Крест на них есть!

У врачей “скорой” инструкция: чай-кофе не пить, в руки ничего не брать, на “благодарность” не намекать

22 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 264
  “Скорая помощь” — это не только телесериал, который опять с удовольствием смотрят по вечерам люди. “Скорая помощь” — это, как ни крути, наша жизнь. Вот почему туда, в машину с красным крестом, всегда неудержимо тянет репортеров.
     С одной стороны, к работе врачей самой оперативной медицинской службы у москвичей найдется немало претензий. С другой — надо хотя бы однажды посмотреть на эту самую работу изнутри, чтобы понять: врачу “скорой” не позавидуешь. Зарплата мизерная, нагрузка колоссальная. Да просто опасно работать! Медиков избивают, им угрожают, несколько дней назад очередной наркоман отобрал у врача в подъезде наркосодержащие препараты. Не забыли врачи и случай, когда их коллегу облили кислотой прямо в дверях квартиры пациента, да так, что разъело все лицо. А на другого врача “скорой” набросились с ножом.
     Все прелести этой профессии репортер “МК” испытал на своей шкуре, поездив в качестве подсобной рабочей силы с одной из бригад.
   
  Вызов первый — у человека плохо с сердцем. Приезжаем через 14 минут. “Повезло ему, — говорит врач, старший в бригаде. — В момент вызова машина была свободна, да и абонент попался толковый — четко назвал адрес, телефон, номер подъезда, код. Слава богу, исправен домофон, не придется торчать у входа, пока кто-нибудь не выйдет на улицу. И доехали быстро, без пробок, даже сирену не включали. Так что давай, заходи в подъезд”.
     Я сильно волнуюсь: вдруг сейчас, прямо на моих глазах умрет человек?
     — Так быстро не умирают, — успокаивают меня медики. — Ты смотри, веди себя осторожно.
     — В каком смысле? — не понимаю я.
     — В прямом. В руки ничего не бери, если будут чай-кофе предлагать, не вздумай соглашаться. А то потом хлопот не оберешься — люди-то разные попадаются.
     Люди нам попались весьма приличные. Пожилую женщину осмотрели, сделали кардиограмму, все полагающиеся уколы, отругали, что три дня не обращала внимание на прихватывающее сердце. От кофе отказались, пожелали жить долго и счастливо и уехали.
     — А почему в руки-то ничего брать нельзя? — вспомнила я. — Вы же чашки из дома выносить не собираетесь...
     — Зря смеешься, всякое случается. У нас был врач — замечательный человек, работал, как лошадь, не одну жизнь спас. А из-за какого-то алкаша его чуть не уволили.
     — Что же этот врач такого сделал?
     — Мебель вывез из квартиры пациента... Что глаза таращишь? Была у нас одна семейка веселая, в день могли по пять раз “скорую” вызвать, причем сначала вызывают, а когда бригада приезжает, на порог не пускают. Вячеслав Иванович как раз к ним на вызов поехал. А через час на пульте раздается звонок, и “пациент”, кроя трехэтажным матом, рассказывает, что врач его обокрал: вывез из дома всю мебель, прихватил 1000 долларов, отложенные на новую машину... Вроде и знали все, что в этой “нехорошей” квартире и брать-то нечего, кроме пустых бутылок, но дело раскрутили, начали выяснять, как врач вывозил вещи, куда дел деньги, кому продал мебель. Все нервы человеку истрепали. У нас ведь даже адвоката своего нет, зато есть принцип: “клиент всегда прав”.
     В этот момент на всю машину затрещала рация, и мой собеседник, зажав одно ухо пальцем, начал принимать следующий вызов.
     — Эти рации с Великой Отечественной, наверное, не меняли. Не то что адрес — вообще ничего не услышишь. Кстати, сейчас нас старый знакомый вызвал.
     — Что, весь такой больной?
     — Ну да, больной, на всю голову, у него и справка есть. Очень любит девушек-фельдшеров, одну даже взял в заложницы и два часа заставлял себе блины печь. Хорошо, что ее на подстанции хватились, приехали с нарядом милиции и освободили. Теперь к нему только мужчин посылают. А зачем ему мужчины? Вот он целыми днями и звонит наудачу.
     — Зачем тогда каждый раз ездить?
     — Не ездить не имеем права. У нас приказ — приезжать на все вызовы, даже к известным наркоманам и сумасшедшим.
     Мне стало как-то не по себе.
     — Подожди здесь, мы быстро, — угадав мои переживания, сказали медики.
     За время ожидания пришлось поработать “плакательной жилеткой” для нашего водителя.
     — Я, когда сюда шел, думал, уважать на дорогах будут, пропускать. А на самом деле — случись какая авария, так первым будет виноват водитель “скорой”, и никакая мигалка не поможет. Вот у нас товарищ до сих пор ползарплаты отдает какому-то гаду, который в него на светофоре впечатался.
     Из подъезда показались медики:
     — Ну вот, опять не угодили!
     И мы покатили на следующий вызов. Время приближалось к обеду.
     — А есть-то вы будете или как? — поинтересовалась я.
     — Некогда нам есть. Днем как-то полегче, можно с голодом примириться, а вот ночью еще и спать хочется. И ладно бы срочные вызовы были, опасные для жизни. Так нет — на температуру и давление ездим. Просто исполняем обязанности дежурного врача поликлиники. У нас две трети вызовов приходится на насморки, кашли, ОРЗ. Потом все удивляются, что “скорая” приехала с опозданием да еще и нахамила. А у каждой бригады за сутки, между прочим, случается по 17 вызовов. Срываешься, не поспав, не поев, — а там какая-нибудь ерунда.
     — Что же делать: люди пугаются, а телефон знают только один — “03”.
     — Вот-вот, “03” знает каждый, а номер районной “неотложки” трудно узнать? Ведь при каждой поликлинике существует своя “скорая”! Там и врачи сидят, которые по телефону могут дать консультацию. Только им редко звонят... Конечно, когда речь идет о жизни и смерти, мы всегда поможем. Например, авария, человек зажат в машине, ждать подмоги неоткуда — так врачи подручными средствами извлекают пострадавшего, ставят капельницы, делают массаж сердца... Хотя на самом деле есть предписание: не подходить к месту аварии, а находиться в 10 метрах от нее. Может случиться и взрыв, и пожар, и сами врачи могут пострадать.
     — Чем больше вызовов, тем больше вам платят?
     — Ничего подобного. Одна бригада может посетить 5 больных, а другая 20 — и зарплата будет совершенно одинаковая. Отсюда текучесть кадров и нехватка врачей. Теперь на вызов может поехать даже один фельдшер, который не всегда в состоянии правильный диагноз поставить, и носилки в одиночку как-то не понесешь. Врачи, оставшиеся на “скорой”, — фанатики, работающие за три копейки.
     — Что, совсем денег с пациентов не берете? Люди пустое говорят?
     — Если речь идет о жизни и смерти — никогда не берем. Но ты же понимаешь, врачи — тоже люди, и среди них тоже встречаются не вполне порядочные. Например, врач впаривает больному за отдельные деньги чудо-лекарства, которых нет в его бесплатном списке. Это нормальные медицинские средства, они и впрямь помогают, но вовсе эти препараты не уникальны. Просто врач заранее договаривается с фирмой-распространителем и работает на нее. Есть и другой, еще более безнравственный способ. Врач делает тот минимум процедур, который необходим, чтобы человек не умер. А если пациент просит что-то сверх того (например, не только укол, сбивающий давление, но и кардиограмму сделать), врач говорит: “Это вам в поликлинику надо”. К терапевту очередь на месяц вперед, а человеку плохо — ну он и просит сделать все сразу: дескать, я отблагодарю. Можно и насчет хорошей больницы договориться, чтобы конкретно туда отвезли...
     — Но существуют же определенные “стандарты”, в которых четко и ясно прописаны обязанности врача.
     — Есть такие, и пациент даже может их узнать, если, конечно, ему повезет и он дозвонится до главного врача на подстанции.
     — Значит, деньги все-таки берете...
     — Никто тебе этого не говорил.
     В этот момент мы как раз подъехали к нужному дому.
     — А если там наркоман? Если у него передозировка или ломка? И он на нас набросится...
     — Если передозировка — на носилки и в машину. Если ломка — получит обезболивающее, а потом вызовем наркологов. Правда, еще придется долго доказывать, что это их больной, а не наш. Если появится прямая угроза нашей жизни, позвоним в ближайшее отделение милиции.
     — Зачем же тогда носить с собой наркосодержащие средства?
     — Их применяют как обезболивающее при серьезных травмах или при инфарктах. Но за каждую такую ампулу мы отвечаем головой.
     Слава богу, на этот раз не наркоман. Очередной сердечный приступ, пациент — мужчина средних лет. Доктор командует:
     — Доставай кардиограф, только аккуратно, развалиться может.
     Провозились с полчаса: давление, укол, кардиограмма. На выходе нам попытались дать 50 рублей — на торт к чаю. Наш главный отказался...
НА СПАСЕНИЕ АЛКОГОЛИКОВ ВЫДЕЛИЛИ 2 МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ
     Пример с правительства Шотландии в части заботы об алкоголиках следует, по всей видимости, взять российским властям.
     Как сообщают мировые агентства новостей, пивоварам этой части Великобритании в скором времени придется в законодательном порядке добавлять в пиво витамины, что, по мнению ученых, поможет организму бороться с алкогольным поражением мозга. Новые правила сейчас как раз обсуждаются в правительстве.
     По-видимому, закон, который активно разрабатывается, потребует добавлять в спиртное витамин B1, что в конечном итоге позволит снизить число смертей и заболеваний на ниве чрезмерного злоупотребления алкоголем. Ученые сейчас, по просьбе властей, собирают научные доказательства того, что при злоупотреблении алкоголем часто наблюдается дефицит именно этого витамина. На реализацию программы спасения алкоголиков уже выделено более миллиона фунтов стерлингов.
     Представители правительства Шотландии также заявили, что в том случае, если пакет законов будет принят, на этикетках появится информация о содержании в пиве витамина.
РОССИЙСКИЕ АКАДЕМИКИ ПРИЗЫВАЮТ ПРИВИВАТЬ ДЕТЕЙ
ОТ ГЕПАТИТА В И С
     Абсолютно незащищенными от многих инфекционных заболеваний становятся российские дети из-за нежелания их родителей делать своим отпрыскам плановые прививки. Эту проблему поднял в минувший вторник на заседании коллегии, которая была посвящена итогам санитарно-эпидемиологической ситуации в России в 2001 году, директор НИИ вакцин и сывороток академик РАМН Борис Семенов.
     По его данным, в последние годы родители недопустимо часто отказываются делать прививки своим детям. В результате этого могут начаться эпидемии таких страшных инфекционных болезней, как, например, дифтерия. Семенов заявил, что российские ученые разработали такие новые вакцины, которые можно смело вводить даже ослабленным детям. Семенов считает необходимым проводить большую разъяснительную работу среди родителей, убеждая их в пользе прививок, а также решать этот вопрос на уровне российского законодательства.
     Директор Института вирусологии им. Ивановского, академик РАМН Владимир Львов призвал прививать детей против гепатита В и С, что, по его мнению, позволит поддержать здоровье подрастающего поколения и “увеличит число здоровых новобранцев в армии”.
     На коллегии также было сказано о необходимости прививать россиян против оспы. Однако было отмечено, что штамм вакцины против оспы необходимо доработать, так как сегодняшний не очень хорошего качества и дает большой процент осложнений.
В НАШЕМ ВЕКЕ ОТ КУРЕНИЯ УМРЕТ МИЛЛИАРД ЧЕЛОВЕК
     Известный киргизский писатель Чингиз Айтматов будет награжден в числе прочих активных борцов с курением из разных стран в ходе конференции “За Европу без табака”, которая началась в минувший понедельник в Варшаве и проходит под эгидой ВОЗ. На конференцию собрались министры здравоохранения, известные врачи и другие делегаты из 48 европейских стран, которым предстоит обсудить меры, предпринимаемые их странами в борьбе с курильщиками.
     На конференции, в частности, были представлены новые данные о вреде табакокурения. Так, по данным ВОЗ, в 2000 году от употребления табака погибло 4,2 миллиона человек. К концу 2020-х годов эта цифра увеличится до 10 миллионов в год, причем до 70 процентов жертв будут жители развивающихся стран. Ученые подсчитали, что в Европе табак употребляют 40 процентов мужчин и 23 процента женщин, в общей сложности — 230 миллионов человек. В двадцатом столетье табак уничтожил 100 миллионов человек. Ожидается, что в нынешнем веке от курения умрет уже миллиард человек.
    


Партнеры