Дума на экспорт

Зачем депутатам саванна?

27 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 520
  Если спросить рядового россиянина, что его особенно раздражает в депутатах, то среди прочего непременно прозвучит: “Ездят по заграницам на казенные деньги, тусуются там, пьют, закусывают, по магазинам ходят...” Действительно, то и дело читаешь сообщения вроде: “Делегация Госдумы посетила с рабочим визитом ЮАР (Францию, Бразилию...)”. Зачем думцам столько заграничных вояжей? И есть ли от этого хоть какая-нибудь польза? Мы попробовали разобраться...
    
 
    Чуть ли не каждый день несколько граждан с депутатскими значками дремлют в самолетах по пути в далекую или не очень страну, в глубине души сильно опасаясь террористов...
     Из досье “МК”: “По данным Управления межпарламентских связей, в прошлом году за рубеж отправились 20 официальных парламентских делегаций. Еще 85 участвовали в международных форумах, а отдельные группы депутатов 131 раз (!) выезжали на разные международные семинары, конференции и прочие форумы. Заграничные парламентарии прибывали к нам примерно в четыре раза реже”.
     Эти цифры говорят только о поездках на средства налогоплательщиков. Когда Жириновский с компанией отправляется в Ирак, это неофициальная делегация — платят анонимные спонсоры. Помнится, однажды в Багдаде вождь ЛДПР позировал перед телекамерами, присев на унитазе и приговаривая что-то вроде: “Пусть американцы смотрят! Вот оно, оружие массового поражения, которое они в Ираке ищут!”
     “Несанкционированные” вояжи — совсем не то, что официальные. Здесь все сказанное воспринимается как позиция русского парламента. Отправился как-то один скромный депутат на Тайвань, “по делу” отправился, и не шумел там, не скандалил — но Китай, который считает Тайвань своей территорией, хотя ее и не контролирует, нашему МИДу свое неудовольствие высказал: недружественный шаг...
     Может, сидели бы они лучше дома, от греха подальше?
     Нет, сделать их совсем невыездными нельзя. Почему?
Их берут в “разведку”
     Во-первых, есть несколько международных организаций, где принято дружить не только президентами и правительствами, но и парламентами. К примеру, Россия — член Совета Европы, значит, два раза в год совместная делегация Думы и СФ должна терпеть головомойки за Чечню на сессиях ПАСЕ в Страсбурге.
     Во-вторых, депутаты часто выступают в роли “разведчиков”. Они, в отличие от президента и правительства, общаются с обитающей в заграничных парламентах оппозицией, которая рано или поздно может прийти к власти. Тогда-то контакты и пригодятся. К примеру, дорогого союзника, Лукашенко, Дума узнала еще в бытность его депутатом белорусского Верховного Совета — раньше, чем наш МИД или президент. Коммунисты даже пресс-конференцию в здании на Охотном Ряду Лукашенко устроили, чтобы он мог вволю побичевать “режим Шушкевича”...
     В-третьих, когда официальная дипломатия пасует, депутатов просят “разрядить обстановку”. Во время последнего русско-грузинского “обострения” к нам “вдруг” приехала делегация парламента Грузии. Грузинские журналисты, ожидая вместе с российскими брифингов, вздыхали: “И чего делят?”, а российские мечтательно вспоминали Тбилиси, и “как там нас принимали”. В конце концов депутаты сходили на прием в грузинское посольство, и лица у них слегка разгладились от грузинских песен. Вроде бы психологически и политически ситуация немного разрядилась...
     Дипломаты-профи как следуют инструктируют думцев перед поездками. Вплоть до того, как отвечать на вопросы прессы. Скажем, глава международного комитета ГД Дмитрий Рогозин перед вояжем в Японию узнал, что обмен визитками там — это целая церемония. “Если японец дает вам карточку, вы должны взять ее двумя руками, повернуть к себе, внимательно посмотреть и вслух прочесть то, что на ней написано. Очень многое зависит от того, куда вы ее потом положите. Если в карман рубашки — это высшее оскорбление. В крайнем случае — во внутренний карман пиджака, а вообще-то для этого у вас должна быть маленькая железная коробочка”. А во время поездок в Израиль при посещении памятных мест даже тем депутатам, кто тайно или явно болен антисемитизмом, приходится надевать на голову еврейскую кипу. Говорят, один из народных избранников, чтобы избежать этого, специально носил с собой кепку...
Клуб путешественников
     У депутатов есть даже не то что любимые, а обязательные направления поездок. Первый вице-спикер Думы Любовь Слиска, например, возглавляет нашу делегацию в Парламентской ассамблее стран НАТО, группу “Дума-Конгресс США” и курирует связи с Италией. С одними Штатами ей приходится труднее, чем с целым НАТО: “Американцы ведут себя так, как будто они богоизбранная нация, уполномоченная наставлять всех остальных. Это ощущение постоянно присутствует во время переговоров”.
     А Владимир Рыжков, который в прошлой Думе тоже “отвечал за Новый Свет”, на всю жизнь запомнил драматическую историю из отношений с тамошними конгрессменами. “В 99-м случился балканский кризис, у нас были очень плохие отношения с Америкой. Хотелось что-то сделать, чтобы разрядить обстановку. Договорились встретиться с американскими депутатами. Но где? Нам лететь в США нельзя, особенно после того, как Примаков развернул свой самолет над Атлантикой. Им лететь в Россию — тоже будет неправильно... Решили: на нейтральной территории — в Вене. Прилетели туда человек 15 конгрессменов, и мы из Госдумы — впятером. Вели переговоры... В то время как раз сербы взяли в плен двух американцев. А в Австрии с нами поддерживал контакты посредник, очень близкий к Милошевичу. Этот человек сказал, что наша американско-российская группа может получить этих пленных: Милошевич готов их выдать — жест доброй воли. Для этого надо было приехать из Вены на границу Хорватии и Сербии. Там было неспокойно — война шла, бомбежки...
     Наш МИД нас поддержал. И вот стоит уже автобус с включенным двигателем, мы полны решимости ехать получать пленных... Представляете, какая сенсация была бы! Но Госдеп, который тогда возглавляла Мадлен Олбрайт, отнесся к венской встрече и к истории с заложниками очень негативно: мол, не дело это депутатов — вмешиваться во внешнюю политику. И все сорвалось. А на следующий день Милошевич отдал этих пленных известному американскому правозащитнику Джесси Джексону...”
     А самое “экстремальное” направление досталось вице-спикеру Георгию Боосу — Африка. В отличие от США, там думцев принимают на ура. Правда, иногда рассказывают, подсмеиваясь, байку о том, как несколько лет назад в одной африканской стране съели немецкого посла. По ошибке съели: он поехал куда-то, машина забарахлила, дня через три кинулись искать. Оказалось, местное племя решило, что им Бог послал добычу... Потом это племя прислало в качестве извинения сына вождя: от нашего стола — вашему столу.
     “Уровень жизни очень низкий. Есть страны, где невозможно сказать, сколько людей там живет. Плюс-минус миллион... Пошел ребенок в траву высотой в два человеческих роста — его и не видно, а там змеи, дикие животные... Идет лев по саванне, поросшей такой травой, и его тоже не видно, потом прыгнул — и все, вы и не увидели, откуда. Ребенок не вернулся из этой саванны, никто и не заметит, семья погорюет — один из 15—20 детей погиб...” — рассказывает Боос.
Шляпа Жириновского
     С тех пор как Россия вступила в Совет Европы, почти каждая поездка нашей делегации в Страсбург — на сессии ПАСЕ — сопровождалась скандалами. Сначала Жириновскому не давали визу на проезд через Германию — он ругался, в Страсбург все равно окольными путями пробирался, там еще больше ругался, наводя ужас своим радикализмом... Потом к Вольфычу на Западе привыкли. В Страсбург он ездит теперь без скандалов. Иногда за границей вождь ЛДПР даже появляется в элегантной черной шляпе с широкими полями вместо привычной “жириновки”. Экспортный вариант.
     Потом определенное беспокойство стал вызывать депутат Гаджи Махачев. Совсем несдержанный дагестанец с полоборота “заводится” на чеченскую тему и видеть не может представителей Масхадова, время от времени появляющихся в кулуарах ассамблеи. Один раз дело дошло до драки...
     На весь мир прогремела история, когда глава нашей делегации Дмитрий Рогозин в знак протеста против нападок на Россию из-за Чечни увел коллег из зала: “Мы не продумывали детали, это был просто порыв. Я понял, что не хочу, чтобы об меня вытирали ноги, и предпочел вывести всю делегацию. И все меня послушались, за исключением Владимира Вольфовича Жириновского, который, будучи в своем амплуа, подошел к председателю ПАСЕ, лорду Расселу Джонсону, стал кланяться ему и говорить: “Спасибо, что вы наконец нас выгнали. Я давно предупреждал, что России здесь не место”. На лорде просто лица не было”. Потом целый год отношения с ПАСЕ выстраивались заново...
     Как может депутат попасть в делегацию? Обычно кроме думских “начальников” (спикера, его замов, глав комитетов) собирают людей из разных фракций. А там уж сама фракция решит, кто будет ее представлять. В КПРФ, например, практикуется что-то вроде очереди. Советское отношение к “халявной” поездке за кордон как к особому способу поощрения — вроде большой денежной премии — никуда не делось.
     Создание делегаций “с бора по сосенке” приводит к тому, что иногда за рубежом страну представляют потрясающие экземпляры. Один из них, вернувшись, рассказывал коллеге, как “перетерли там с этими, как их, пару вопросов”. Но, с другой стороны, кого выбрали — тот нас и представляет...
Цена удовольствия
     В самом общем виде утверждаемая на Совете Думы смета каждой отдельной поездки — не тайна. Участие думской делегации в последней сессии ПАСЕ (20—26 января) встало казне в 55.851 доллар США и 1.665.300 рублей. VIP-зал на 35 человек (депутаты, помощники, эксперты), билеты самолетом до Франкфурта-на-Майне и автобусом до Страсбурга — туда и обратно, гостиница, суточные, “расходы протокольного характера” (3100 долларов)... Причем из сметы выясняется, что в нормы Минфина, установленные для командировок госслужащих, депутаты и сотрудники аппарата никак не укладываются. Например, положено им на гостиницу по 72,7 доллара США в сутки — а они тратят по 158,9 доллара...
     Почему-то о маленьких вольностях с казенными деньгами широкая публика узнает только в том случае, если кому-то из народных избранников или аппаратчиков надо “утопить” коллег. Вот сейчас фракция “Единство” ведет неутомимую борьбу за отставку руководителя думского аппарата Николая Трошкина — и, как по мановению волшебной палочки, на свет божий извлекаются сведения о том, что “в период служебной командировки” некоторые сотрудники аппарата получали на руки безо всякого отчета по 300—400 долларов, да еще пользовались VIP-залами за казенный счет (50 баксов с человека при вылете и по 30 — при прилете).
     Но никто не знает толком, почем “на круг” обходится казне вся депутатская дипломатия. Даже депутатам информация о структуре расходов на загранкомандировки в полном объеме недоступна. Один из них, Адриан Пузановский, еще в ноябре прошлого года запросил у аппарата Думы полные данные о том, кто сколько наездил, но до сих пор ответа не получил. А на прошлой неделе депутат Сергей Будажапов еще раз попросил руководителя думского аппарата Николая Трошкина подготовить и раздать избранникам информацию о том, в какие командировки выезжали за последние два года представители комитетов Думы. А также огласить весь список (пофамильно): кто из депутатов, сколько раз, куда и зачем. Будажапов обиделся на первого вице-спикера Любовь Слиску, которая публично заявила: нечего, мол, заниматься “политическим туризмом”, и зачем это думскому Комитету по делам национальностей ездить в Швейцарию... Нетрудно догадаться, что депутат Будажапов — член как раз этого комитета.
     Есть подозрение, что полного списка не огласит никто и никогда. Потому что в трудно объяснимые с точки зрения разума зарубежные командировки отправлялись члены всех без исключения фракций и групп...
    


    Партнеры