СОЛДАТА ЗАЛЕЧИЛИ В ГОСПИТАЛЕ ДО СМЕРТИ?

18 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 309
  Расследованием обстоятельств гибели 19-летнего солдата Алексея Баянова, скончавшегося в августе 2000 года в госпитале Бурденко, занялась Московская городская военная прокуратура. Родители военнослужащего подозревают, что их сын погиб по халатности медиков, а его внутренние органы были использованы... для трансплантации.
     Как стало известно “МК”, Алексей Баянов, житель подмосковного Видного, служил в одной из московских частей ФСБ рядовым-водителем. Он возил на служебной “Волге” высшее начальство. Нареканий в адрес Баянова никогда не было — машину он водил прекрасно.
     20 июля 2000 года, когда Алексей уже отвез своего шефа домой и как обычно погнал “Волгу” в гараж по Каширскому шоссе. Едва Баянов отъехал от Москвы, произошла авария — “Волга” на полном ходу врезалась в грузовик “Скания” (кто был виноват в случившемся, так до конца и не выяснили). Водитель грузовика не пострадал. Весь удар пришелся на солдата. Раненого отвезли в областную больницу Видного, где ему оказали первую помощь: вправили подбородок, наложили гипс на обе сломанные руки. Состояние больного было стабильным, и через три дня Алексея, как военнослужащего, решили отправить в военный госпиталь им. Бурденко, где 1 августа он неожиданно скончался. Официальный диагноз — острая язва и перитонит.
     Однако родители рядового Баянова считают, что их единственный сын погиб отнюдь не от язвы. Уже после похорон им стало известно, что в день смерти Алексею делали прокол (пункцию плевральной полости), и инъекционной иглой по неосторожности проткнули диафрагму легких, повредив печень. К тому же, по словам отца погибшего, Александра Баянова, когда в госпитале им выдали тело сына, у него... отсутствовала правая нога. По мнению Баянова-старшего, ногу Алексея могли использовать для трансплантации органов.
     Больше года Александр Баянов добивался возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников госпиталя. Он настаивал на эксгумации трупа и проведении тщательного расследования гибели его сына. Наконец Московская городская военная прокуратура, проведя предварительную проверку, возбудила дело. Пока, правда, не по статье УК “халатность”, а по факту гибели военнослужащего.
    


    Партнеры