Долина солнечного затмения

Бывший “штандартенфюрер СС” основал коммуну под Харьковом

27 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 2885
  Дочери и зять выгоняли из дома мать. Они кое-как побросали    в сумки ее вещи и выкинули их за ворота — выметайся вон! Сумки были огромные, но никого из молодых людей не волновало, сможет ли пожилая женщина донести их до автобуса. Ей вслед летели лишь ругательства.
     — Что вы чувствовали в тот момент? — спрашиваю я Сергея, одного из участников той драмы.
     — Восторг и гордость от того, что исполнили свое предназначение, что поднялись над такими недостойными и низменными чувствами, как жалость, сострадание, родственная привязанность...
     Это произошло через два года после того, как семья директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Леонида Большова уехала жить из Москвы в украинскую деревеньку Буды под Харьковом. Вернее, в коммуну под названием “Долина солнца”, созданную в этой деревне.

    
     Летом 2000 года Леонид Александрович Большов разошелся со своей женой Натальей Михайловной и женился на другой женщине. Он прожил с Натальей тридцать лет и вырастил двух дочерей — Алену и Анну. Что ж, в жизни все бывает. Но удивляет то, что Леонид Александрович, интеллигентный, умный человек, как-то уж слишком, не по-мужски, поносит бывшую жену. А его младшая дочь Аня (восходящая звезда театра, исполнительница одной из главных ролей в сериале “Остановка по требованию”) после этого развода люто возненавидела родную мать.
     Когда Аня Большова говорит о матери, глаза у нее становятся холодными и колючими: “Ей всегда было наплевать и на меня, и на сестру Алену. А теперь она просто предала нас — ради того, чтобы вернуть отца, ради его денег. И что, я должна бежать к ней? Я так не могу”.
     Мать и дочь не видели друг друга и даже не разговаривали по телефону уже больше года. Но когда Аня узнала, что на Центральном телевидении готовится документальный фильм, в котором она и ее близкие родственники называются сектантами, то тут же решила: это происки отвергнутой матери.
     Ане вторит ее отец, Леонид Александрович: “У нас никогда не было нормальной семьи. Я никогда не любил жену. Женился под ее давлением. Ей от меня нужны были только деньги. Она ленивый, эгоистичный человек, работать не хотела...” Отец и дочь обратились в “МК”, как, впрочем, и в ряд других центральных газет, с просьбой рассказать правду об их семье. Мы стали разбираться. Оказалось, правда выглядит несколько иначе, чем они представляют ее.
* * *
     Леонид Большов, его новая супруга и дочь Аня в один голос твердят, что коммуна “Долина солнца” создана для того, чтобы вести здоровый образ жизни, совместно заниматься сельским хозяйством на свежем воздухе, что сюда приехали люди — врачи, учителя, инженеры, — не вписавшиеся в современность, не нашедшие себе места в условиях “волчьего” капитализма. Они купили дома в этой деревне, вложили в поселение личные сбережения, сами выполняют все работы — от сельскохозяйственных до строительных. Вместе работают, вместе питаются (в одном из домов имеется общая столовая), вместе проводят досуг. Аня называет жизнь в Будах райской.
ПРИШЕЛИЦА С ВЕНЕРЫ
     Чтобы понять, что там происходит, надо познакомиться поближе с хозяйкой коммуны, молодой супругой Леонида Большова. Ее зовут Анна Евгеньевна Канаева, хотя большинство людей знают ее под совсем другим именем.
     Анна Канаева родом из Днепропетровска, биохимик по специальности. В 92-м году она познакомилась с неким Свами Дэва Сварго, австрийцем, последователем индуистского учения саньяса. Сварго (настоящее имя которого — Флориан Шуллер) колесил по всему миру и проводил семинары, занятия с использованием медитаций. На один из его семинаров, проходивших под Киевом, и попала Канаева. Речи учителя произвели на нее такое впечатление, что она бросила работу, восьмилетнего сына и стала следовать за Сварго повсюду. Вскоре они поженились. Анна получила саньясинское имя — Асмито, правда, его быстро переиначили на русский лад — Асмита. Именно так ее все сейчас называют. Рассказывает Эльза Пономарева, на протяжении многих лет посещавшая занятия Сварго и Асмиты:
     — Асмита одержима жаждой власти, она умеет подавлять чужую волю, умеет нащупать ту точку, на которую надо нажать, чтобы влиять на человека. Сварго очень быстро оказался у нее под каблуком. В 98-м году он развелся с ней и бежал от нее в Штаты. Она же провозгласила себя духовным лидером, учителем.
     На одном из медитативных занятий с Асмитой познакомилась Наталья Михайловна Большова. Она, как и все прочие участники этих групп, увлекалась эзотерической литературой, стремилась к духовному росту, к просветлению. По злой иронии судьбы, именно она привела к Асмите мужа и дочерей. Они тоже стали регулярно ездить “на группы”.
     А в 98-м году Наталья Михайловна вместе с Леонидом Александровичем побывали в Будах, в недавно организованной Асмитой коммуне “Долина солнца”, где к тому моменту уже жили несколько поселенцев. Большовы пришли в восторг от тамошних мест, от перспективы поселиться рядом с учителем — Асмитой, что, конечно, “повысит их собственную духовность”, и решили приобрести дом в Будах, куда могли бы приезжать при каждой возможности. А старшая дочь Большовых Алена и ее муж Сергей Тищенко, тоже увлекавшиеся саньясой, захотели жить в “Долине солнца” постоянно, вместе со своим маленьким сыном Петей. Все они были воодушевлены, полны самых радужных надежд...
     Чем же так вдохновляла Асмита своих учеников? Честно говоря, понять это я не смогла, даже прослушав кассеты с записями ее “проповедей”. Она говорит тихим, монотонным голосом. Вот некоторые выдержки из ее откровений:
     “Я пришла в эту Солнечную систему из другой галактики. Здесь я сначала попала на планету Венера. Я вступила в братство одиноких странников, людей планеты Венера. Члены этого братства взяли под опеку зарождающихся людей планеты Земля. Я помню, как покидала Венеру: по лестнице, ведущей вверх, которая заканчивалась площадкой. Когда я встала на эту площадку, началась телетранспортация. Я должна была выполнить свой космический долг, и этот долг заключался в том, чтобы помочь Земле подняться на четвертый уровень сознания. И это же карма всех членов братства одиноких странников, и все они здесь, с нами, в человеческом физическом теле...”
НЕ ПРЯЧЬТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ
     Вскоре Большовы купили в Будах дом для старшей дочери и зятя. Но переехали туда только Алена с сыном Петей. Сергею же Асмита заявила:
     — Твоя жена может считаться поселенцем, а ты еще духовно не дорос. У тебя большие привязанности к музыке (Сергей Тищенко — альтист, закончил консерваторию. — И.Ф.), они не дают тебе идти вверх, это плохо. Заработай своей музыкой десять тысяч долларов, внеси их в кассу поселения, и тогда будем считать, что ты прошел испытание. Тогда ты сможешь присоединиться к своей жене и жить в коммуне.
     Сергей заметался. Названная сумма была для него совершенно невероятной. Стал готовиться к конкурсу в ансамбль Спивакова, как вдруг звонит Асмита:
     — Я организовала тебе концерт за 10 тысяч долларов. Будешь играть?
     — Еще бы! А где, как?
     — Здесь, в “Долине солнца”. Отыграешь и станешь поселенцем.
     Назавтра он помчался в Буды. Там выяснилось, что три дня назад, в бане (женщины и мужчины там парятся вместе), Леонид Большов сказал Асмите, что его беспокоит разлука старшей дочери с мужем. Та предложила ему компромисс — оплатить концерт Сергея. Большов согласился. После выступления перед поселенцами, на глазах радостной публики, Леонид Александрович написал расписку о передаче Асмите десяти тысяч. Так отец выкупил право для дочери жить вместе с мужем в собственном доме.
     После развода с Натальей Михайловной в московской квартире обосновались Леонид Александрович, Асмита и ее сын от первого брака Антон...
     Евгения Шапиро, бывшая ученица Асмиты: “Она очень любит деньги. Когда мы приезжали на ее семинары, это стоило недешево. Помимо этого многие из гостей большие суммы жертвовали поселению, и Асмита это очень приветствовала”.
     Сергей Тищенко: “Она распоряжается всеми средствами в коммуне. Никто из поселенцев не может иметь даже карманные деньги. Для того чтобы поехать в город, надо попросить у нее несколько рублей на билет”.
     Из выступлений Асмиты:
     “Раньше я смотрела на западного человека и думала: они такие жадные, обращаться с деньгами для них такая проблема! А у меня как у русской нет проблем, потому что я не жадная. У большинства русских нет проблемы расставания с деньгами и нет проблемы идти через трупы, чтобы их получить”.
“РАЙСКАЯ” ЖИЗНЬ
     Когда мать Сергея, Оксана Павленко, приехала в Буды навестить родных, семилетний внук Петя заявил ей:
     — У нас здесь не бывает мам, пап, бабушек. Я буду звать тебя не бабушкой, а Оксаной.
     Своих родителей он называл только по их саньясинским именам — Двари и Нишанг. Да и все остальные поселенцы обращаются друг к другу исключительно по кличкам — Читаруб, Пальма, Анураг... Родственные связи отменены: есть только учитель и ученики. Они никогда не отмечают дней рождения — прошлое следует забыть вместе с настоящими именами.
     Все правила и законы установлены Асмитой. Сельскохозяйственными и строительными работами поселенцы занимаются с семи утра до шести вечера с перерывом на обед. С семи до девяти вечера — общее собрание, обязательное для всех. И так каждый день.
     Питание строго вегетарианское. При этом на протяжении всего прошлого года есть разрешалось только через день.
     Хуже всего приходится детям. Их в поселении двое — Петя и шестилетний Святослав, Святоша, как его здесь называют. Играть им запрещено, они должны выполнять посильную работу наравне со взрослыми, в течение всего рабочего дня. Если работают плохо, наказываются розгами. Бить детей имеют право все члены коммуны.
     ...Как-то летом Петя, который в тридцатиградусную жару пять часов подряд отбивал цемент с отмостки строящегося дома Асмиты, отвлекся и стал играть с муравьем. Из щепочек он строил домик для муравья. Каждый проходивший мимо поселенец отвешивал мальчику подзатыльник и бросал:
     — Сволочь!
     Оксана Анатольевна с ужасом наблюдала эту сцену, не смея вмешаться: ее предупредили, что если она будет мешать процессу “воспитания”, то больше никогда не появится в коммуне.
     А Святоша за какую-то провинность во время вечернего собрания должен был, стоя, перематывать нитки с бобины в клубок — и это после 12-часового рабочего дня. Мальчик падал от усталости, но тут же в страхе вскакивал снова. “Воспитатель” Саша поднимал его в шесть утра и заставлял делать пробежку, подставляя при этом подножки.
     Однажды Святоша, доведенный своими воспитателями до крайности, заявил мучителям:
     — Я вас ненавижу, когда вырасту, всех убью!
     Его опять избили и стали запирать на ночь на скотном дворе.
     Оксана Павленко: “По теории Асмиты, дети до 14 лет — это не люди, а животные, и обращаться с ними надо соответственно. Когда я пыталась вразумить сына, он отвечал: ты не понимаешь, мы должны испытать и себя, и детей на прочность, ведь с нас начнется новое человечество. Асмита говорит, что мы будем жить по 150 лет...”
О ЛЮБВИ
     Вскоре после развода со Сварго Асмита обвенчалась в старообрядческой церкви с новым мужем. Через год рассталась и с ним, выйдя замуж за поселенца по имени Сумат, который был младше ее на пятнадцать лет.
     Впрочем, как рассказывают бывшие поселенцы, она вообще женщина весьма темпераментная, и очень многие мужчины, попадавшие в коммуну, должны были пройти “крещение” в ее постели. Это называлось путем к Богу через секс с учителем.
     А еще Асмита полностью контролировала личную жизнь поселенцев. Ей стоило указать пальчиком: ты и ты будете жить одной семьей — и люди беспрекословно подчинялись. А если кто-то все-таки робко возражал: “Мы же не любим друг друга” — Асмита усмехалась: “Откуда вам знать, что такое любовь!”
     Не обошла своим вниманием она и семью Большовых. В один из дней, когда Асмита вместе с Сергеем, Аленой и Аней приехали по каким-то делам в Москву и находились в московской квартире их родителей (Леонид Александрович с Натальей Михайловной были в отъезде), “учитель” объявила ученику Сергею:
     — Эту ночь мы проведем вместе. У нас будет большая и светлая любовь.
     Услышав об этом, Алена поскорее выбежала из комнаты — Асмита не должна была увидеть ее слез. Ученице не полагалось никоим образом проявлять свое неудовольствие. Сергей растерялся, но ослушаться учителя — совершить самый страшный грех.
     — Я пошел с Асмитой, — говорит Сергей, — просто нельзя было поступить иначе, это совсем иная система ценностей, патологическая зависимость от учителя. Мы провели с ней ночь, но ничего не получилось — все-таки я очень любил свою жену.
     Утром за завтраком Асмита спросила Сергея:
     — Неужели ты все еще думаешь, что когда-нибудь любил Алену?
     Невзирая на присутствие жены, Сергей ответил:
     — Да, пожалуй, не любил...
     Не миновал интимной связи с учителем и Леонид Большов. Только в отношении него у Асмиты имелись более основательные планы. Однажды, в отсутствие Леонида Александровича, она объявила Наталье:
     — Леня никогда не любил тебя. Ты больше не должна с ним жить. Теперь его женой буду я.
     О степени зависимости учеников от “учителя” можно судить по тому, что Наталья Михайловна не только не возмутилась своей отставкой, но даже попросила позволить ей остаться жить в Будах! Терзаясь как женщина, она ни на минуту не осудила Асмиту:
     — Если я люблю Леню, — твердила она подругам, — я должна радоваться за него...
     Однако для “учителя” присутствие хоть и поверженной, но соперницы в поселении было теперь совершенно лишним. Она настроила против нее все поселение: Наталья и ленивая, и никчемная, и упрямая, и подлая. А главное — бездуховная. Но особо тщательной обработке подверглись дочери, Алена и Аня. “Ее никто не выгонял! — сказала мне Асмита. — Она уехала по своей воле”. “Да, она наплевала на всех нас, предала, сбежала, потому что ей лень было работать!” — вторит мачехе Аня. На ее лице — ни тени боли и сомнения... Наталья Михайловна действительно не выдержала оскорблений и уехала сама. Дочери и Сергей всего лишь выкидывали за забор ее вещи...
     Из выступлений Асмиты:
     “На Земле я пережила множество реинкарнаций. В самый первый раз я воплотилась в физическое тело женщины-мага. Я находилась в Египте, у меня был дворец. Я была очень красивой, тонкокостной, с длинными черными волосами... Я легла на камень — надо мной был огромный жидкий кристалл, и в нем я видела, как пронеслись все мои будущие жизни... В 41-м году XX века я была штандартенфюрером СС”.
ЗОМБИ
     Летом 2000 года Леонид Большов оформил свой развод с Натальей и зарегистрировал брак с Асмитой. В августе того же года молодая жена родила сына Давида, которого в поселении называют мессией... Впрочем, в “Долине солнца” она появляется все реже, предпочитая столичную жизнь.
     А этим летом вырваться из райских кущ удалось Сергею. Он почувствовал, что продолжать прежнюю жизнь в коммуне больше не может.
     — Я был тогда в Москве, — рассказывает он. — Первым делом позвонил Асмите в Буды и сообщил, что не вернусь. Сына Петю в это время отпустили из поселения пожить с моей матерью на даче. При одном упоминании о том, что скоро надо возвращаться в Буды, ребенок начинал плакать. И я решил поговорить с женой, убедить ее уехать. Но Алена даже не стала со мной разговаривать, бросила трубку — Асмита успела сделать ей внушение. Я был готов на все, лишь бы не отправлять Петю обратно в коммуну. Но 24 августа жена приехала ко мне — якобы повидаться с сыном. Вместе с ней явились два амбала из числа поселенцев. Они держали меня, пока Алена уводила плачущего сына...
     Осенью Сергей через третьих лиц узнал, что его брак с Аленой расторгнут на Украине и что там же состоялся суд по лишению его отцовских прав, о котором его даже не оповестили. В декабре он все-таки опять поехал в Буды, ужасно хотелось повидать сына. Сергей дождался, когда Петя вышел на улицу. Но стоило отцу только поднять ребенка на руки, как тут же из-за забора выскочили несколько “коммунаров” и жестоко его избили.
     После этого случая Петя попал в психиатрическую больницу.
     — Сергей пытался украсть сына, — говорит мне Асмита тоном человека, никогда и ни в чем не знающего сомнений. Ее речь напориста и уверенна. — Мы теперь отпускаем Петю в школу только в сопровождении двух мужчин. Психика у ребенка нарушилась оттого, что он очень боится, что папа украдет его.
     — Кто же сказал мальчику, что папа хочет его украсть? — задаю я вопрос, ответ на который очевиден.
     — Он сам все понимает!
     ...Алена с Петей до сих пор остаются в Будах. Сергей не теряет надежды вытащить их оттуда.
     А Наталья Михайловна после разрыва с дочерьми пыталась выброситься с балкона седьмого этажа. Психотерапевт Виктор Бондарь полгода работал с ней, помогал выйти из депрессии. Он говорит:
     — Меня потрясло, что в первое время, стоило мне негативно высказаться в адрес Асмиты, отнявшей у нее мужа и дочерей, Наташа останавливала меня: “Асмиту не трожь, она святая...”
     И еще один факт. Только факт. Совсем недавно 25-летняя Анна Большова вышла замуж за старшего сына Асмиты Антона. Брак был заключен сразу после того, как Антону исполнилось восемнадцать.
МАТЬ И МАЧЕХА
     — У них была хорошая, дружная семья, — рассказывает Татьяна, жена Михаила Большова, брата Леонида Александровича. — То, что случилось, — большая беда для нас всех. Но хуже всего Наташе. Ее дети утратили собственную волю, думают и действуют по чужой указке. Полгода назад моя свекровь, бабушка Ани и Алены, тяжело болела. Вся семья Большовых дежурила у ее постели. Но когда встал вопрос, чтобы позвать сюда Наташу, Аня заявила: “Ни за что! Я не хочу, чтобы она находилась в одной квартире со мной!”
     Кстати, Наталья Михайловна Большова отказалась помочь мне в подготовке данного материала. Мотив отказа очень понятен и очень человечен: “Боюсь, что такая публикация может повредить моим дочерям. Как бы они ни относились ко мне, девочки для меня — самое дорогое”. То же самое она сказала и тележурналистам, снимавшим фильм о сектантах из “Долины солнца”.
     И все-таки как могло получиться, что умные, высокоинтеллектуальные люди попали в безраздельную власть “пришелицы с Венеры” (она же — “штандартенфюрер СС”)?
     — Здесь применялись типичные методики тоталитарных сект, — объясняет Виктор Бондарь. — Смена привычного образа жизни, отсутствие свободного времени. Некогда остановиться, оглянуться. Присвоение новых имен заставляет еще больше оторваться от прошлого. Существует и индивидуальный подход. Асмита — хороший психоаналитик, ей удается находить путь к конкретному человеку, чтобы убедить его в своей исключительности. Но главное — психоактивное воздействие на подкорку. Наибольший эффект оно дает во время медитаций, когда человек расслаблен и открыт. В это время в его подсознание можно внедрить все что угодно. Никакие доводы рассудка не заставят его усомниться в том, что вложено в подсознание. Поэтому по указанию Асмиты ее ученики пойдут на все — на самоистязания, отказ от любви к близким, даже смерть. Она говорит их устами, действует их руками. Она для них — Бог. Да она так и называет себя, прямым текстом. А они, ее ученики, — избранные, приближенные к Богу...
     Что касается индивидуального подхода, то в семье Большовых Асмита нащупала самое уязвимое место — болезнь старшей дочери. У Алены еще лет десять назад начала развиваться редкая для наших краев хворь — булимия. Иногда женщины, ревностно следящие за фигурой, после еды вызывают у себя рвоту, чтобы не поправиться. Если делать это часто, возникает зависимость от этого процесса наподобие наркотической. Именно это произошло с Аленой. Отец и мать страшно переживали за дочь, водили ее по разным специалистам, но побороть болезнь не удавалось. После переезда в Буды Алена стала понемногу справляться с зависимостью — смена привычной обстановки, свежий воздух способствовали этому.
     — Я спасла ее, — говорит Асмита.
     — Значит, Алена поправляется? — наивно спросила я.
     — Она никогда не поправится, — строго одергивают меня. — Жива, и это уже достижение. А жить ей можно только в Будах. В Москве она умрет.
     Я понимаю, что эти слова предназначены не столько мне, сколько сидящему рядом Леониду Александровичу.
* * *
     Мне вспоминается выступление Анны Большовой в одной из телепередач около трех лет назад. На вопрос ведущего о друзьях, подругах, любимом человеке лучезарная, сияющая Аня ответила примерно так: “На это просто не хватает времени. У меня такие замечательные родители, такая дружная семья, что все свободное время я стараюсь проводить с ними”.
     Я видела Леонида Большова на видеокассете 98-го года. По сравнению с тем временем он постарел лет на двадцать...
     — Вам не кажется... гм-м... неправильным, что ваша новая жена вмешивается в личную жизнь других людей, указывает им, что делать и чего не делать? — спросила я напоследок Леонида Александровича. Растерянный ответ этого немолодого человека меня поразил не менее, чем вся эта история:
     — Но ведь люди не знают, что для них лучше... А она — знает...
    


Партнеры