Привет с “Веселенького кладбища”

В Тринидад и Тобаго выбирают “королей”

26 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 241
  В то время как Москва не может выбраться из зимней слякоти, по всему миру разворачиваются карнавальные безумства. Самая дальняя точка, где бушует вот уже два месяца неудержимая стихия, находится на островах Карибского моря. В крохотном по российским меркам государстве Тринидад и Тобаго, расположенном на одноименных островах, жизнь бьет ключом.
     Про венецианский и бразильский карнавалы известно многое — толпа, маски, шоу и сопутствующий карнавальному разгулу бизнес. Однако и Венеция, и Бразилия отдыхают, можно сказать, курят рядом с тем, что происходит в феврале в Порт-оф-Спейне. Здесь карнавал продолжается в общей сложности 2 месяца. Именно в этот период может наступить звездный час у каждого, кто включается в бесконечные отборочные соревнования музыкантов, певцов, художников... Но апофеоз наступает в главные четыре карнавальных дня.
     Увертюра началась в субботу и носила чисто детский характер: город заполонили дети, разодетые в пух и перья. Тинейджеры шастали на трех-четырехметровых ходулях. И не просто шастали, а танцевали. Их сменили музыканты, съехавшиеся со всей страны и устроившие дикий забой на диковинных инструментах — странных таких гибридах вогнутых металлических барабанов и ксилофонов.
     Но это все были цветочки по сравнению с тем, что наступило в воскреснье.
     — А это мужчина или женщина?
     — Видишь лифчик — значит, тетка идет...
     Так могут гадать только ошарашенные увиденным туристы. Есть от чего ошалеть: по главной улице движутся не люди, а костюмы. И не костюмы, а целые дома. Вот на нас надвинулся корабль — вылитый “Титаник”, только из ярких перьев и чего-то еще непонятного. Вслед за ним, сексуально раскачивая бедрами, идет ветвистое дерево высотой метра два. И только по золотому лифчику где-то посредине его становится ясно, что волокет его на себе крепкая темнокожая красотка. Некрепких здесь не держат.
     Костюмерное шоу начинается в семь часов вечера и продолжается до утра. Называют его “Dimanch gras”, что в переводе с французского (а именно французы в XVIII веке привезли на Тринидад карнавал) означает “жирное воскресенье”. Откуда взялось это название, сказать трудно. Но задумываться некогда, потому что на вас уже наступает эдакое веселенькое кладбище — мужской костюм в виде нескольких оскалившихся скелетов в одном. Высота его не меньше двухэтажного особняка, а размах “крыльев” — 10—15 метров. Все это “чудо” упаковано перьями и чем-то блестяще-переливающимся. Как же такое можно тащить?! Карнавальные умельцы из Порт-оф-Спейна приспособили к костюмам некое подобие тележки на колесиках, на которой и крепится часть конструкции.
     При этом костюмы дымят и стреляют, потому что увешаны пиротехникой, стробоскопами, огнем, дымами, как рождественские елки. Владельцы этих невиданных красот чрезвычайно амбициозны и не успокоятся, пока не заслужат титул “королей” и “королев”. На нынешнем карнавале “королем” объявили костюм, который мы условно назвали “Веселенькое кладбище” (“Привет из мертвецкой”). “Королевой” же стала золотая лодка, в роскошном “трюме” которой поместилось бы немало желающих.
     Кстати, о них: жители тоже выряжаются на “жирное воскресенье” кто во что горазд, но значительно скромнее. Причем никто не изнуряет себя искусством кройки и шитья. Местная фирма предлагает костюмы по цене от 150 до 250 долларов. Но по размерам они вряд ли дотянут до собачьей будки. Хотя в остроумии им не откажешь. Предлагаются костюм-глаз, костюм-штандарт, костюм-пальма. Далее следует более скромный набор из рыцарских и дворцовых времен. Как объяснили нам в карнавальной ассоциации, за два дня в парадном шествии прошло 45 групп, в каждой — от 2 до 5 тысяч человек. Ничего подобного этим костюмам нельзя увидеть ни на одном мировом карнавале. Международный театральный фестиваль им. Чехова собирается привезти в Москву в 2003 году часть этого костюмного шоу.
     — Это зрелище удивительной красоты! Его невозможно описать — его надо видеть. Вот мы и хотим попытаться сделать так, чтобы москвичи в рамках Чеховского форума могли насладиться этим ярким, самобытным зрелищем, — сказал президент фестиваля Валерий Шадрин.
    



Партнеры