“Левша”, где все правы

Сельский поп отбивает детей от бандитского влияния

18 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 313
  Зимой, по выходным дням, маленький домик отца Александра становится лыжной базой. Тинейджеры превращают кельи в раздевалки, оккупируют тесную кухню и трапезную.
     — Вдохнуть морозного воздуха на бегу — лучший допинг, — говорит 15-летний Игорь.
     — А ты пробовал другой? — спрашиваю я.
     — Пытался с друзьями травку покурить. Батюшка отучил.
     — И часто вы у него бываете?
     — Да круглый год. Но лучше всего здесь — летом.
    
...Летом территория Никольского храма в Лямцине Домодедовского района заставлена туристическими палатками. В 7 утра раздается зычный голос настоятеля храма Александра Трушина: “Подъем!” И из палаток выскакивает ребятня от 7 до 17 лет. Прочитав вместе с батюшкой утренние молитвы, дети повизгивают от удовольствия, выливая друг на друга воду из ведер. А потом дежурные бегут в деревянный домик — готовить на всех завтрак.
     От государственных детских оздоровительных лагерей он отличается тем, что бесплатный. А в бывшие пионерские лагеря, сохранившиеся при некоторых предприятиях области, путевки стоят дорого. Да и купить их можно при условии, если родители на этом предприятии работают.
     История православного лагеря “Левша” началась три года назад. Тогда в аэропорту “Домодедово” последовали массовые увольнения. Наступали летние каникулы. Родители, пережившие стресс и озабоченные поисками новой работы, смирились с тем, что их подрастающая поросль будет болтаться на улице. Вот и решил отец Александр собрать их под свое крыло. Свое предназначение служить Богу и людям он понимает конкретно. Благо есть храм: ни за аренду платить не надо, ни многочисленных разрешений у чиновников выспрашивать. Нужны только средства. Человек деятельный, он объездил многие предприятия, попросил у них помощи.
     — Откликнулись те, кто занимается малым бизнесом, — говорит батюшка. — Крупные предприятия любят жертвовать на крупные дела, чтобы потом рядом с вывеской можно было таблички о благих делах повесить...
     30 семей из Авиагородка отпустили своих чад в этот лагерь. Они верили в то, что при храме Божьем с ними ничего плохого не случится, и кормить детей здесь собираются как следует. Да и отец Александр — человек известный. Многие едут к нему за 15 километров, чтобы обелить душу.
     Необычным делом лагерь “Левша” был и для самого настоятеля. Тут надо не только доброе сердце, но и навык иметь. И не справиться одному с такой ордой. На помощь ему пришли педагоги, согласившиеся поработать с детьми, как говорили раньше, на общественных началах. Вместе они составили расписание труда и спортивных занятий.
     Очень скоро выяснилось, что ребята практически ничего не умеют и не приспособлены к жизни. Наступил как-то подросток на гвоздь, и один из юных “Шварценеггеров” рухнул в обморок от вида крови. А обычный костер ребята пытались разжечь больше двух часов. Пришлось попросить поработать в “Левше” и врачей, и скалолазов. Они научили детей оказанию первой медицинской помощи пострадавшему, способам выживания, когда остаешься с природой один на один. А потом провели еще и конкурсы на лучшее освоение пройденного.
     Мальчишки и девчонки плавали в пруду, играли в волейбол, пропалывали церковный огород и помогали восстанавливать храм.
     — Я раньше думал, что это дело стариков и старух, — признается восьмиклассник Роман. — А как попал в лагерь, выучил весь Молитвослов. Отец Александр не только молится с нами, но и беседует. Я все время спрашиваю его советы по жизни.
     Не одними душещипательными разговорами занимался настоятель храма в лагере. Ребятне нужна сильная мужская рука, которой в женских школьных коллективах они не чувствуют. Начальник “Левши” установил строгую дисциплину и режим, выдвинул требования: не пить, не курить, не употреблять наркотики, не играть в карты, не жевать жвачку.
     — От всего было легко отказаться, кроме жвачек, — рассказывает десятиклассница Татьяна. — Тут мы соперничали с малышней и обманывали нашего “начальника”. Родители привозили, баловали нас.
     — А как вы скрашивали свои вечера? — поинтересовалась я.
     — По вечерам у нас были крестные ходы вокруг храма. А потом мы сидели у костра, разучивали и пели народные псалмики вместе с матушкой Еленой. Она играет на гитаре.
     Месяц пролетел незаметно. Уехали дети. А через несколько дней стали возвращаться обратно и просить батюшку продлить работу лагеря на все лето. Взвалил обузу отец Александр на все лето и нес не один год. Даже деньги, предназначенные на восстановительные работы, кинул на “Левшу”. Впрочем, удивительного в этом ничего нет. Первые скаутские отряды в России, как известно, тоже организовывались под патронажем церкви — еще той, досоветской.
     — Мы просто боимся работать с детьми, — сделал вывод настоятель Никольского храма. — Родителям легче посадить ребенка перед телевизором, а учителю — наорать на него...
     Отец Александр сам когда-то учился в школе, служил в армии. Он был тренером по борьбе в морской пехоте. Что значит спорт для детей, он хорошо знает. Но жизненный опыт священника может быть только в помощь ему, а не доминантой. Поэтому единоборства в лагере запрещены, поскольку, по мнению батюшки, они вызывают агрессию в человеке. А уж все остальные состязания приветствуются. Он и сам может заменить тренера, когда его нет.
     Сейчас двор храма заполнен штабелями бруса. Первое, на что пойдут они, — на воскресную школу. Она тоже есть, но выездная, и тоже называется “Левша”. Но в воскресной школе при храме будут открыты спортивные секции. В проекте предусмотрены и раздевалка, и кухня, и трапезная для ребят.
     Парни и девушки, побывавшие в “Левше”, во многом изменили свои взгляды на жизнь. И они решили послужить людям. Пятеро поступили в медицинские училища. Они хотят бороться с наркоманией в районе, лечить старых и неимущих.
     Будущим летом лагерь “Левша” из-за строительных работ переместится на территорию местного храма в село Кутузово. Если, конечно, руководители предприятий подумают о детях, как сельский поп Александр, а не о суете сует...
    


Партнеры