Вячеслав Фетисов: Мы отдали свой пятак

Наш специальный корреспондент Алексей Лебедев передает из Солт-Лейк-Сити

25 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 348
  ...Когда отъезжаешь от холодной громадины с вывеской “E-Center”, в чреве которой, собственно, и случались главные хоккейные матчи зимней Олимпиады-2002, то на первом же хайвее упираешься взглядом в указатель: вот она, дескать, прямая дорожка в Лас-Вегас. И мигом ловишь себя на мысли, что относительная близость столицы мирового игорного бизнеса сказалась все же, черт возьми, на ледовых баталиях в столице пуританского штата Юта.
     “Чудо на льду” — надо ли вам напоминать, что именно так американцы окрестили победу над советской хоккейной суперсборной на Олимпиаде-80 в Лейк-Плэсиде. Сказать, что местное население категорически требовало римейка той игры, — ничего не сказать. “Чудо на льду-2” — такие заголовки появились на следующее после матча утро в доброй, сдается, половине газет, издающихся в Соединенных Штатах. Тем более что состоялся полуфинал-2002 ровно через 22 года после той исторической, как уверены в Америке, встречи. День в день.
     “Последние 10 минут матча ничего не напомнили?” — пытали на пресс-конференции ушлые репортеры коуча звездно-полосатой сборной Херба Брукса. “Я понимаю, куда вы клоните, — недовольно почему-то морщился тренер. — Но не хочу говорить на эту тему. Никаких параллелей!” Вячеслав Фетисов, на Олимпиаде-80, в отличие от мистера Брукса, сам выходивший на лед, тоже тщательно избегал аналогий с Лейк-Плэсидом. Мол, молодой был тогда, уже и не помню ничего...
     — Так был все-таки этот третий наш гол или нет? — спрашиваю после матча главного тренера нашей хоккейной сборной. — Вы так отчаянно жестикулировали, когда случился этот эпизод...
     — Я не знаю — был или не был гол. Есть судьи, которые сидят наверху и смотрят спорные моменты по монитору. Если бы они посчитали, что шайба пересекла линию ворот, то обязательно дали бы знать о своем вердикте... А жестикулировал я потому, что старался задержать возобновление игры. Просто чтобы у арбитров была возможность посмотреть: был гол или нет.
     — Очевидные судейские ошибки, на ваш взгляд, были?
     — Не так много. Но вот, например, Игорь Кравчук во втором периоде получил удар в лицо — а рефери почему-то никак на это не отреагировал...
     — Слухи о том, что Россия может сняться с Олимпиады в знак протеста против судейского произвола, повлияли на команду?
     — Может быть, ребята и понервничали по этому поводу. Но я их успокаивал как мог. А вообще не хочется, по правде говоря, оправдывать этим поражение.
     — Перед игрой, говорят, вам звонил Президент России Путин...
     — Да, я разговаривал с Владимиром Владимировичем накануне матча. Он поздравил нас с победой над чехами и пожелал удачи в предстоящей игре с американцами. Никакого разговора о том, что команда может сняться с соревнований, не было.
     — Может, у ребят просто не хватило сил?
     — Если бы не было сил, они бы в третьем периоде так не забегали. Нет, тут скорее дело в психологии...
     — Если б вернуться сейчас в день накануне полуфинала — что-то поменяли бы?
     — Я бы ничего не менял. Потому что подготовка прошла как надо. Мы провели 50-минутную тренировку. Прошлись по позициям. Установки были примерно такими: не проиграть свой пятак, завоевать пятак соперника. Но в первых двух периодах все произошло с точностью до наоборот. В третьем периоде начали воплощать в жизнь то задание, которое было с самого начала — и ребята заиграли, полезли на ворота, смяли соперника... С первого вбрасывания забили!
     — Наверное, сказалось, еще и то, что вы поменяли состав звеньев. Ковалев вышел с Федоровым и Самсоновым — и забросил шайбу...
     — В таких ситуациях смена состава, как правило, дает позитивный результат.
     — Мелькнул слушок о том, что перед игрой будет допинг-контроль...
     — Я не понимаю, откуда эти слухи берутся. Те, кто в курсе ситуации, услышав об этом, лишь улыбались. Поймите: в лыжах одна ситуация, в хоккее — совсем другая. Допинг-контроль у нас проходит только после игры. И кровь не берут.
     — Не допускаете сейчас, что были ошибки при комплектовании состава?
     — Я бы не хотел об этом говорить. Если б весь матч играли так, как последние двадцать минут, — вопросов по составу у вас бы не было.
     — И все же, какие выводы для себя сделали по итогам Олимпиады?
     — Самое главное — к Олимпиаде нужно готовиться. Тщательно. Провести хоть небольшой сборчик... Получился же вообще сумасшедший дом — что называется, с корабля на бал.
     Прилетели — и две игры подряд провели...
     — Если бы вы стали главным тренером олимпийской сборной не в конце лета, а чуть пораньше...
     — Я обязательно летом собрал бы ребят! И не посмотрел бы на те запреты, которыми нам угрожал профсоюз игроков НХЛ. Ну это же ненормально — собирать команду вечером накануне утренней игры!
     — Так ведь была возможность устроить сбор во время Всезвездного уик-энда в Лос-Анджелесе. Говорят, просто денег на это не нашлось...
     — Конечно, такой сбор помог бы. Почему он сорвался — об этом надо спрашивать тех, кто за это отвечает.
     — То есть?
     — В заключенном нами договоре записано, что ответственность за финансирование сборов несут Федерация хоккея России и национальный Олимпийский комитет. Как подошла к работе Федерация — это вообще уровень двадцатилетней давности. Нужна программа, чтобы готовиться к таким соревнованиям, а не выступать с листа...
     — Вы лично готовы предоставить эту программу?
     — Меня никто об этом не просил. Да и не было у меня пока в любом случае времени.
     — Перед Олимпиадой многие делали ставку на Илью Ковальчука. Но он так, по большому счету, и не проявил себя...
     — А что вы хотите — молодой парень. 18 лет всего. Считает, что может один всех обыграть... Как бы то ни было — это для него колоссальный опыт. У меня к Ковальчуку претензий нет — по желанию, по отдаче. Он — боец по характеру.
     — Не разочаровали вас Алексей Яшин и Павел Буре?
     — Не хотел бы сейчас разбирать по персоналиям, но лидеры сами должны спрашивать с себя особо...
     — А в принципе есть удовлетворение от проделанной работы? Такое чувство, что сделали все, что могли?
     — Ну какое удовлетворение может быть от поражения? Что-то было сделано не так, значит... Надо будет провести анализ. Но думаю, эта команда, если бы мы выиграли турнир, считалась бы самой великой за всю историю. Был шанс, но мы его не использовали.
     — Ладно, какие ваши годы! Попробуете еще раз через четыре года — надеюсь, именно вы будете возглавлять нашу олимпийскую сборную на Играх в Турине... Скажите, эта команда может послужить основой для сборной-2006?
     — Ох... До 2006 года еще дожить надо!
     ...На следующий день в матче за третье место наша сборная легко переиграет белорусов, а Фетисов скажет: “Знаете, вчерашними высказываниями я, кажется, отрезаю себе пути назад в НХЛ... Но менять ничего не надо — я от своих слов не отказываюсь”.
    


    Партнеры