Безбожный поцелуй

В семинарии не только звонят, но и “стучат”

20 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 899
  Все это здорово походило на “Крейцерову сонату” Толстого. Поезд, вечер, два пассажира. Неизменный русский разговор о том, о сем. О чем же? На этот раз о семинарии. Да и электричка подходящая — из Сергиева Посада... Один говорит, другой слушает. Тому, который говорит, на вид лет двадцать...
     “Я коренной москвич, верующий. С детства мечтал стать священником. Окончил школу в Измайлове. Поступил в Сергиево-Посадскую семинарию. Первые впечатления были изумительны — вокруг все верующие, иноки, священники, друзья. Хочется всех обнять, расцеловать, хочется славить Бога на гуслях! А потом — как головой об стену — начало семинарской жизни. Кто из семинаристов был после армии, рассказывали, что там так изощренно не унижают...
     Конкретно? Ну, достаточно сказать, что система доносительства является нормой и всячески поощряется. За доносы хвалят и привечают. На каждого студента имеется карточка, где фиксируется его поведение. Скажем, если приходится по какому-то поводу писать объяснительную, то значит, ты уже ненадежен для церкви. Дальше — больше. Вся информация о тебе фильтруется и после окончания семинарии пересылается в епархию, откуда семинарист был направлен. Там она пожизненно хранится и может быть извлечена в любой момент — чаще в качестве “компры”.
     И все время одно и то же: “Семинаристы, вы должны исполнять послушание. Должны быть послушны во всем”. Есть у нас такая зловещая фигура, как отец Савва Базюк. Он сам украинец и собирает вокруг себя одних украинцев. Русских они презирают и считают, что в скором времени Русская церковь будет управляться из Украины... Келейник Базюка Самойлюк, дежурный помощник, придирается буквально ко всему. Другой его ставленник — дежурный помощник Павел Гайдаренко, закончивший семинарию и с трудом поступивший в Академию, следит за студентами, когда они отдыхают, и если заметит что-нибудь, что не вяжется с регламентом, тут же бежит стучать Базюку.
     Проблема голубизны? Как же не существует, еще как существует! У нас несколько помощников, которых студенты подозревают в содомии. К примеру, отец Михаил Порей, монах. Он давно при семинарии живет, и у него свое сложившееся окружение. Есть также дежурный помощник Петр Корабельников, мирянин, за тридцать лет, не женат. У него такие повадки, что Боря Моисеев рядом не стоял. У него даже голос какой-то голубой. Отловит тебя в коридоре, прижмет: “Ну что-о, Василек, ка-ак дела-а?”
     Есть у нас регентская школа для девушек. Ее специально создали, чтоб семинаристы по завершении учебы могли выбрать себе невесту — непорочную и православную. Так вот, их там тоже третируют. Девчата рассказывали, что им запрещают носить белые колготки, только черные! После исповеди отчитывают, дескать, почему ходите к молодым иеромонахам в семинарский храм и соблазняете плотскими грехами? Следящая за ними дежурная Вера Сергеевна Павлова, словно цепной пес, чуть что — сразу на ковер. Выпытывает, почему такая-то остановилась и разговаривала со студентом? О чем разговаривала? Сколько раз встречалась? Не целовалась ли или еще чего хуже? Если не дай Бог поцеловалась — сразу гонения, вплоть до отчисления. У этой Веры Сергеевны есть брат Павел Сергеевич, завскладом. Он настолько довел студентов своим маниакальным террором, что те вынуждены были писать обращение на имя Патриарха.
     Говорите, ваши друзья знакомы с отцом Мелетием? Поздравляю! Это редкий специалист по порче нервов. Нечаянно опоздаешь на трапезу, а он тут как тут: “Почему вы опоздали? Что значит — почему я спрашиваю? Это вы, как жид, отвечаете мне вопросом на вопрос... И если хотите проблем, они у вас будут!” А бывшего инспектора, ныне зав. библиотекой, отца Всеволода, ваши друзья не знают? Зря, редкий пастырь! Иногда стоишь на молитве, усталый после разгрузки бревен, расслабишься, тут он к тебе сзади подкрадется и на ухо так нежно-нежно: “Че ноги расставил, яйца мешают, да?”
     Нет, спортом мы не занимаемся, какой там спорт! С огромным трудом выбили волейбольную сетку, да и ту приказали снять. Не Божественное это занятие, оказывается, руками махать. А еще у нас студента отчислили за то, что воду в туалете не спустил. Скандал был страшный. Ректор даже всех собрал в зале и полтора часа распространялся о том, как нужно вести себя в туалете. А вы говорите — блаженный Августин, Ориген, Флоренский, Мень... Главное в семинарии — скудость, тупость, скупость и порядок, да еще повсеместное “стучалово”. Не знаю, по-моему, семинария не то что не прививает любовь, а напротив — убивает всякое желание служить Богу”.
     Электричка подъезжала к Москве, столице “сорока сороков”. После всего услышанного пришла вдруг в голову кощунственная мысль — вера в России — есть фрагмент архитектуры. Не будет храмов — кончится вера...
    


Партнеры