Минздрав поздно спохватился

19 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 407
ПОНЮХАЛА — УМЕРЛА... И ТАК ПЯТЬ РАЗ
     “Адриенна Лекуврер”. Опера Франческо Чилеа по драме Эжена Скриба и Эрнеста Легуве. Большой театр. Дирижер Александр Ведерников.
   
  Снова после “Силы судьбы” спектакль взят напрокат — на этот раз у театра “Ла Скала”. Опера пройдет пять раз в текущем сезоне, и если окажется кассовой, то будет перенесена на следующий.
     Страшно запутанный сюжет, разобраться в котором не поможет ни электронное табло синхронного перевода, ни синопсис в программке, повествует о реальном лице — трагической актрисе “Комеди франсез”, в прозаической реальности скончавшейся от дизентерии, а согласно красивой легенде — отравленной коварной аристократкой.
     Поначалу герои очень смешно передают таинственные записки не тем, кому они предназначены, выдают себя за других и, опустив вуали, не узнают друг друга. Но в конце несчастная Адриенна понюхала отравленные фиалки, сошла с ума и умерла. Так что действие удивительным образом смодулировало от приколов “Женитьбы Фигаро” к жути “Царской невесты”. А по сути оперная интрига абсолютно традиционна: любовные интересы сопрано и меццо нешуточно замыкаются на одном теноре. Все это происходит в бесподобных декорациях Паоло Бреньи, богатых костюмах Луизы Спинателли и пафосных мизансценах режиссера Ламберто Пуджелли.
     Впервые после вступления в должность главного дирижера ГАБТа маэстро Ведерников показал себя в премьерном спектакле. И хотя он не явил чуда и даже в первом акте банально не справился с балансом, заглушив солистов, в целом продирижировал убедительно. Партитура Чилеа, возможно, недотягивающая до гения Пуччини и выразительности Масканьи, в его интерпретации оказалась вполне адекватной духу итальянского веризма: в меру психологична и без меры красива.
     Хорошее впечатление производят исполнители второстепенных партий — Массимилиано Гальярдо (Мишонне) и Марат Галиахметов (Аббат) — оба не из Большого театра. Солисты ГАБТа — Леонид Зимненко (Принц), Ирина Долженко (Принцесса) и Всеволод Гривнов (Морис) показали соответствие обычной средней планке нынешнего состояния оперной труппы. Странным показалось приглашение на заглавную роль румынки Нелли Миричоу. Певица явно миновала пик своей вокальной формы. Но зато в драматических фрагментах, где героиня не поет, а говорит, она была эффектна, как сама убиенная Адриенна.
ВРЕДНАЯ ПРИВЫЧКА УСПЕЛА МНОГОЕ НАТВОРИТЬ
     “100 лет с огоньком. Курение и курильщики в изобразительном искусстве ХХ века”. Выставка. Галерея “Ковчег”. Ул. Немчинова, 12. До середины марта.
     Курить вредно. Курить надо бросать. Как Андрей Белый, предположим. Вывел себе “кривую курения” и каждый день отмечал, сколько папирос выкурил: “24 августа 1933 года — 6 с половиной папирос; 25-го — 6; 24-го — уже 5...”. А начинал — с пятидесяти.
     Нет, сейчас курить бросить легче. Что курим-то? То далекий американский штат, то вообще непонятные никому аббревиатуры. Вот раньше курение — это была целая культура. Папироска в руке смотрелась шикарно. Цигарка в углу рта — признак мужественности. Томные дамы в вуалях неизменно держали в тонких пальчиках длинные мундштуки с папиросками.
     Название папирос звучало как песня: “Эх, отдай все”, “Ванька-встанька” и даже “Ой-ой-ой-ой”. Заядлый курильщик Андрей Белый отдавал предпочтение папиросам “Таис”, названным так в честь древнегреческой куртизанки. А как вам такое: папиросы “Марс” фабрики “Стамбул”?! Картинки на папиросных коробках не только манили в дальние страны, но и представляли собой произведения искусства. Эти коробки, а также множество картин, акварелей, эскизов, спичечных этикеток собраны сейчас в галерее “Ковчег”, которая таким вот образом решила подчеркнуть одно из явлений искусства прошлого века.
     Организаторы выставки ни в коем случае не занимаются пропагандой табакокурения. Они просто констатируют факт, что тема эта прошла красной нитью через весь ХХ век. И оставила о себе множество воспоминаний, в том числе редчайших.
     Ну где еще можно увидеть выпущенную в 20-х годах папиросную коробку с контурами Мавзолея, поверх которого игривым шрифтом выведено... “Ларёк”. Или папиросы “Репка” с красноармейской буденовкой, производившиеся тогда же? И как не подумать о судьбе художника Лепешинского, в мрачные 30-е написавшего жутко крамольную для тех лет картину, где Сталин с трубкой, а в углу Ленин, скрюченный так, как будто ему срочно надо по нужде. Организаторы вытащили ее на свет из маленького музея, который существует в памятном “Доме на набережной”.
     Выставка на самом деле уникальна. И тем, что участвуют в ней только отборные вещи, и тем, что они скрупулезно были отобраны в очень многих местах — начиная от Музея Маяковского и театрального имени Бахрушина и заканчивая Музеем общества “Мемориал”, предоставившим в экспозицию произведения репрессированных художников, а также частными коллекциями. В том числе знаменитый Александр Васильев, проживающий в Париже теоретик моды, прислал на выставку серию фотографий звезд европейского кино 20—30-х годов и раритет — полную коробку папирос “Makaroff”, выпущенных эмигрантами первой волны.
     До галереи “Ковчег” добраться на самом деле просто. От метро “Тимирязевская” трол. 47, 56, 78 до остановки “Гостиница “Молодежная” и три минуты пешком.
МАЭСТРО БРОН ПРОБИВАЕТ БРОНЮ
     Знаменитый педагог-скрипач Захар Брон впервые после 15-летней изоляции от России приезжает в Москву по приглашению Центра музыкального искусства “Классика”, чтобы с 22 по 28 февраля дать серию мастер-классов и единственный концерт в Рахманиновском зале консерватории.
 
    Захар Брон преподавал в Новосибирске. Среди его самых знаменитых воспитанников — мировые суперзвезды Максим Венгеров и Вадим Репин. Непризнанный в родном отечестве, Брон покинул Россию и обосновался в Кельне, где создал собственную уникальную школу скрипичной игры. Его ученики составляют бешеную конкуренцию коллегам на всех престижных скрипичных конкурсах. Количество победителей сенсационно: Брон воспитал 120 лауреатов международных музыкальных соревнований. В конце прошлого года Президент России подписал представление Захара Брона на звание народного артиста. И несмотря на то что в отечественных музыкальных кругах до сих пор существует непробиваемая броня замалчивания заслуг выдающегося педагога, маэстро все же приезжает в Москву со своими четырьмя учениками.
КОВРОВЫЕ ИЛЛЮЗИИ НА ФОНЕ КОМПРОМАТОВ
     Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова (ул. Земляной Вал, д. 57, стр. 6).
     Проект “Иллюзион”.
  
   С конца января в Музее и общественном центре Андрея Сахарова начал действовать проект “Иллюзион”, призванный, по замыслу его создателей Фесенко, Прудникова и Малышевой, развеять иллюзии о жизни советского общества, которые в огромном количестве тиражировали кинематограф и партийно построенные СМИ. На ковровых дорожках, вывешенных на стенах, помещены плакаты, фотографии и кадры из фильмов, восхваляющие достижения компартии, социализма (далее — по списку).
     Выбор ковра как носителя не случаен. Ковер равно, как и золото, хрусталь, был одним из главных вещсимволов того времени, его иллюзорного благополучия. А репродукции на коврах — своего рода окна, через которые мы заглядываем в советское “Зазеркалье”. Почти все экспонаты датируются довоенными годами, и вовсе нет сведений о времени хрущевской оттепели или о перестройке. А именно в те времена одни идеологические установки сменялись другими, создавались новые герои и низвергались кумиры.
     Мнение по поводу увиденного у каждого посетителя свое. Люди старшего поколения относятся ко всему увиденному иногда с иронией, иногда — с неодобрением. Ну а молодежь покупается больше на интерьер выставочного зала: в советские годы в нем был гараж, и новые хозяева оставили кирпичную кладку стены нетронутой, с которой удачно сочетается наше ковровое прошлое. Впрочем, сегодня при любви к мифам и легендам, когда в разгаре война компроматов, борьба за влияние на СМИ, не пора ли готовить новый “Иллюзион”?
     Выставка работает до 20 марта. Вход свободный.
    


    Партнеры