ПРИсоединенные Штаты Америки

или Один день под знаком черепа

26 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 614
  Огромный памятник Ленину, окруженный американскими солдатами. Седобородые аксакалы, громко кроющие матом виновников распада СССР и тут же радостно толкающие штатовским военным семечки по доллару за стакан...
     Это сцены из нынешней жизни киргизской столицы Бишкека — месторасположения самой крупной военной базы США в бывшем СССР.
     Корреспондент “МК” попал на базу имени Питера Гэнси — погибшего 11 сентября нью-йоркского пожарного — после довольно недолгих “утрясок” с американцами, хотя поначалу казалось, что задача эта довольно трудная. Штатовцы, как выяснилось, заинтересованы в том, чтобы их присутствие в Средней Азии воспринималось как положительная черта местного пейзажа — вот и начали сами себя “пиарить”. Но картинка вырисовывается далеко не глянцевая.
    
     Из досье “МК”.
Соглашение об использовании ВВС США аэропорта “Манас” киргизские власти заключили с американцами в декабре 2001-го. Срок действия — 1 год (с возможностью продления). Передовой отряд штатовских военных — из 86-й группы быстрого реагирования с авиабазы в Рамштайне, Германия, — прибыл в Бишкек в середине декабря. Сейчас в Киргизии находится около 650 американских военнослужащих. Есть и несколько сотен солдат из французского, датского и испанского контингентов. Ожидается также прибытие отрядов из других западных стран: Австралии, Канады, Италии и даже одной из республик Балтии. Возможно, вскоре общая цифра возрастет до 2—3 тысяч.
     Пока главная функция авиабазы — дозаправка и техническое обслуживание самолетов на пути в Афганистан. Полетное время, например, до Кандагара составляет три-четыре часа. Через “Манас” транзитом проследовало около ста “бортов”. Пока постоянно там базируются лишь два испанских транспортных самолета “С-130”. Но в будущем размеры местного авиаотряда серьезно возрастут. Франция, например, намерена разместить в “Манасе” шесть истребителей “Мираж-2000”.
    
     10.00 ПРОХОДНАЯ АВИАБАЗЫ. Вход украшен то ли коровьим, то ли буйволиным черепом. Подобная символика почему-то близка американцам: внутри лагеря можно видеть развевающегося на ветру веселого Роджера с черепом и костями...
     В окрестностях Бишкека есть старые советские военные аэродромы — “Кант” и “Токмак”. Но американцы решили не мелочиться и обосновались в единственном гражданском аэропорту столицы. Сейчас американские транспортники “С-5” и “C-17”, а также бомбардировщики приземляются здесь лишь для дозаправки и техобслуживания. Но после окончания реконструкции аэродрома не исключено постоянное базирование штатовских самолетов. Здесь же уже устраиваются и французы со своими “Миражами”.
     Еще в декабре на этом месте рядом с аэропортом “Манас” можно было видеть пустырь. А сейчас огороженная территория плотно заставлена огромными палатками. Шатры централизованно отапливаются. Но спустя пару дней после прибытия в суровую киргизскую зиму янки неизменно подхватывают простуду. Офицерскому корпусу сначала, правда, повезло. В первые недели в лагере был острый дефицит палаток. И офицеров поселили в единственном в городе пятизвездочном отеле. Хозяева гостиницы были счастливы: после 11 сентября клиентов почти не стало, и отель уже хотели закрывать... “В США людям из моей среды не очень часто удается попасть в гостиницу такого уровня”, — признался мне один американский капитан. Но пятизвездочная халява заканчивается: вместо отдельных номеров с телефонами около унитазов офицерам-новичкам теперь предоставляют шатры, которые приходится делить с 5—8 коллегами. Правда, к услугам янки — прачечная самообслуживания с машинами-автоматами, тренажерный зал, церковь и даже полевой кинотеатр с двумя сеансами в день. Про душ с горячей водой и нормальную канализацию можно даже не упоминать. Среди прочих радостей жизни — возможность два раза в неделю по 15 минут бесплатно болтать по телефону с домом...
     11.00 РАНДЕВУ С ГЕНЕРАЛОМ. Командир базы, бригадный генерал Кристофер Келли, встретился со мной прямо на летном поле. Этот уроженец Арканзаса работал и в Пентагоне, и на американских авиабазах в Японии. Но, как ни странно, нынешняя война для него — первая. “Да, именно война, сэр, — повторил генерал, заметив удивление в моих глазах. — Я считаю, что здесь мы напрямую участвуем в настоящих боевых действиях!”
     Если боевые таланты генерала Келли проходят проверку делом только сейчас, то дипломатических и пиаровских способностей ему явно не занимать. Иногда мне даже казалось, что генерала и его подчиненных выбирали именно по этому принципу. “Да, я знаю об опасениях в России, что мы не уйдем отсюда никогда, — ответил штатовский главком в Киргизии на мой вопрос. — Я понимаю, что ничто из сказанного мною не сможет полностью рассеять эти страхи. Но для США нет никакой военной необходимости в постоянном присутствии тут. Сейчас я не могу назвать никаких конкретных сроков. Но мы не останемся здесь после окончания войны в Афганистане”. — “Разве эта война фактически не закончена?..” “Это очень распространенное заблуждение, — отрезал генерал. — К сожалению, боевые действия еще очень далеки от завершения”.
     11.30 “ПОДХОД” К ПЕРСОНАЛУ. Все отзывы штатовских военных о Киргизии — словно под копирку. Наверное, результат политинформации. Каждый непременно отмечал дружелюбие местных жителей и великолепие природы. Кстати, о природе. Из какого бы штата ни происходил американец, он почему-то считал своим долгом указать, что на его родине она точно такая же. Чуть ли не единственной промолчавшей на этот счет оказалась девушка из Флориды, мерзнущая на аэропортовских воротах с автоматом в руках.
     Вытянуть из кого-то более развернутые впечатления оказалось делом почти невозможным. Исключением опять же была девушка — на этот раз из кухонной обслуги. Еще совсем юная американочка с неподдельным восторгом рассказывала о своем визите в местный ЦУМ — мрачный магазин в худшем советском стиле. Себе она накупила кучу компакт-дисков (наверняка пиратских). Родителям досталась шахматная доска. А вот большой красивый шарф в национальном стиле пока так и остался не купленным. Дорого...
     Большинство американцев вкалывает по 12 часов день. Но у значительной части населения авиабазы гормоны все-таки берут свое. Всего несколько дней назад прибывший из Нью-Йорка юный пожарный Майкл признается, что он ждет не дождется визита в город. Стоящий на воротах здоровенный негр в Бишкеке уже был. Понравилось страшно: мол, давно не знакомился с такими красотками. В ответ на вопрос, кто ему больше приглянулся — киргизки или русские, — служивый машет руками: неважно. Главное, чтобы понимали по-английски...
     13.00 ПЯТИМИНУТКА С ШЕРИФОМ. “За время нашего пребывания не было абсолютно никаких инцидентов. У нас прекрасное взаимопонимание с местным населением и властями”, — уверял меня начальник службы безопасности авиабазы. Слова военного копа подтверждаются и сводками киргизского МВД. Янки в них еще ни разу не проходили. Но, по неофициальным данным, в несколько историй американцы все-таки уже вляпались.
     Из всех технических прибамбасов “пришельцев” самое сильное впечатление на местных произвел квадроцикл. Неудивительно, что стоило солдатикам на минутку оставить без присмотра в киргизском ауле это “чудо техники”, как его слямзили. Пару дней местные любители быстрой езды гоняли на нем по горным тропам. А потом янки нашли квадроцикл по встроенному в него радиомаяку. Угонщики, как говорят, отделались внушением... Рассказывают и о попытке компании штатовских военных и местных веселых девиц съездить на знаменитое озеро Иссык-Куль. Киргизские дороги оказались для янки чересчур серьезным испытанием. Но, к счастью, вроде бы обошлось без жертв.
     Местные силовики считают все эти случаи лишь слабеньким намеком на возможные грандиозные проблемы в будущем. Киргизская Чуйская долина — один из главных центров производства наркотиков в бывшем Союзе. А набитых долларами штатовских военных трудно не счесть желанными клиентами...
     13.30 АЭРОПОРТ “МАНАС”. Приход американцев сначала вызвал у аэропортовской обслуги воодушевление. Но разочарование пришло очень скоро.
     В течение последнего десятилетия “Манас” медленно, но верно доходил до ручки. Близкие к президентской семье новые хозяева аэропорта купили очень дорогой рукав для захода в самолеты и установили на летном поле красивые японские навигационные огни. Но вот в по-настоящему важные вещи деньги почему-то не вкладывали. Износ самолетного парка достиг почти 100%. А радиолокационное оборудование от старости просто разваливается. “От катастрофы спасает только малый объем полетов, — говорит выгнанный за строптивость бывший глава “Киргизаэронавигации” Валерий Дубровин. — Окажись в зоне ответственности аэропорта 3—4 самолета одновременно — диспетчеры уже не смогут справиться!”
     Прибытие богатеньких янки вызвало у всех надежды на повышение благополучия. Ведь только за одну посадку в аэропорту американцы платят около пяти тысяч долларов. А таких посадок было уже более сотни... К этому надо прибавить выплату за другие аэропортовские услуги. Но радость оказалась преждевременной. Куда ушли эти деньги — точно сказать никто не может, но все догадываются. Рядовым сотрудникам не досталось практически ничего. И симпатия к янки быстро перешла в плохо скрываемую неприязнь: и ведут они себя здесь как хозяева, и работать мешают, и пассажиров пугают, и проверки устраивают... Громко возмущаться, правда, никто не решается. Несмотря на мизерную зарплату, претендентов на рабочие места в аэропорту пруд пруди.
     14.40 ПОСЕЛОК МАНАС. Поселковым жителям повезло больше. Они наловчились продавать янки самогон по 20 долларов за канистру. И с восторгом рассказывают легенду о чабане, безо всяких надежд на обогащение пасшем овец в окрестностях “Манаса”. Появившиеся на поле американцы начали упорно тыкать пальцами в барана. Чабан подумал о самой высокой возможной цене и показал солдатам два пальца. Хочу, мол, две тысячи сомов, или 40 долларов. “О’кей!” — сказали янки и протянули обалдевшему пастуху 200 баксов...
     16.00 СЛУЖБА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ КИРГИЗИИ. Три года назад в этом здании одного из бывших райкомов комсомола размещалось американское посольство. Потом дипломаты переехали, а их бывший офис достался некоторым подразделениям СНБ Киргизии. На стенах еще видны остатки былого великолепия. Но вот щедро оставленных янки кондиционеров уже нет. Их успели “увести” в промежуток между отъездом старых и приездом новых хозяев...
     Мое появление вызывает настоящий переполох. Киргизские силовики перекладывают разговор с “МК” друг на друга. Те же офицеры, которые соглашаются говорить, сначала ни на шаг не отклоняются от официальной линии. Но постепенно скрываемые чувства все-таки вырываются на поверхность. После ничего не значащего монолога на двадцать минут русский офицер признает, что его коллеги “не очень довольны” нашествием американцев. “Наш президент Аскар Акаев заявил же, что Россия — союзник стратегический, а Америка — тактический”, — вступает в беседу офицер-киргиз. Наконец “плотина” окончательно прорывается: “Я не знаю, что вы там думаете в Москве. Но ни один киргиз не скажет ничего плохого про Ленина. 1917 год спас киргизский народ! И никакие американцы не заставят нас этого забыть!”
     17.00 ПАРЛАМЕНТ КИРГИЗИИ. “Вводу иностранных войск обрадовались только проститутки да высшие чиновники”, — в политических кругах Бишкека депутат Турсунбай Бакир Уулы известен как “киргизский Жириновский”. Из всех депутатов лишь он да еще пять человек проголосовали против ратификации соглашения об американской базе.
     Обличения народного избранника в адрес Вашингтона и собственных властей звучат весьма убедительно. По соглашению, штатовские военнослужащие получают фактически иммунитет дипломатов. Киргизские милиционеры не смогут их арестовать, даже если те открыто будут совершать преступления. Таможенный досмотр американцев не производится. Военная база и работающие с ней фирмы полностью освобождены от налогов. Ну ладно, все это можно было бы стерпеть, если бы в страну хлынули инвестиции. Но ведь этого не будет. В Киргизии нет достойных объектов для инвестирования. А гроши, которая Америка платит за базу, достанутся исключительно местной верхушке. Зато негативных последствий — хоть отбавляй. Например, исламские страны могут попытаться отомстить Киргизии за их помощь янки. И вообще: как Россия могла пустить сюда американцев? Ведь если их однажды пустишь, потом уже не выкинешь!
     Поток депутатского красноречия прерывается только тогда, когда я интересуюсь его позицией в уже ушедшем в историю споре о выводе из Киргизии российских пограничников. После минутной заминки народный избранник признается, что он выступал “за”. Но политическая выучка берет свое: “Я же не знал, что Акаев так поступит! Что он плюнет на нашу политику нейтралитета и пригласит сюда американцев!..”
     18.00 ГАЗЕТНЫЙ КИОСК. За редким исключением все киргизские СМИ пишут о присутствии янки в одинаково восторженно-изумленных тонах. Типичны заголовки вроде “Идеальная армия” и пассажи: “Американцы очень религиозны. Может, это и помогает им быть патриотичными, дисциплинированными и мужественными”. Особый упор делают на заявление МИД Киргизии о том, что янки пробудут в стране ровно один год, и ни днем больше. Подоплека такого необычайного по киргизским меркам единодушия правительственной и оппозиционной прессы банальна. Государственные СМИ плотно опекаются кураторами из местного Белого дома (резиденции Акаева). Ну а для оппозиционных журналистов американское посольство давно превратилось в чуть ли не главный источник финансов. Так, одна дерзкая газета недавно получила грант в 150 тысяч долларов. Другой отвалили 100 тысяч “зеленых”...
     Во время своего вояжа в Бишкек в 2000 году тогдашняя госсекретарь Олбрайт устроила Акаеву настоящую головомойку за преследования оппонентов и демонстративно встретилась с лидерами оппозиции. Сейчас “смутьянов” в Киргизии гоняют с не меньшим энтузиазмом, чем прежде. Недавно, например, в кутузку бросили депутата местного парламента Бекназарова, пытавшегося было инициировать импичмент президенту за уступку части киргизских земель китайцам. Один из устроивших массовую голодовку сторонников депутата не выдержал и на 22-й день протеста умер. Американцы пошумели, но, как отметили все киргизские наблюдатели, протест выражался с несравненно меньшей энергией, чем раньше.
     Новый раунд обработки общественного мнения начался после недавнего возвращения Акаева из Москвы. Он просидел в российской столице несколько недель, ожидая аудиенции у Путина. Наконец встретились... Почти сразу же после возвращения из Белокаменной Акаев появился на киргизских телеэкранах: “Мы заключили соглашение с США о размещении военного контингента сроком на один год. Конечно, было бы прекрасно, если бы удалось уложиться в этот срок. Но мы реалисты и понимаем, что потребуется гораздо больше времени... В Афганистане ведь практически разрушена вся инфраструктура!” После этого лицо Аскара Акаевича стало еще более радостным: “Я счастлив сообщить всем кыргызстанцам, что Путин дал поручение... организовать у нас в 2002 году... десант!” Смотревшие вместе со мной телевизор киргизы подскочили на месте. Но Акаев быстро уточнил: “Культурный десант!”
     19.30 ТОННЕЛЬ НА УЛИЦЕ СОВЕТСКОЙ. “Янки, гоу хоум!” — бетонные стены этого тоннеля всегда служили политически озабоченным гражданам средством самовыражения. Но с недавних пор между ними и киргизскими органами здесь началась настоящая война. Антиамериканские лозунги мгновенно закрашивают, а по поводу их появления гэбисты проводят расследования. Но пока успех не на их стороне. В момент моего появления на улице Советской на стене красовались два призыва к янки срочно убраться прочь и настоящий крик души: “Оккупация!”.
     Впрочем, более серьезных неприятностей от киргизов американцам ожидать не приходится. Религиозный экстремизм никогда не был популярен в Северной Киргизии. Ректор местного исламского института заявил даже: несмотря на то что 80% населения считают себя мусульманами, каноны выполняются лишь 8%. Кроме того, местное население обладает своеобразной привычкой: громко ругать власти и при этом беспрекословно их слушаться. Южная Киргизия — это, конечно, совсем другое дело. К исламу там относятся гораздо серьезнее, а власть правительства Акаева в этом регионе довольно призрачна. Но американская база находится довольно далеко оттуда...
     21.00 КВАРТАЛ КРАСНЫХ ФОНАРЕЙ. Этот кишащий веселыми девицами район пересечения Большого Чуйского канала и улицы Советской местные почему-то кличут “Забайкальем”. Самые желанные клиенты здесь, естественно, американцы.
     Несмотря на уверенные прогнозы “киргизского Жириновского”, цены на проституток в Бишкеке пока не выросли. Дорогих девочек по вызову можно заказать за 10 долларов в час. В элитных отелях с иностранцев дерут по 20 “зеленых”. Но виновата в ценовой стабильности вовсе не высокая нравственность американских воителей. По оценкам знатоков, в киргизской столице насчитывается 5—10 тысяч веселых девиц. А янки пока — меньше тысячи. Кроме того, сначала обитатели авиабазы демонстрировали слабое знание местной географии. По рассказам очевидцев, вдоволь напраздновавшись на свое Рождество, толпа охочих до женской ласки американцев приехала требовать “герлс” в... отдел аэродромного обслуживания. Затем веселые джи-ай безуспешно продолжили свои поиски в патриархальном поселке Манас, где проституток сроду не бывало.
     Сейчас, правда, янки уже выучили все нужные адреса. И местным жрицам любви американские военные нравятся. “Они гораздо лучше киргизов, — разоткровенничалась со мной подрабатывающая на ниве самой древней профессии студентка Динара. — Наши во время работы даже покурить не дают, а американцы и угостить могут. Например, недавно вызывали нас в сауну к одному военному с переводчиком, так он такой стол накрыл!..”
     21.40 БИРЖА НЕВЕСТ. Некоторое время назад вся Киргизия была потрясена историей местной русской девушки Анастасии Соловьевой, вышедшей было замуж за американского “принца”. Но “принц” оказался вовсе не принцем и в конце концов задушил свою 20-летнюю супругу. Сейчас эта трагедия, похоже, уже забылась. Но любви к американцам в сердцах русских гражданок Киргизии с тех пор не прибавилось. Правда, уже по другим причинам.
     Все опрошенные мной русские девушки продемонстрировали патриотизм. Дружить с американцами не захотел никто. “Как я могу это сделать?! Мои родители ведь — российские пограничники!” — воскликнула, например, одна юная леди. “Пребывание здесь американцев — против интересов России”, — твердо сказала ее подруга. Еще одна русская патриотка начала с презрением описывать налет штатовских вояк на ЦУМ: “Они скупили почти все порнодиски! В Америке они ведь дорогие, а у нас три доллара стоят”.
     А вот киргизские девушки были то ли более откровенными, то ли более прагматичными. Перспектива бурного романа и замужества с бравым американским джи-ай вызывала радостные эмоции почти у всех. Одна юная особа даже жутко сожалела о своем недавнем замужестве. Мол, какой шанс упустила...
     22.30 БЕШБАРМАК В КИРГИЗСКОМ ДОМЕ. “Дорогой, так нельзя! Ты даже во время ужина работаешь! У нас так не принято”, — обращается ко мне хозяин. Но избежать разговора об американцах не получается. Эту тему вновь и вновь поднимают сами киргизы.
     Положительные эмоции приход янки вызывает лишь у одной категории населения — совсем молодых киргизов. “Нельзя больше жить воспоминаниями о Союзе, — сказал мне один из таких западников. — Американцы — нормальные капиталисты. Они нам помогут”.
     Все остальные — и русские, и киргизы — говорят примерно одно и то же: Россия села в лужу по полной программе. “Почему вы безучастно наблюдаете, как американцы занимают ваше место?! У нас это просто не укладывается в голове! Мы не понимаем, что происходит!..”
     У легкости, с которой американцы закрепились в Киргизии, есть две объективные причины. Киргизия — исключительно бедная страна. Это заметно даже в президентском дворце. Когда я там был несколько лет назад, в туалетах вместо бумаги лежал... устав внутренних войск. Промышленность советской эры разрушена, запасы полезных ископаемых несерьезны...
     В нынешнем плачевном положении Киргизии виновато прежде всего ее собственное руководство. Шанс запустить экономику у Акаева был. В некоторые годы прошлого десятилетия страна получала на душу населения больше западных кредитов, чем любое другое государство СНГ. Но долларовые реки ушли в никуда. Ясно, что без новой финансовой помощи из-за рубежа республике не выжить. Но Москва, в отличие от Запада, такую помощь оказать уже не в состоянии.
     Еще хуже в Киргизии дело обстоит с обороноспособностью. Местная “опереточная” армия не способна разгромить даже небольшие отряды проникающих через горы исламских боевиков. А те с каждым годом — все наглее и наглее. Но в самые острые моменты Москва ограничивалась советами да небольшой технической помощью.
     Нет никакого смысла и в очередной раз обличать нашу внешнюю политику ельцинской эпохи. Вопрос в другом: не совершает ли Кремль ошибки в данный момент? Все ли делается для сохранения остатков нашего влияния в Киргизии и всей Средней Азии?
     Широкой публике не известны подробности неофициальных “азиатских” соглашений, которые наверняка были заключены между Москвой и Вашингтоном. Хотя, как уже писал “МК”, никакой гарантии выполнения этих договоренностей американской стороной у Кремля нет. Кроме того, разыгрываемый сейчас в регионе геополитический пасьянс слишком многогранен для однозначной оценки.
     Но впечатления, с которыми я вернулся из Киргизии, однозначны. События, происходящие здесь, похоже, застали Москву врасплох. Пытаться не допустить американцев в Бишкек было немыслимо. На нас сразу посыпались бы обвинения в пособничестве бен Ладену. Но вот что делать сейчас, когда янки усиленно закрепляются в нашей традиционной сфере влияния? Уверенности в том, что в Кремле есть уже готовая стратегия действий на этот счет, почему-то нет.
    


Партнеры