Пепел и кости

Работники крематория “выкинули на помойку” сотни трупов

20 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 737
  Дело, заведенное еще в ноябре прошлого года в полицейском участке города Ноубл, в штате Джорджия, когда один из местных жителей обнаружил в окрестностях крематория “Три-стэйт” часть расчлененного трупа, так и осталось бы “бездоказательным”. Тогда местные копы лишь растерянно разводили руками. Оперативной группе не удалось найти каких-либо фактов, имевших отношение к этой жутковатой находке. Несколько дней назад благодаря любопытной собачке история с трупом нашла свое чудовищное продолжение...
    
     Женщина, мирно выгуливавшая свою собачку неподалеку от крематория, заметила, что предмет, выкопанный ее любимицей, — не что иное, как человеческий череп! Перепуганная дама бросилась набирать 911. Этот звонок завершился беспрецедентной мобилизацией к месту находки полицейских сил. Прочесали сначала прилегающую территорию, затем — уже сам крематорий. Результат превзошел все мыслимые ожидания: из нелегальных могильников возле “Три-стэйт” извлекли 50 трупов. Позднее эта цифра увеличилась до 97 — в подсобках крематория тоже нашли останки. В конце концов главный судмедэксперт Крис Сперри сообщил, что общее количество обнаруженных тел превышает две сотни. И это еще не все.
     “Мы сняли только самый верхний слой почвы, — заявил Крис Сперри. — В каждой из “братских могил” находится до тридцати мертвых тел. И по меньшей мере пять было обнаружено в окрестных лесах”. Из останков, извлеченных на поверхность, лишь 16 удалось опознать. Установить личность остальных местная полиция надеется при помощи дантистов, которые готовы представить сведения о своих пациентах, скончавшихся в последнее время. Хотя это будет довольно сложно, поскольку тела пролежали в земле от нескольких месяцев до 15 лет!
     Выяснилось, что на 729 крематориев, расположенных в штате Джорджия, есть только два инспектора по надзору за их работой. “Три-стэйт” ни разу не проверялся за все время его существования. “Мы его никогда не инспектировали, потому что он работал только с похоронными бюро, — сообщил Гари Макконнелл, директор агентства по чрезвычайным ситуациям штата Джорджия. — Теперь нам известно, что вместо праха покойных клиентам выдавали в урнах древесный уголь и цемент”. В “Три-стэйт” поступали тела примерно из 30 похоронных бюро 25 населенных пунктов в Джорджии, Теннесси и Алабамы!
     Еще в субботу под арест попал Рэй Брент Марш, 28-летний сын владельца крематория. Молодой человек был фактическим хозяином “дома вечного покоя” — его отец уже пять лет как прикован к постели тяжелой болезнью. Отец и мать Рэя Марша жили в буквальном смысле на костях. Вряд ли они знали о том, что их сын подсовывает клиентам древесный уголь и цемент вместо праха почивших близких.
     К тому моменту, когда Марш-младший был заключен под стражу, полицейские откопали в сарае, примыкающем к зданию крематория, более 80 тел и фрагментов тел. “Какого-либо рационального логического объяснения этому нет! — доктор Крис Спэрри не скрывает своих эмоций. — Я пытался разобраться в случившемся, но понял, что это бесполезно. В этом нет никакого смысла”.
     Однако Рэй Марш попытался убедить всех, и в первую очередь следователей ФБР, в том, что подоплека его странного поступка довольно проста. На первом же допросе он заявил, что печь, предназначенная для кремации тел, вышла из строя. Бизнес не мог простаивать, поэтому, мол, и пришлось всучивать безутешным родственникам фальшивый прах. Тем не менее Марша отпустили домой под залог в 25 тысяч $ уже в субботу, а в понедельник его арестовали во второй раз и почти сразу же предъявили обвинения по более чем 11 пунктам.
     Лиза Кэш, как и сотни других обманутых родственников, не скрывает своего негодования. Она не может поверить в то, что кто-то смог попросту выкинуть тело ее усопшей матери Нормы Хутон гнить в куче с другими человеческими останками. В конце прошлого года согласно желанию 55-летней матери Лиза приняла решение о ее кремации. На днях тело Нормы Хутон было найдено в одной из “братских могил” рядом с крематорием. “Когда мои дети (они еще школьники) спросили меня, как это возможно, мне ничего не оставалось, как сказать им, что нас попросту обманули”, — с горечью говорит Лиза Кэш.
     Во всем штате Джорджия объявлено чрезвычайное положение. Сотрудники природоохранных организаций проводят исследование воды в местных реках, а копы продолжают откапывать новые и новые тела. Им предстоит обыскать всю принадлежащую Маршу территорию — около 6,5 гектаров.

* * *

     Прокомментировать “могильный” скандал в США мы попросили наших, столичных ритуальщиков, которые, как оказалось, с профессиональным интерсом следят за развитием событий в Джорджии.
     — Это из ряда вон выходящий случай, — негодовали все руководители столичных крематориев, кому мы сумели позвонить. — Это нарушение не только человеческих и морально-этических норм, традиций, но и договора с родственниками. В Москве такого просто быть не могло. И никогда не было!
     Во-первых, потому, что работу крематориев строго контролирует правительство Москвы. Во-вторых, уж чего-чего, а недостатка в печах для кремации в столице нет. И если ломается одна (а это, как утверждают специалисты, бывает редко), всегда есть запасная. Всего же в Москве 12 кремационных печей.
     Но главное — не только в предусмотрительности и контроле властей. Главное — в том, какие использовать печи. А они в Москве, говорят наши специалисты, “самые лучшие”. Не корейского, не американского и уж тем более не китайского производства, а отечественные и английские. Англию в качестве поставщика выбрали не случайно.
     — У нее не только отменное качество оборудования, но и чуть ли не самые древние ритуальные традиции. У англичан есть даже своя академия крематоров, — рассказал корреспондентам “МК” Николай Жуков, гендиректор компании, специализирующейся на диагностике аварийных ситуаций, большой знаток крематорского дела.
     По его словам, ресурс московских печей — от 3,5 тысячи до 25 тысяч “объектов”. И как только печь свой ресурс выработает, ее или выбрасывают, заменяя новой, или капитально ремонтируют. Не говоря уже о профилактических осмотрах и ремонтах, которые в столичных крематориях проводят регулярно. Кстати, определить, когда печь “сдохнет”, хороший спец может даже по... ее трубе.
     Наши ритуальщики со скепсисом относятся к напыщенным американцам — большим любителям показать миру свои красивые гробы и ритуалы. На деле с крематориями у них все не так красиво, как в кино. Ну, да не будем об этом. Ведь в конечном счете все упирается в самое бренное — деньги. И в том, что американский крематор не смог купить себе новую печь, нет ничего удивительного. Самая простая и дешевая стоит от $100000 долларов. Более “производительный” образец — от $200000. А если к печи прибавить еще и очистные сооружения (которые в Москве по закону надо ставить обязательно), смело умножайте сумму расходов на три.
    



    Партнеры