Губернаторская доля

Автор этой статьи продался бывшему губернатору Приморья за 1 миллион долларов

28 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 664
  На днях приятель спросил меня:
     — Что-то ты давно о Приморье ничего не писал. С чего бы?
     Ехидно спросил. С подковыркой.
     Ехидство моего приятеля вполне понятно. Дескать, Наздратенко из губернаторов попросили, бросили “на рыбу”, вот я и отмалчиваюсь.
     Придется этот пробел восполнить.
    
   
  Пусть это и будет похоже на оправдание, однако — истины ради — должен заметить: ничего хорошего о бывшем приморском губернаторе я никогда не писал. Плохого, впрочем, тоже. Писал, что не знаю. Мне говорили, что он бандит. Не знаю, отвечал я. Очень может быть. Но на слово — не верю. Дайте факты, и я их тут же опубликую.
     Фактов почему-то не было.
     А вот о ближайших “сподвижниках” Наздратенко я писал, и немало. Очень уж колоритные фигуры. Как на подбор. Один владивостокский мэр Черепков дорогого стоил. Я понимаю: нездоровый человек, по его собственным словам, — “экстрасенс” и “целитель шестого разряда”. Не лечится. Теперь вот г-н Черепков — депутат Государственной Думы. И это правильно. Там, в Думе, таких много. Экстрасенсов.
     Писал я и о генерале Кондратове — бывшем руководителе УФСБ по Приморскому краю: о его “фазенде” и “семейном бизнесе” весьма криминального свойства. Писал о депутате Государственной Думы от Приморского края г-же Орловой: о ее двух квартирах во Владивостоке, трех — в Москве и трехэтажном особняке в Подмосковье.
     Эти люди не были в числе близких друзей Наздратенко. И даже в числе далеких. Более того — они были яростными противниками приморского губернатора. А поскольку мои статьи по отношению к этим противникам были весьма критическими, делался неизбежный вывод: я на стороне Наздратенко. Даже сумма называлась, за которую я Евгению Ивановичу продался, — миллион долларов.
     Все никак не получу. Недосуг.
     Собственно, вывод не новый: ежели он (то есть я) не за этих, то за тех. Или наоборот. Иными словами, кто не с нами, тот против.
     А я, граждане, ни с кем. Или, если хотите, против всех. В этом, по-моему, и состоит кредо нашей журналистской профессии.
* * *
     Не скрою: чем-то бывший губернатор Приморья мне симпатичен. Ну вот, например. Несколько лет назад правительственные и МИДовские чиновники вознамерились отдать Китаю часть Приморского края. Часть небольшая, всего-то 300 гектаров. У нас ведь их, этих га, девать некуда. К тому же участочек тот, что к Китаю должен был отойти, — сплошные болота. Да гори они огнем, эти болота! — добрые отношения с великим восточным соседом дороже стоят. Правда, была одна небольшая деталь: в стратегическом отношении этот клочок земли необычайно важен для России.
     Наздратенко тогда уперся. Оказался под мощным прессом, в том числе и со стороны всесильного в то время министра иностранных дел Андрея Козырева, но отстреливался до последнего патрона. Словом, рискнул карьерой. И ведь не для себя старался. Хотя “доброжелатели” говорили: Наздратенко-де потому с теми га расставаться не желает, что он там себе роскошный особняк построил. С джакузи. В болотах и в сутках езды от Владивостока.
     Тот клочок земли удалось отстоять. Всеми правдами и неправдами. Может, бывший губернатор действительно бандит и командовал в той драке штрафным батальоном. Но — отстоял. И это мне нравится.
     Не нравится другое. И прежде всего то упорство, с которым “переброшенный на рыбу” Наздратенко поддержал своего преемника — Сергея Дарькина. Чем больше я узнавал о губернаторе нынешнем, тем меньше нравилось мне упорство в этом вопросе губернатора предыдущего.
* * *
     Из более чем полутора миллионов избирателей Приморья во втором туре губернаторских выборов участвовали 555 тысяч. Местному бизнесмену Сергею Дарькину отдали свои голоса 223410 человек. Продолжая выражаться языком цифр — меньше 15% от общего числа избирателей края.
     Можно ли говорить о легитимности полномочий нового приморского губернатора, избранного пятнадцатью процентами дееспособного населения, две трети которого вообще игнорировали выборы?
     Наверное, можно: им там, на месте, виднее.
     Однако легитимность (или ее отсутствие) — только полбеды. Другая половина — в предпринимательской деятельности г-на Дарькина. А все вместе и есть одна большая беда, характерная, правда, не только для Приморья.
     Коммерческими делами г-н Дарькин занимается с 1991 года. Он организовал тогда компанию “РОЛИЗ”. “Организацией” дело, конечно, не ограничивалось: поскольку с момента своего возникновения компания занималась приватизацией промыcловых судов, ей нужны были либо большие деньги, либо мощная “крыша”. А лучше — и то, и другое.
     Оба компонента, похоже, нашлись. Дело в том, что г-н Дарькин очень удачно тогда женился. Любовь, конечно, и всякое такое... Всех этих житейских факторов я не исключаю, но женитьба на дочери всесильного по тем временам в крае секретаря крайкома КПСС пришлась как нельзя более кстати. Впоследствии Сергей Михайлович женился еще раз, и не менее удачно, но об этом ниже. А в то время тесть обеспечил г-ну Дарькину надежную “крышу”. Откуда-то (не из “партийных” ли денег?) возник и первоначальный капитал. С тех пор будущий приморский губернатор весьма удачлив в своей коммерческой деятельности. Вот лишь некоторые слагаемые его успеха.
     ЗАО “РОЛИЗ” (“Российское общество лизинга”), г-ну Дарькину принадлежит 33% акций. Компании принадлежит 15 рыболовных траулеров, она занимается добычей, переработкой и транспортировкой рыбы.
     Кроме того: ЗАО “Морская волчица” (50% акций), совместная российско-японская компания “Восток-Джапан” (50%), ЗАО “Брокерская фирма “Елена” (40%), ЗАО “Компания по финансовому консультированию “Консалт” (9,38%).
     Помимо перечисленного “РОЛИЗу” принадлежит более десятка дочерних фирм.
     Может ли губернатор одновременно быть бизнесменом? И чьи интересы он будет блюсти в этом случае в первую очередь — “своих” предприятий или жителей края?
     Меня очень интересует ответ на этот вопрос.
* * *
     Уже будучи губернатором, г-н Дарькин вступил в Союз правых сил. Членский билет он получил из рук лидера СПС Бориса Немцова, находившегося во Владивостоке. На “церемонии вручения” губернатор Приморского края заявил: “СПС близок мне идеологически, потому что привержен рыночной экономике, и за ним деловые круги”.
     Стало быть, “правые” близки г-ну Дарькину “идеологически”. А Дарькин — “правым”? Тоже “идеологически близок”?
     На правах избирателя, на последних выборах в Думу голосовавшего за СПС, осмелюсь спросить лидеров Союза: вас ничего не смущает? Приморские СМИ полны сообщений о связях губернатора с криминальным миром. Вы этого не знали? Тогда давайте почитаем тамошнюю прессу вместе.
     В период грабительской приватизации одной “крыши” — партийно-государственной — начинающему бизнесмену не хватало. Необходима была еще одна “крыша”: криминальная.
     Еще 10 лет назад хорошо известный в Приморье преступный “авторитет” Сергей Бауло по кличке Баула стал “крышей” “РОЛИЗа”: г-н Дарькин вроде бы подчинил тогда службу безопасности фирмы родственнику Баулы. В архивах следственного управления Приморского края будто бы имеется аудиозапись допроса одного из братков, в которой тот сообщает о финансировании “РОЛИЗом” криминальных структур Приморья. Не ясно, удалось ли следователям подтвердить эту информацию, но факт близости Дарькина и Баула весьма симптоматичен.
     В 1995-м Баула погиб при загадочных обстоятельствах: спустившись под воду с аквалангом, он не выплыл и был найден на дне с перерезанным шлангом. Одним из распорядителей похорон (они прошли с купеческим размахом, в присутствии чуть ли не всех заправил приморского криминального мира) был г-н Дарькин. Будущего губернатора запечатлела тогда видеокамера: вот он распоряжается выносом гроба из Драмтеатра им. Горького, наблюдает траурную процессию в окружении братков с бритыми затылками, не скрывая слез, опускает в могилу гроб с телом...
     Скрывать было не от кого, все свои...
     После смерти Баулы между двумя преступными группировками разгорелась борьба за контроль над фирмой “РОЛИЗ”. Победу одержал некто Игорь Карпов по кличке Карп. Но и он, являясь держателем “общака”, был убит в 98-м. “РОЛИЗ” перешел под контроль двух преступных “авторитетов”, известных под общей кличкой Винни-Пухи. Впрочем, если к этому времени г-н Дарькин и нуждался еще в “крыше”, то лишь по соображениям личной безопасности. Дело в том, что сразу после смерти Карпа Сергей Михайлович в одночасье разлюбил свою жену и развелся с ней. А полюбил он вдову вышеупомянутого Карпа, местную актрису, которая, в качестве вдовы, унаследовала солидную недвижимость и чуть ли даже не “общак”.
     Приморские правоохранительные органы связывают с фирмой “РОЛИЗ” более десятка убийств. В том числе — убийства директора Восточного торгового порта Бочкова, судьи Хасанского района Старчукова и директора военного завода “Звезда” Маслакова. Все трое были убиты прошлой осенью, когда г-н Дарькин уже заступил в должность губернатора.
     Вышеупомянутые правоохранительные органы неоднократно допрашивали вышеозначенного г-на. Но, как вы понимаете, всего лишь в качестве свидетеля. Хотя, по мнению местных СМИ, нынешний губернатор весьма тесно связан с “крутыми парнями” из криминального мира.
     Не следовало ли лидерам СПС прислушаться к этому мнению? Хотя бы в целях чистоты рядов и совести?
     Ну хорошо: мы не привыкли обращать внимание на собственные СМИ. Пока еще — не привыкли. И подмоченная репутация политического деятеля нам не мешает. Как говорится, был бы человек хороший. Мало ли чего журналисты напишут?..
     Но вот, что называется, прямая речь. Пусть еще не самого г-на Дарькина (к губернаторской прямой речи я еще вернусь), но главного его подель... то есть, извините, соратника. Вот что заявил недавно первый вице-губернатор Приморского края Александр Линецкий, он же — президент ЗАО “Брокерская фирма “Елена” и вице-президент АО “РОЛИЗ”:
     “Те люди, которых я называю “группировщики” (не люблю слово “мафия”), на самом деле выполняют роль муниципальной милиции. Очень многие наши “группировщики” — не более чем группы ребят, защищающих свои законные интересы”.
   
  Не слабо. Теперь понятно, чего можно ожидать от команды нового приморского губернатора, — борьбы с преступностью или передела собственности и сфер влияния между “группировщиками, защищающими свои законные интересы”.
* * *
     Согласно действующему законодательству, претендент на пост губернатора имеет право истратить на свою предвыборную кампанию не более 20 миллионов рублей.
     Для работы на Дарькина были наняты самые дорогие политтехнологи. Закуплено огромное количество эфирного времени и газетно-журнальной площади в приморских СМИ. На заборах всего Приморья — прекрасно выполненные и посему очень дорогие плакаты с “наглядной агитацией”. Не менее прекрасные и не менее дорогие буклеты с завидной регулярностью оказывались в почтовых ящиках жителей Приморья. Рекордное число “агитбригад” чуть ли не круглосуточно агитировало население за “молодого владивостокского промышленника”. Приморской молодежи были подарены тысячи желтых футболок. Огромные суммы истрачены предвыборным штабом г-на Дарькина на организацию субботников по благоустройству Владивостока.
     Цель оправдывает средства. Электорат края оказался пассивным, но г-н Дарькин все равно стал губернатором. Стало быть, цель достигнута. Вопрос — на какие средства?
     По мнению незаинтересованных экспертов, на избирательную кампанию нового губернатора Приморского края было затрачено не менее семи миллионов долларов. В местной прессе называется и имя одного из главных спонсоров. Вернее, не имя, а кличка: Джем, хорошо известный на Дальнем Востоке криминальный “авторитет”, будто бы субсидировал предвыборный штаб Дарькина, предоставив ему от двух до пяти миллионов долларов.
     Если это так, то деньги были даны, безусловно, в долг. А долг, к сожалению, красен платежом. Свои деньги (поговаривают, что г-н Дарькин очень даже не бедный человек) отдавать, понятное дело, не хочется.
     Отдать можно главным богатством Приморья — рыбой. Тем более что суда для этого имеются: на заре нашего отечественного капитализма г-н Дарькин благодаря своему тестю был допущен к приватизации одного из самых лакомых кусков госсобственности — промысловых кораблей Дальневосточного флота.
     Теперь, уже будучи губернатором, он воюет за рыбу. Минтай, который добывают суда дочернего предприятия “РОЛИЗа”, “Востоктралфлота”, — эквивалент чистого золота. Он почти весь идет на экспорт, но на Дальнем Востоке минтая почти не осталось. В связи с чем квоты на его добычу были сильно урезаны, а оставшиеся — перераспределены между небольшими рыболовецкими хозяйствами Приморья, чтобы дать им возможность хоть что-то заработать.
     Вот тут и понадобилось вмешательство нового губернатора. Львиную часть квот он своей властью передал своему же “Востоктралфлоту”, причем для правового обоснования этого решения был использован откровенный подлог. Другими словами, имело место заурядное уголовно наказуемое деяние. А когда разгорелся скандал, г-н Дарькин прикрылся именем премьер-министра: мол, действую по поручению главы правительства.
     Интересно, знает ли премьер-министр о своих поручениях г-ну Дарькину? Или он теперь, выражаясь сленгом, дружбан приморского губернатора? В своей вотчине г-н Дарькин называет г-на Касьянова ласково и коротко: Миша. Явно дружбан...
* * *
     Ну если уж премьер — просто “Миша”, да и некоторые другие представители высшей власти из Кремля и правительства канают у приморского губернатора просто под именами, без фамилий и отчеств, то со своими, местными, и вовсе стесняться нечего. Особенно это касается “недружественных” СМИ. Их и вовсе — к ногтю.
     Встреча губернатора с представителями приморских СМИ была посвящена “новой информационной политике”. “Не трогайте меня лично, — заявил собравшимся г-н Дарькин. — Кто будет трогать меня лично, того и я буду трогать лично”.
     Прямая и явная угроза. Или это и есть “новая информационная политика”?
     Губернатора дополнил его первый зам, г-н Линецкий: “Уровень СМИ у нас, — сказал этот г-н, — ниже городской канализации”. Это, значит, чтобы у моих приморских коллег, не согласных с тамошней властью, не оставалось никаких сомнений относительно своего будущего.
     По-видимому, не только у них, но и у прочих жителей Приморья. Кроме, разумеется, тех 15%, кто голосовал за г-на Дарькина. Хотя, я думаю, на “хороший” и “плохой” электорат тут не поделишься. Все попали.
* * *
     Говорят, что Евгений Наздратенко больше не поддерживает Сергея Дарькина. Так ли это, точно не знаю. Но спрошу. Вот зайду за миллионом долларов и непременно спрошу.
    


Партнеры