствие в России санно-бобслейных трасс, положим, или дорожек с искусственным льдом. Потом сетует, что на горных лыжах ему так пока и не довелось прокатиться: некогда все. А когда уже прощаешься с ним, сообщает, что вот-вот ему это удастся: приедет, дескать, Юрий Михайлович Лужков с Валентиной Матвиенко — тут и освоим олимпийскую тропу-то. Но пока мэра Москвы и вице-премьера российского правительства в Солт-Лейк-Сити не видно. Как и президента Белоруссии (и, кстати, главу тамошнего национального олимпийского комитета) Александра Лукашенко. Говорят, тому американцы просто не дали визу — и победами своей хоккейной дружины, вторые Игры кряду пробившейся в супервосьмерку, батька любуется по телевизору.
     Зато преспокойно взирает на олимпийские баталии воочию Никита Михалков — автор “Сибирского цирюльника”, известного даже двадцатилетним американским мисс, время от времени подлетающим к нашему киномэтру за автографами-фотографиями. Впрочем, кому развлечение, а кому работа, подумал я, заприметив знаменитого актера и режиссера на трибуне во время хоккейного матча между сборными Германии и Латвии. И решительным шагом направился к Никите Сергеевичу для интервью на спортивную тематику. Владимир Владимирович Юрзинов — спасибо ему — потеснился, Михалков не отказал...
     — И что вас сюда потянуло, Никита Сергеевич?
     — Как это — что? Такой накал страстей, как здесь, редко где встретишь! Ведь грань между победой и поражением в спорте порой необычайно тонка. Чего стоят хотя бы две секунды, отделившие нашу Ольгу Данилову от норвежской лыжницы Бенте Скари! Казалось бы, ерунда какая, раз-раз — и повернуться за это время не успеешь... А вот именно эти мгновения все и решают!
     — Драматургия — это понятно. А что, скажите, вам, человеку искусства, больше всего запомнилось здесь в эстетическом плане?
     — Конечно, принято, рассуждая о красоте в спорте, говорить, к примеру, о фигурном катании. Но я привык искать не там, где всем все очевидно, а совсем в других местах. Скажем, на хоккее. Ну вот хоть игра словаков с латышами, завершившаяся, если помните, вничью — 6:6, чем вам плоха?.. Очень надеюсь, естественно, и на российскую сборную. Верю в Вячеслава Фетисова. Без дураков...
     — А сами какими зимними видами занимаетесь?
 
    — Обожаю лыжи — как горные, так и равнинные. Правда, в последнее время часто стал практиковать футбол на снегу. И из-за этого времени на то, чтобы встать на лыжи, часто элементарно не остается... Еще играю в теннис — три раза в неделю. И зимой, и летом.
     — А на горные лыжи давно встали?
     — Нет, недавно. Мне безумно интересно это сочетание скорости и техники. И все это — на фоне потрясающей, как правило, природы. Техника, между прочим, в горных лыжах очень тонкая. Это не просто туда-сюда: тут телом своим надо владеть едва ли не в совершенстве...
     — Могли бы снять художественный фильм об Олимпийских играх?
     — Художественный фильм можно снять о любом явлении. Абсолютно. И Олимпиада — не исключение. Причем, что характерно, это может быть любой жанр — и триллер, и драма, и комедия, и трагедия, и детектив...
     — На Олимпиаде по-особенному чувствуешь гордость за свою страну?
     — Безусловно! Согласитесь, очень грустно, если поводом для объединения нации становится 11 сентября. Лучше, когда это олимпийские победы. Помните ведь, да: советские команды играли с канадскими, чешскими, шведскими — вся страна замирала...
     — Выходит, попытки сделать спорт национальной идеей имеют право на жизнь?
     — Нет, это наивное преувеличение. Никакой спорт в чистом виде не может существовать как объединяющая сила, если он не зиждется на культурной базе. Вы посмотрите: вот сходят люди с дорожек, полей, катков — и те, у кого в жизни больше ничего не было, попросту спиваются, гибнут... И когда губернатор или мэр говорит о строительстве стадиона, это, конечно, правильно, но при этом не надо забывать и о культуре! Без силы духа хорошо развитое тело — лишь оболочка.
     — Скажите, а вы — эмоциональный человек? Болеете как положено — с шумом-гамом-хлопками-кричалками?..
 
    — Нет, на людях я стараюсь сдерживаться. Но ведь внутри-то у меня — все кипит. А часто даже ловлю себя на мысли, что начинаю вести себя так, как сам не ожидаю.
     — А на площадке спортивной как себя ведете?
  
   — Исключительно азартно. Вялой игры, так называемого дачного тенниса, категорически не приемлю. Проигрывать просто ненавижу: во всем, чем занимаюсь, стараюсь выйти на хороший уровень...
     — А играете обычно на деньги или на интерес?
 
    — Какие еще деньги — искусственно подогревать себя не вижу смысла. Для меня ведь важна прежде всего победа над самим собой!
     ...Да, чуть не забыл: там, в Русском доме, познакомился я с еще одним очень интересным человеком. Прошу любить и жаловать: Николай Бажуков, двукратный олимпийский чемпион по лыжным гонкам (а вовсе не по биатлону, как мы давеча опрометчиво отрекомендовали его с чужой подачи). Первую свою золотую медаль он завоевал еще в 76-м, в Инсбруке, вторую — в 80-м, в Лейк-Плэсиде. “Очень здорово, — чуть не первым делом начал убеждать меня Николай Серафимович, — что в олимпийской лыжной программе появился масс-старт. Во-первых, это очень зрелищно. А во-вторых, тут важна работа не только мышц, но и головы. Тут ведь от тактической искушенности очень много зависит. И если взять первую гонку — “пятнашку” свободным стилем, то итальянки во главе со Стефанией Бельмондо наших девушек именно тактически переиграли!”
     А стоявший рядом с Бажуковым легендарный Вячеслав Веденин тем временем сетовал:
     — Эх, не верю я в сегодняшнюю нашу мужскую сборную! Какие-то они уже не такие... А все почему? Детские тренеры — они в большинстве своем виноваты. Работают только ради очередного звания, а в результате к пятнадцати годам спортсмен у них — как выжатый лимон. За рубежом вот не так. И потому я очень понимаю Михаила Ботвинова, перебравшегося в Австрию, — между прочим, был в свое время одним из немногих, кто его поддержал. Думаю, если бы он остался в России, мог бы бронзовую медаль здесь, в Солт-Лейк-Сити, и не выиграть. Я за него, кстати, очень порадовался...
     И я, признаться, тоже. Вот только очень хочется попоздравлять как следует и наших спортсменов. Есть, что ни говори, в этом какой-то особенный кайф!..
    


Партнеры