Фигурный треугольник

Илья АВЕРБУХ против бывшей партнерши Марины АНИСИНОЙ

19 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 411
  ...Я не нервная. Среди друзей слыву человеком достаточно уравновешенным. Но когда Лена Бережная с Антоном Сихарулидзе поднялись на пьедестал вместе с Сале — Пеллетье, вся моя уравновешенность полетела в тартарары. Почему-то скукожился желудок. Когда же Лена с Антоном запели гимн, я вспомнила, как утром Лена говорила о том, что ее преследовало все эти дни чувство беззащитности...
     Чтобы не сбиться на пафос, расскажу старый анекдот. Отец отправляет сына-дебила в магазин: “Купишь молоко и хлеб. Запомни: два предмета — два!” Тот возвращается с зубной щеткой. Отец: “У, дебил! Я же сказал: два предмета! Где паста?”
     Так вот, в фигурном катании — четыре вида. Судьи это, в отличие от героев анекдота, знают хорошо. И знают, что результаты одного вида, как это ни странно для нас, влияют на результаты другого. Скандал в парном катании непосредственно связывали с тем, что будет происходить в танцах. Как будто Бережная — Сихарулидзе выигрывают в обмен на победу французов Анисиной — Пейзера в танцах. Напряжение, выпавшее на долю всех танцоров, было очень велико. Вы, в отличие от меня, возможно, уже знаете, чем закончилась произвольная программа. Я же только что видела фантастическое выступление Ирины Лобачевой — Ильи Авербуха с оригинальной программой.
     — Это лучшее выступление в нашей жизни! — сказал Илья, чуть отдышавшись. — Мы еще никогда в жизни не получали на международных турнирах оценку “6,0”. После чемпионата Европы мы проанализировали все ошибки. И теперь готовы к соревнованиям.
     — Вы знаете, кто из судей поставил “шестерку”?
     — Да, польская судья. Я бы хотел ей сказать “дзенкуя барзо”. Ведь это случилось не где-нибудь, а на Олимпиаде.
     — К сожалению, на Олимпиаде случилось и другое...
     — Да... Одно ясно, что нам нужно учиться тому, как бороться за своих. Вспомните прошлый год — когда у Сихарулидзе с Бережной буквально отнимают медаль, и мы все — не только журналисты и зрители, начинаем искать причину. “А те вроде сильней катались, больше улыбались, уверенней себя чувствовали...” То есть сами же своих еще и додушиваем. Научиться вот так же, как канадцы и американцы, оголтело биться за своих, нам надо точно.
     — Вы не могли не знать, что происходит, и что это связывают с танцами. Судя по потрясающе красивому выступлению, вам удалось сохранить внутреннее равновесие.
     — Да, мы постарались абстрагироваться — потому что нам это действовало на нервы. С одной стороны, без меня меня женили... Но с другой — я вам скажу, что все эти домыслы о том, что кого-то двинут сюда, а кого-то — туда, были всегда. Поэтому мы попытались просто уйти от этого...
     — Но выступать под грузом...
     — Мне было, наоборот, легко. У меня есть свой раздражитель — Марина Анисина, и мне после нее хотелось кататься так, чтобы ни у кого не было никаких вопросов. Когда мы все практически завершаем выступления — ну, может, еще на чемпионате мира в следующем году выступим, и подошли к своему пиковому турниру — Олимпиаде... Хотелось (пусть не в оценках, не в судействе — мы понимали, что здесь нет особых вариантов), в катании хотелось их переиграть...
     — Анисина выступает в роли раздражителя как бывшая партнерша?
     — Да, поэтому, и еще влияет то, что она — лидер. Я должен обыграть лидера. Хотя вторым быть легче на самом деле, я это понимаю. И мне психологически было легче, чем ей. Конечно, нам сложно будет рассчитывать на первое место завтра, но мы сделаем все, что в наших силах. Наше дело — прокататься так, как сегодня, и чтобы мы выиграли без протестов. Но если мы останемся вторыми — будем счастливы, потому что, сами понимаете, при такой ситуации — это здорово.
     — Итальянцы сказали, что удивлены, что после обязательного танца судьи поставили их на третье место — мол, у всех были ошибки.
     — Действительно, была небольшая шероховатость у французов, у канадского дуэта. Больше я не видел — и за собой что-то не замечал. Но могу сказать такую вещь: обязательные танцы, которые нам достались здесь, — страшно устарели, им уже больше 25 лет. Это все равно что сегодня бы одиночникам сказали — прыгайте все тройной тулуп, с которым много лет назад можно было Олимпийские игры выиграть. И все бы сравнивали: кто ровнее летит, кто выше... Эти танцы уже устарели морально: на них ничего невозможно показать — класс, уровень...
     — А оригинальный танец, за который вы получили столь высокие оценки, дает эту возможность?
     — Да, идея того, что все катаются под одну и ту же музыку, раскрываются, если можно так сказать, в одинаковых условиях, — это здорово. Можно сравнить. Вот мы выйдем в произвольной программе — итальянцы будут веселиться, а у нас совершенно другое направление, драматическое. Одному это нравится, другому — то. Тут уже полное разнообразие вкусов, и тут уже каждый судья будет лупить свое. В оригинальной программе — конкретное задание: покажите себя, сделайте, например, из себя испанца. Я бы даже оригинальный танец поднимал выше по сути своей, чем финал. Потому что произвольный — это кому что удается и нравится. И уже тяжело сравнивать — уже почва найдена для судейских вариантов.
     ...Ну, что касается почвы, то это болото. Которое теперь, как ненасытная чавкалка, будет засасывать и засасывать новые жертвы. Только что в пресс-центре активно заговорили о том, что американская пара Киоко Ина — Джон Циммерман, занявшая пятое место вслед за Татьяной Тотьмяниной — Максимом Марининым, тоже подает протест. Потому как русские выиграли одним голосом. Догадайтесь, каким. Американцев, по иронии судьбы, тренирует Тамара Москвина, она же — тренер Бережной — Сихарулидзе. Театр олимпийского абсурда процветает.
     ...И все же. Знаете, в день рождения своих сыновей-двойняшек Ольга Данилова выиграла золотую медаль. В день рождения Татьяны Тарасовой на верхнюю ступеньку пьедестала поднялся Алексей Ягудин. В день финала танцев на льду у Иры Лобачевой — тоже день рождения.
     Может быть, черт болота не боится и рискнет пошутить?
    


Партнеры