Алтуфьевский централ, ветер северный...

На первом в Москве конкурсе беспризорной песни победителей не было

25 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 490
  Беспризорные дети по-прежнему остаются самыми бесправными членами нашего общества. И что им остается? Как выяснилось — петь!
     В эти выходные в столичном Центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП) прошел уникальный в своем роде концерт. И на сцене, и в зале — беспризорники. Корреспонденты “МК”, попавшие на праздник, смогли заглянуть за решетки этого закрытого заведения.
     Алтуфьевское шоссе, дом 13, — адрес, известный беспризорникам всей Москвы. Малолетние обитатели центра забили актовый зал, называющийся почему-то Ленинской комнатой, где проходил отборочный тур фестиваля “Все лучшее детям”.
     Из самих ЦВИНПовцев — бродяжек, недавно пойманных на улицах, участвуют лишь две девочки. За них болеют особенно горячо.
     В ЦВИНПе три отделения — одно для девочек, два для мальчиков. Сейчас тут живут 107 человек. По закону сюда должны доставлять подростков от 16 до 18 лет, совершивших какие-либо правонарушения, но в последнее время из-за кампании по борьбе с беспризорностью попадают сюда и более молодые. Чаще всего это подростки, нарушившие 178-ю статью Административного кодекса — отсутствие регистрации. Но попадают и за кражу, и за убийство. Недавно привезли двух девочек из Подмосковья. Им 13 и 14 лет. Они убили человека.
     ...На сцене ломающимся голосом поет “Катюшу” очередной конкурсант. А мы тем временем знакомимся с одной из “местных”.
     Аня, 17 лет. Ее мать, частный риэлтер-неудачник, в результате длинной череды квартирных махинаций оставила четверых детей без жилья. Обычная судьба для местных ребят, да одно “но” — Аня уже пять месяцев как беременна. И сегодня ей сказали, что у нее будет мальчик.
     — Отец? Он как узнал, что я в положении, так к себе на Украину и укатил. У меня теперь другой парень, ищет меня по вокзалам — мне ребята сказали. Он москвич, взрослый. Ему 21 год, своя квартира. Мы случайно познакомились. Домой привел — ничего такого, даже пальцем не тронул. Говорит, что моего ребенка усыновит...
     Но это вилами на воде писано. Из центра Аню отправят в приют, где находятся ее коллеги по несчастью (или все-таки счастью?). Когда родится ребенок, судьбу Ани будут решать городские власти...
     Коля, 17 лет. Приехал из Ельца на заработки. “Взяли” на Павелецком вокзале. Рядом Паша из Вязьмы, та же история. Впереди вокзал и дорога домой. Пацаны говорят, что здесь, в ЦВИНПе, им нравится.
     Читаю “План работы” местного клуба: “02.02.2002 — фильм “24 часа” с Эдди Мерфи, начало в 15 часов. 05.02.2002 — “Жестокие челюсти”. Это репертуар для мальчиков. А 23.02.2002 — “Молодая жена” (это для девочек), начало в 15 часов. Завклубом Елена Викторовна говорит, что учитывать приходится пожелания и тех и других. Конфликтов стараются избегать. Методист Оля, проработавшая в ЦВИНПе 3 года, замечает, что с девочками работать сложнее: “С ними — только убеждением. Пацану можно приказать, а девочки этого не любят”.
     А вот и пустующая “дамская” палата. 28 одинаково застеленных коек. Ни тумбочек, ни столиков. Личных вещей у детей нет — они сдаются при поступлении. Даже косметику девочкам не оставляют. Вся одежда казенная. Но не тюремные робы, конечно.
     В зале обращаю внимание начальника ЦВИНПа на то, что часть подростков пострижена под ноль. Почему?
     — До четверти детей к нам поступает с педикулезом, вот и стрижем. Это нормальная практика, а нас изображают садистами, которые обращаются с детьми, как с каторжниками. В одной газете приложили, что дети, мол, ходят в робах. А между прочим, эти рубашки нам спонсоры купили. Недешевые вещи. И теплые.
     ...А тем временем в зале жюри, возглавляемое знаменитым композитором Владимиром Шаинским, продолжает отбирать беспризорные таланты. Ребята переживают за “своих”.
     Начальник ЦВИНПа, когда я поинтересовался его мнением о последней кампании по борьбе с беспризорностью, отмахнулся.
     — Теперь по телевидению показывают сюжеты, где говорят, что на вокзалах стало невозможно найти беспризорника. Так я вам всем небольшую тайну открою: не радуйтесь, а приходите к нам, у нас они всегда есть.
     ...Что касается конкурса, то победителей, дабы не травмировать проигравших, организаторы решили не называть. Тем более что им еще предстоит выступать в финале, за победу в котором десять лучших беспризорников получат персональные гранты на продолжение музыкального образования. Им, конечно, потяжелее в шоу-бизнесе будет, чем Алсу. Но вдруг что-нибудь получится?..
    




Партнеры