ПОЧТОВЫЙ ВАГОН

25 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 273
  КОДЕКС ПРИНЯЛИ, А ЗЕМЛЮ НЕ ДАЮТ
     В деревне Проскурниково Татаринского округа Ступинского района у нашей семьи есть 0,18 га земли. Этот надел принадлежал еще нашим предкам — мы, Агаповы, владеем этой землей уже более 150 лет. И для нас это уже не просто клин чернозема, а много больше. Это, по сути, родовое гнездо.
     Надо добавить, мы все очень строго следили за тем, чтобы владение землей было максимально законным. То есть вовремя платили все необходимые суммы за этот надел, оформляли все бумаги. У нас имеется свидетельство на право собственности от местных, окружных властей, есть утвержденные властями дарственные.
     И когда Государственной Думой был принят Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса РФ”, я, естественно, обратился к главе администрации Татаринского округа с просьбой произвести государственную перерегистрацию пожизненного и наследуемого владения земельным участком. И вдруг администрация заявляет, что можно переоформить в собственность не 18 имеющихся соток, а только 12. С какой стати? Сто пятьдесят лет можно было владеть, а теперь нельзя? И кому остальные 6 соток достанутся? Так для кого и для чего писан новый кодекс? Для людей или шустрых чиновников?
     Николай АГАПОВ,
     Ступинский р-н.
     ХОТИМ ДАВАТЬ СТРАНЕ УГЛЯ.
     ХОТЬ МЕЛКОГО,
     НО МНОГО
     Мало кто знает, но Подмосковье и другие области Центрального региона вполне можно обеспечивать местным топливом. Я имею в виду Подмосковный угольный бассейн. Раньше это было большое крепкое хозяйство — 72 шахты, 131 вертикальный ствол, 22 километра горизонтальных подземных выработок, 23 километра линий электропередачи. Конечно, это не донбасский уголек, но очень даже качественный и сносный.
     Однако в начале девяностых годов российское правительство посчитало, что добывать уголь в Подмосковье неэкономично. Мол, себестоимость очень высока. В результате сегодня из всего богатства остались действующими только четыре шахты и один разрез. А на наши электростанции, котельные и другие энергопотребляющие объекты повезли уголь из Центральной Сибири, с Канско-Ачинского угольного бассейна.
     Разве это правильно? Во-первых, себестоимость добычи в Подмосковье можно было сократить. Вариантов множество. Во-вторых, у нас здесь стали безработными сотни и тысячи людей, производство порушилось, города пришли в упадок, пьянство и нищету. В-третьих, сибирский уголь из-за длинных перевозок очень дорого обходится московскому потребителю. К тому же он при сжигании сильно шлакует установленные котлоагрегаты и системы золоудаления. Спрашивается: какого, собственно, ежа мы должны за свой счет поднимать другие регионы и гробить свой? Ведь балансовые запасы угля в Подмосковном бассейне составляют около 5 миллиардов тонн.
     И.А.БАБОКИН,
     почетный работник угольной промышленности.
     КУДА ПОДАТЬСЯ ИНВАЛИДУ?
     Да, действительно, больше мне обратиться не к кому, кроме как к “Московскому комсомольцу”, которого все же побаиваются ленивые и бессовестные чиновники. А суть дела в следующем.
     Я инвалид первой группы. Передвигаться самостоятельно не могу. Таких, как я, называют колясочниками. Так вот. В деревне Никульское Мытищинского района у меня есть маленький участок — всего-то четыре с половиной сотки земли. Но беда в том, что этот клочок земельный никак не дает покоя моим соседям — Коршуновым. И, пользуясь моей беспомощностью, что я не могу за себя постоять, Коршуновы начали нагло захватывать мою землю. Представьте мое состояние — я приезжаю на участок, а мой хозблок взломан, инструмент, вещи, инвентарь — выброшены. А мне самому говорят, чтобы я убирался с земли.
     Эта вот история произошла в 1997 году. Понятно — я подал в суд. Более двух лет после этого следователь Писарев “занимался” моим делом. А в июне 1999 года закрыл его “за отсутствием состава преступления”. Я этого дела так не оставил, и в прошлом году городская прокуратура опротестовала решение следователя. Моим вопросом начинает заниматься следователь Некрасов, и опять незадача — дело закрывают “за истечением срока давности”. Самое смешное, что прокуратура опять отменяет решение следователя. Просто заколдованный круг какой-то.
     Не хочется выглядеть в глазах общественности и читателей “МК” старым сутягой, но что мне остается делать, как не требовать в судебном порядке справедливости? Очень прошу напечатать мое письмо, может быть, это добавит нашим служителям Фемиды и захватчикам Коршуновым немного совести?
     Шамиль ЗАКИРОВ, г. Мытищи.
    


    Партнеры