УБИЙЦА УЧИТЕЛЬНИЦЫ И ЕЕ ДОЧЕРИ ТЕПЕРЬ МОЛИТСЯ В КАМЕРЕ

22 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 240
  Садиста, расправившегося в среду ночью на Краснодонской улице со своей сожительницей и ее 4-летней дочерью, поймали в тот же день сотрудники 2-го отдела МУРа, угрозыска УВД Юго-Восточного округа и ОВД “Люблино”.
     Напомним, что позавчера утром в квартире на первом этаже жилого дома, принадлежащей 30-летнему москвичу Павлу Казарину, сотрудниками милиции и службы спасения были обнаружены мертвыми 25-летняя Анастасия Высоцкая, музыкальный руководитель учебно-воспитательного комплекса, и ее маленькая дочь Юля. Мама и малышка были зверски заколоты стамеской, отверткой и ножом, причем в теле и голове молодой женщины остались торчать сразу четыре слесарных инструмента. Кстати, ужасную находку сделал отец Казарина, которому накануне звонила Настя и жаловалась на выходки пьяного Павла.
     Ночью соседи отчетливо слышали в квартире Казарина детский и женский крики, свидетельствовавшие, что в доме происходит скандал. Впрочем, подобное случалось уже не впервые, и милицию никто вызывать не стал. Более того, когда одна из соседок собралась-таки вызвать стражей порядка, Настя сама попросила ее не делать этого: мол, они сами во всем разберутся. Уже рано утром соседи видели, как Павел куда-то ушел из дома.
     Сыщики сразу предположили, что изуверское преступление мог совершить хозяин дома, отличавшийся жестоким нравом и губительным пристрастием к алкоголю. В среду все милицейские силы Юго-Восточного округа были сконцентрированы на поимке Казарина. В его квартире сыщики сразу же устроили засаду, а уже к вечеру, в 22.30, Павел попросту вернулся сам и был схвачен рядом с домом. Никакого сопротивления он не оказывал. Уже в милиции Казарин упал на колени со словами: “Ей-богу, ничего не помню”. Собственно, сам факт совершения им убийства Павел не отрицает и достаточно подробно описал сыщикам, как все происходило. Однако причин этой жуткой расправы мужчина объяснить не может. Он лишь говорит, что у него в тот момент что-то случилось с головой. По одной из версий, трагедия могла произойти на почве привязанности Казарина к спиртному. Примерно полтора года назад он закодировался, но буквально за день до трагедии “сорвался” и вновь выпил. Впрочем, знакомые и соседи Павла алкоголиком его назвать не могут. В камере Казарин большей частью бормочет под нос молитвы и крестится.
    



Партнеры