ООО “Пресненская управа, лимитед”

или Конституция для отдельно взятого района г. Москвы

25 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 741
  Наша редакция расположена в Краснопресненском районе столицы. Или, согласно новой терминологии, в “муниципальном образовании “Пресненский район г. Москвы”.
     Славный район. С богатым революционным прошлым. Первая русская революция, “Булыжник — оружие пролетариата” и так далее. Ну, вы знаете.
     Выковырнув когда-то булыжник из мостовой, на место его так и не вернули. Потому что революция — дело перманентное.
    
     В нынешней Конституции Российской Федерации 137 статей.
     В конституции муниципального образования “Пресненский район г. Москвы” 47 статей.
     Масштабы, конечно, не те. Но ведь и Пресненский район — еще не вся Россия. С другой стороны, местная конституция скромно называется “Устав”. Вот, собственно, и все отличия: в количестве статей и названии. А так — все как у взрослых. Ну вот, например. Для начала.
     “Пресненский район г. Москвы имеет свой герб и иную символику, отражающую его социально-экономические, исторические, географические и иные особенности и традиции”.
   
  Сильно. Особенно насчет географии. А вообще, мне кажется, наиболее подходящим символом района мог бы стать как раз тот самый булыжник. Тут тебе и социально-экономические корни, и традиции, и прочие “иные особенности”, к коим можно отнести, к примеру, своеобразие рельефа местности. Впрочем, к этому своеобразию я еще вернусь.
     Теперь немного отступим. Но не в сторону, а как бы вглубь. В историю вопроса, не слишком, впрочем, давнюю.
     Поначалу я не обратил внимания на эту районную конституцию в виде Устава. С одной стороны — очень уж утомительное чтение, а с другой — ну мало ли у нас, по выражению Шукшина, чудаков на букву “м”. А может, пошутил кто? Ведь документ сей будто вышел из-под пера Михаила Евграфовича, придумавшего вполне реальный и достославный город Глупов. Но когда я увидел не слишком крупно набранную строчку над Уставом, то понял: тут не до шуток.
     “Глава Управы Пресненского района А.В. Краснов”. Такая была строчка.
     Сей бывший товарищ, а ныне господин, лично и хорошо известен. Был председателем райсовета еще при большевиках. Потом сыграл в демократа, благодаря чему сумел сохранить власть в районе. В начале 90-х г-н Краснов прославился требованием к правительству России: оно, правительство, должно было, по мнению г-на Краснова, платить деньги району за использование самолетами воздушного пространства Красной Пресни. Иными словами, пролетел самолет над вотчиной г-на Краснова — отстегни.
     Совершенно серьезно требовал. В противном случае готов был призвать районный пролетариат к булыжнику.
     Тогда же, в начале 90-х, г-н Краснов организовал у себя в районе некие “силы общественного правопорядка” — не то личную гвардию, не то охранные отряды. Оружие этим “силам”, правда, не выдали, но в форму, насколько я помню, одели. В черную. “Соратники” из РНЕ были очень довольны.
     Г-н Краснов был также весьма близок к неоплодотворенному “Фронту национального спасения” имени Фарабундо Марти, куда входили такие некогда известные личности, как Виктор Алкснис, Илья Константинов и иже с ними. А в 93-м вышеупомянутый г-н всей душой поддержал окопавшихся в Белом доме. И не только душой: в помещении, занимаемом районной властью, было создано что-то вроде дополнительного штаба восстания — здесь сновали казаки, баркашовцы и прочие товарищи. Теперь уже с оружием. За такую поддержку несостоявшийся диктатор всея Руси, генерал Руцкой, пожаловал в те дни г-на Краснова должностью московского градоначальника. Вместо Лужкова.
     Но это было давно. Г-н Краснов, наверное, уже все позабыл. Да и зачем помнить? Власть районного масштаба — как-то уж так получилось — осталась при нем. Теперь вот он еще и творец собственной конституции для отдельно взятого района Москвы. Которым, как вы понимаете, г-н Краснов и командует. И не только командует.
     “Глава муниципального образования “Пресненский район г. Москвы” (далее — глава Управы) является высшим должностным лицом муниципального образования. Он возглавляет деятельность по осуществлению местного самоуправления в муниципальном образовании и является гарантом исполнения настоящего Устава”.
 
    Еще один гарант. Мало нам.
     Самое замечательное тут — даже не канцелярские откровения, которым позавидовал бы сам Салтыков-Щедрин (“глава муниципального образования является высшим должностным лицом муниципального образования”). Самое забавное заключается в сути. А суть такова. Главу Центрального округа Москвы, куда входит и Пресненский район, назначает мэр. Он же в случае чего может этого главу снять. А глава Управы — лицо выборное, его не тронь. Это положение также заложено в Уставе:
     “Вмешательство государственных органов и должностных лиц в компетенцию местного самоуправления, назначение (увольнение) должностных лиц местного самоуправления не допускается”.
 
    А вмешательство, скажем, прокуратуры? Тоже ведь государственный орган. И тоже — не допускается? Неплохо устроились господа из пресненской Управы: ответственности, в том числе и юридической, — никакой. Зато прав — целая куча:
     “Обращения органов и должностных лиц местного самоуправления в адрес государственных органов и должностных лиц, а также в адрес организаций, учреждений и предприятий (независимо от их формы собственности и ведомственной принадлежности) подлежат обязательному рассмотрению в установленные законом сроки”.
   
  Одним словом — бред. Бред сумасшедшего. Его нам подарила московская городская Дума, которая приняла соответствующий закон. Судя по всему, именно так депутаты понимают “властную вертикаль”.
     Если же все-таки продраться сквозь удручающую канцелярщину цитируемого документа, то чтение окажется весьма любопытным и поучительным. Так, Устав предусматривает возможность национализации в масштабе Пресненского района (“изъятие земельных участков для муниципальных нужд”). В Уставе заложены основы политического геоустройства (“в муниципальной собственности находятся земля и иные природные ресурсы”), а также основы будущего благосостояния района, для чего Управа наделена правом (извините за некоторую тавтологию) “устанавливать местные налоги и сборы”.
     Какие на Пресне “природные ресурсы” и полезные ископаемые, из текста неясно. Разве что те же булыжники. Потому как нефть в этих благословенных местах пока еще не нашли. А раз так, “местные налоги и сборы” могут оказаться весьма кстати. Можно пойти чуть дальше, предоставив возможность каждому начальнику ДЭЗа устанавливать подобные “налоги” на жилые квартиры. Не говоря уж о магазинах и прочих киосках. Правда, доходят до меня слухи о том, что относительно “торговых точек” мера сия в Пресненском районе уже давно и успешно осуществляется. Но, ясное дело, — не корысти ради, а токмо “в целях обеспечения доходной части местного бюджета”.
     По-видимому, в тех же целях Устав предусматривает формирование доходной части местного бюджета из “платы за пользование природными ресурсами района”, а также из “иных налоговых и неналоговых доходов”.
     Относительно “природных ресурсов района” мы уже немного осведомлены. А вот что такое “неналоговые доходы” — опять же не ясно. Поборы, что ли? Или коммерческая деятельность? Так там тоже налоги предусмотрены. И почему бы тогда не назвать сие учреждение, скажем, “Пресненская Управа, лимитед”. ООО. Ответственность ограничена, причем сильно.
     А теперь скажем немного о местном рельефе. Тут, конечно, следовало бы поговорить и о других моментах “благоустройства района”. О мусоре, грязи и прочих отличительных особенностях. Но на эту тему пусть уж лучше тутошние жители выскажутся, мы не в свое дело не лезем. Что же до рельефа, то он — дело общее, поскольку каждый, кто через Пресню едет, сталкивается с ним, с рельефом, собственными колесами.
     Разговор о столичных дорогах — особый и неизбывный. На Пресне они и вовсе нечто особенное. К примеру, не так давно в Шмитовском проезде, что рядом с нашей редакцией находится, убрали трамвайные пути. Вместо них положили асфальт. Что само по себе, конечно, — благое дело. Но лучше бы не клали. Потому как укладывался асфальт явно руками, выросшими из того места, которым г-н Краснов восседает в своем кресле.
     Зато в переулке между высоткой и посольством США регулярно появляются свежие асфальтовые заплаты. Вероятно, чтобы г-ну Краснову перед американцами не обижаться. За нашу державу. А перед нами за державу обижаться не нужно. Мы свои.
     Но самое замечательное место на Пресне в смысле рельефа — как раз в самом центре района, между метро “Краснопресненская” и Киноцентром. В незапамятные времена образовалась там на проезжей части огромная яма. Ее, конечно, от всего остального цивилизованного мира отгородили, но ездить все равно страшновато. Яме этой уже года два. Или даже больше.
     Вот бы эту яму на гербе Пресненского района и отобразить. Вместе с булыжником. В качестве главных местных символов.
    


Партнеры