В кадре — Олимпиада

27 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 386
  Скандалы и склоки сделали Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити удивительно популярной. Наш народ, во всяком случае, моментально объединился около телевизоров: все домохозяйки на кухнях и даже бабушки у подъездов до сих пор возмущаются в адрес подлых американцев и фигуристки Сары Хьюз, похитившей медаль у нашей Ириши Слуцкой. А как плевались после “победы” Ларисы Лазутиной. Народ ведь не в курсе непременных фармакологических подробностей любой спортивной интриги. Хорошо, что наше телевидение так полнометражно и объемно отражало склоки и конфликты, конечно же, не в ущерб великолепному зрелищу Олимпиады. Благодаря ТВ (особенно шестой кнопке) мы владели общей ситуацией едва ли не лучше непосредственных зрителей в Солт-Лейк-Сити.
    
     Три года готовила Анна Дмитриева красочную палитру олимпийских трансляций. Все это время журналисты канала собирали и снимали документальные фильмы о наших и зарубежных звездах нынешних и давно минувших лет...
    
— Я решила, что если мы не сделаем эти фильмы сейчас, — говорит Анна Владимировна, — то об этих выдающихся спортсменах вообще никто никогда не вспомнит. Даже мы с трудом находили редкие кадры, связанные с ними. А сколько было командировок. Елизавета Кожевникова, например, лично договаривалась об интервью с великим горнолыжником Ингемаром Стенмарком. Целый год на это потратила. Трудным человеком он оказался.
     — Чувствуется, вас радует проделанная работа.
     — Я понятия не имела, что нам достанется общественный канал. К счастью, мы оказались к этому готовы.
     — Как оцениваете трансляции в целом: вам не кажется, что освещение Игр было слишком тенденциозным?
     — Это совершенно нормально. Национальный интерес во время Олимпиады входит в правила игры. Когда у своих что-то не получается — обвиняешь соперников. Хотя никакие они на самом деле не злые враги и ничего не хотят нам сделать плохого. А мы думаем, что все против нас, лишь потому, что кто-то выступает лучше. Не случайно мы недавно нашли съемки 60-го года, тогда на Олимпиаде состязались наши гимнастки. Так вот — тогда мы вытянули Давыдову на первое место, потому что все остальные наши спортсменки попросту попадали. Так же в Солт-Лейк-Сити вытащили и Хьюз. Что характерно, если бы это была Кван, мы бы не так огорчились.
     — Неужели раньше с нами могли бы поступить точно так же?
     — Конечно. Только раньше это, как правило, был “дружеский обмен”. Предположим, одно “золото” в каком-то виде спорта отдаем мы. В другом — отдают нам. Что касается лидеров, которые на голову выше других, о которых говорила Татьяна Тарасова, то таких почти не бывает. Так что споры будут всегда. К тому же те виды спорта, где есть такие лидеры, никому не интересны. Вы вот задумывались, в чем секрет популярности тенниса? Да в том, что там вообще нет предсказуемых лидеров. И каждый раз новый игрок может стать звездой. Пусть даже всего на две недели. То же самое в футболе. Результат угадать трудно. Потому и болеть интересно. А когда два-три человека борются между собой за “золото”, разве будет весь мир за ними следить? Это разве что их родственникам интересно.
     — Как вы восприняли ситуацию с Ларисой Лазутиной?
     — Я не осуждаю ее. Вся проблема в организации нашей команды, во враче, который не продумал защиту своих спортсменок. Это вина не только Ларисы. Тем более что после гонки она сказала, что перед стартом в ее анализах все было в порядке. Но мы-то знали, что это не так. Этот врач сам же нам позвонил и сказал, что проба Лазутиной накануне вечером дала положительный результат. Зачем после этого было выпускать ее на гонку, я не понимаю.
     — Знаете, мы говорим сейчас о допинге как о явлении совершенно нормальном. Мол, не важно, что Лариса приняла сильный препарат. Обидно, что ее поймали...
  
   — Это данность. И все эти сказки про якобы безвредные пищевые добавки — вранье. И работают лаборатории в основном не над медицинской фармакологией, а именно над стимуляторами. Понятно, что без них спортсмену трудно справиться с такими нагрузками, а ему ведь и на следующее утро после гонки хочется проснуться нормальным человеком. Но надо же защищать своих спортсменов. Если уж принимаете что-то, так умейте делать это грамотно. Взять ту же Ларису. Она ведь сказала: “За эстафету мне очень стыдно”. И ни на какие месячные свой гемоглобин не сваливала. Но как же она с допингом проиграла Стефании Бельмондо, которая, как показали анализы, ничего не принимала? А посмотрите на норвежцев: они ведь защитили своих атлетов. Ясно же, что никакие они не астматики. Но прикрыли своих ингаляторами — и не придерешься. А мы ничего не продумали. В этом и проблема. Вспомните того же Джонсона, рекордсмена на стометровке, которого дисквалифицировали в 88-м году на Играх в Сеуле. Джонсону тогда никто ничего не сказал. В неграмотности обвинили только его врача.
     — Значит, вы считаете, что допинг — это закономерно, мы же тогда фактически пропагандируем нечестный спорт?
   
  — С допингом надо бороться. Бесспорно. Иначе в спорте пропадает ощущение праздника.
     — К счастью, ваш канал подарил российским зрителям это ощущение в полной мере. Как считаете, оставят вам теперь шестую кнопку?
     — Думаю, нет. Но хочется верить, что свой экзамен мы выдержали.
    
     Что характерно, именно Владимир Маслаченко инициировал переход спортивного канала НТВ+ на шестую кнопку. Однако личного участия в олимпийских комментариях он не принимал. “Должен же кто-то заниматься футболом, — полушутя заметил он и добавил: — Сейчас ведь, как и во время Олимпиады в Сиднее, все наши футбольные комментаторы переключились на события в Солт-Лейк-Сити”— И все же непривычно как-то было не слышать ваш голос во время олимпийских горнолыжных трансляций... Отняла у вас хлеб Лизавета Кожевникова?
   
  — Еще как отняла! Умница. Вот уж кто действительно был глубоко в материале. И еще Борис Майоров. Два профессионала в спорте и журналистике. А я, если честно, уже порядком наелся всего этого. И с удовольствием наблюдал со стороны.
     — Вы заметили, что эту Олимпиаду активно освещали политические комментаторы, — это нормально?
     — Директива сверху, точно вам говорю. Впрочем, Олимпиада всегда выходила за рамки спортивного события. Но мы канал чисто спортивный, никем не ангажированный.
     — Ваша позиция в ситуации с Лазутиной?
    
— Отрицательная. Хотя все понятно: своих сил не хватает — надо добавить. Кстати сказать, наши журналисты в этой ситуации с допингом отработали отлично: сразу, как только все прояснилось, выдали информацию в эфир. В час ночи. И тут мы были первыми. Ни один другой канал так оперативно не сработал. А вообще, нам нужней всего сейчас только один допинг — материальный.
     — Как считаете, объективно освещали Олимпиаду другие каналы?
     — Естественно, у каждого была своя позиция. А что касается самих трансляций, то право первой ночи было у ОРТ и РТР. Однако отношения у нас отличные, так что мы просто купили у них сублицензию и показывали основные олимпийские турниры немного позже. Но наш эфир был настолько насыщен, что зрители, я надеюсь, остались удовлетворены полностью.
     — Что думаете по поводу спортивных чиновников — кого-нибудь снимут после столь мощного провала?
  
   — Трудно сказать. Хотя пострадали многие. И сколько спонсорских денег выкинуто на ветер... Но раз президент сказал: “Будем развивать физкультуру и спорт” — значит, так и будет. А лично я назначил бы всем руководить Валентину Матвиенко. Если бы у меня спросили.
    


Партнеры