«наша жизнь – это жесткая конкурентная борьба...»

1 марта 2002 в 00:00, просмотров: 239

Признаться, я не был готов к такому повороту событий. Нет. Вопросы для интервью были подготовлены заранее, а заочное знакомство с героем состоялось благодаря нескольким статьям, выложенным
на сайте возглавляемой им компании. Но когда мы уселись друг напротив друга
и я включил диктофон, собираясь задать первый вопрос из списка,
он неожиданно предложил:
«А давайте не будем зацикливаться на этих вопросах.
Лучше пообщаемся
в свободном режиме».

По идее, мы должны были с Тимуром Хусаиновым, управляющим директором, партнером инвестиционного банка «Гамма Групп», говорить об инвестициях, телекоммуникациях, медиа и информационных технологиях – тех сферах бизнеса, где у компании широкая клиентская сеть, а беседовали о политике, страхе, предательстве и даже о смерти. И этот разговор вышел далеко за узкие рамки профессионального круга вопросов.
Судя по вашему фундаментальному образованию и опыту работы в западных компаниях, вы могли бы сделать блестящую карьеру где угодно. Но выбрали Россию, где все неопределенно, а власти меняют правила по ходу игры. Вы вернулись из Америки в 1997 году, а здесь – непонятная политическая ситуация, предстоящий дефолт и масса проблем во всех сферах жизни.
– Первый небольшой комментарий. Если посмотреть на все факторы, которые присутствовали на тот момент, то Россия как раз находилась на подъеме. А вот политическое состояние общества действительно было нестабильно. Но, я думаю, оно было таковым начиная с 1991 года. Впрочем, дело здесь даже не в политической ситуации. Мое желание вернуться в Россию было продиктовано сразу несколькими мотивами. Назову лишь основные.
Первый. Не важно, что ты свободно говоришь на английском языке и спокойно можешь затеряться среди иностранцев. Ты можешь принять чужой менталитет, начать играть по правилам другого общества, но ты всегда будешь оставаться чужим среди своих. И дело здесь не в конкретной стране – Америка это или Япония. Просто ты никогда не избавишься от психологического дискомфорта, потому что очень многое в жизни зависит от наличия общих воспоминаний: какие фильмы смотрели в детстве, какие книги читали, в какие пионерлагеря ездили.
Второй аспект – это карьерный рост. Одно дело, когда ты получаешь большое количество денег, и этого тебе уже достаточно, другое – когда ты ставишь перед собой более высокие задачи. В Америке в бизнесе можно дорасти до определенного среднего уровня, но подняться выше – практически нереально.
«ДЛ»: А вам нужно гораздо больше, чем просто сытая и комфортная жизнь?
– Представьте себе, да. В противном случае сейчас ограничился бы чем-то, отдыхал и не работал. Опять же не буду скрывать: меня всегда очень интересовала политика. Вопрос в том, когда и как в нее входить. В США это практически невыполнимо. Хотя надо отдать должное американцам – там политическая карьера иностранца возможна, чего нельзя сказать о других, например европейских, монокультурах.
Я не из тех людей, чья цель, поработав в одноименном российском филиале западной материнской компании, перевестись в Лондон или Нью-Йорк, курировать восточноевропейское направление и быть счастливым. Кого-то это устраивает, меня – нет. Я всегда хотел жить и работать в России, хотя, может быть, это не так уж и просто.
«ДЛ»: Что для вас философия бизнеса? Захват новых рынков, расширение контролируемых территорий, усиление влияния, экспансия, наконец?
– Экспансия всегда приятна. Теория расширения жизненного пространства будет импонировать любому человеку, которому присущи здоровые амбиции. Есть группы единомышленников, которые и являются командами только потому, что имеют схожие взгляды на те или иные явления. Мы с детства, еще со школьных уроков политинформации, приучены мыслить масштабно, легко переходя с микроуровня на макро. И тебя уже не волнуют проблемы отдельной компании, тебе интересны проблемы страны в целом. Понимаю, что это может быть кем-то неправильно понято. Но я занимаюсь своим делом, и когда рассматриваю процессы, происходящие в стране, как в неком большом холдинге, состоящем из тех или иных компаний, немного по-другому начинаю смотреть на экспансию. Предвижу ваше недоверие и, возможно, иронию: до тех пор, пока не вкусил власти, будешь святым, произносящим правильные слова наивным человеком.
«ДЛ»: В общем и целом – именно так. Испытание «огнем, водой и медными трубами» выдерживают лишь единицы…
– Знаете, я все-таки предпочту считать себя наивным и не столь испорченным. Хотя вы мне можете возразить: дайте ангелу власть на один день – через пару часов у него отвалятся крылья, потом вырастут рога и появятся все сопутствующие дьявольские атрибуты…
«ДЛ»: О том и речь. Не проще ли все же выбрать сытую и комфортную жизнь?
– Кому что нравится. Вот мне, например, нравится жить и работать на Родине. Это с одной стороны. С другой – я чувствую колоссальную обиду за то, как живут здесь люди.
«ДЛ»: Но вы же не можете им всем помочь!
– А всем и не нужно помогать. Главное, чтобы одному стало лучше, а другому не стало хуже.
«ДЛ»: В большинстве случаев люди сами повинны в своих бедах, разочарованиях и неудачах…
– А вы проведите очень простую аналогию. Ведь то же самое можно говорить и о родительской опеке. Вряд ли без нее ребенок самостоятельно сможет дожить до определенного возраста. Из-за отсутствия элементарного жизненного опыта он может причинить себе непоправимый вред.
«ДЛ»: С вами работает молодая команда. Это плюс в работе? Вы уверены в своих людях? Можете сказать, что это действительно единомышленники?
– Я реалист. Прекрасно понимаю, что у каждого есть свои цели. Хотелось бы, чтобы и в бизнесе рядом оказывались только единомышленники, но такое случается редко. Можно работать вместе в бизнесе, но «в миру» придерживаться разных взглядов. А то, что в нашей команде работают молодые люди, я только приветствую. Есть объективные причины. У молодого человека больше запас здоровья, он более амбициозен, менее разочарован в жизни, более мобилен.
«ДЛ»: Но менее опытен. Вы не верите в опыт умудренных людей?
– С учетом того, что вплоть до 1991 года у нас мало кто вообще знал, что такое рыночная экономика, и молодые, и умудренные опытом оказались примерно в равных условиях в профессиональном плане. Да и возраст – это понятие скорее биологическое. Все зависит от того объема информации и количества решений, которые необходимо принимать. Говоря о духовном, на философские темы лучше пообщаться с 60-летним пастухом, у которого ясная голова, но работать в бизнесе предпочтительнее с яростным трудоголиком.
Да, мы придерживаемся принципа ротации кадров, которая может охватывать до 40% сотрудников в год. И это здоровый процесс. Моя основная задача как менеджера – держать костяк, который может закрывать основные направления. Тем самым мы избегаем корпоративного риска. В любом случае, если мы говорим о компаниях, занятых в сфере услуг – а мы занимаемся инвестиционно-банковской деятельностью, – основная стоимость компании складывается из стоимости людей, которые в ней работают. Даже понятие «брэнд» отходит на вторые позиции. Ведь брэнд и сделан этими людьми, и каждый из них несет с собой его частицу. И наши клиенты хотят работать с людьми, которые олицетворяют собой этот брэнд. В любой компании есть ключевые фигуры, несмотря ни на что вытягивающие проект. Да, это тяжело, это изнурительный рабочий график, без скидок на выходные.
«ДЛ»: А вы жестко выстраиваете отношения со своими подчиненными?
– Я хочу их жестко выстраивать. Потому что знаю: если этого не будет, команда ничего не добьется.
«ДЛ»: Жесткий стиль руководства подразумевает авторитарность, которая, в свою очередь, не обходится и без психологически «пограничных» ситуаций в общении с подчиненными…
– Я бы сказал по-другому. Человеческий дух укрепляется именно благодаря экстремальным, пограничным ситуациям. В этом, естественно, есть и негативные стороны. Вопрос сложный и неоднозначный. Те, кто сильны, – выживая, становятся еще сильнее. Те, кто не выдержал, – просто занимают другое место. Большинству кажется, что они работают на пределе, но ведь известно, что мы не используем и десятой части нашего потенциала.
«ДЛ»: По-вашему, для того, чтобы чего-то достичь, необходимы сверхусилия?
– Вопрос в том, чего вы хотите достичь. Чем выше ставишь себе планку в жизни, чем более кажется нереальной твоя цель, тем больше шансов у тебя решить задачу. С поправкой на объективные условия, разумеется. Я не говорю о том, что человек, до 30 лет не научившийся играть на скрипке, вдруг в 31 должен поставить перед собой цель достичь уровня Паганини. Я имею в виду использование собственного потенциала в том деле, которое получается у тебя лучше всего.
Мы всячески поддерживаем эту философию у себя в компании. Нас не устраивает пассивная позиция. Хочешь чего-то достигнуть – соответственно работай! Умей жертвовать собой ради общего дела. Умей брать на себя риски. Но отсюда вытекает так называемое правило пожарных. Если ты приехал тушить пожар, то не имеешь права предъявлять претензии к компании, получив ожоги во время работы. Как разумный человек ты знаешь, с чем связан этот род деятельности. То же самое и в бизнесе, да, пожалуй, и в любом деле: если хочешь чего-то достичь намного быстрее, чем все остальные, – жертвуй собой.
«ДЛ»: В итоге-то какова конечная цель вашей деятельности?
– Процесс самосовершенствования вечный. Одна проблема: совершенствуя свой бизнес, приобретая профессиональный опыт, начинаешь понимать, что у тебя остается мало времени на духовное развитие. Вообще, понятия «духовность» и «бизнес» лежат несколько в разных плоскостях. Зачастую случается так: грань, разделяющая духовное самосовершенствование и достижение целей в бизнесе, понемногу начинает стираться, и наступает противоречие… В итоге, смысл заключается в том, что вся наша жизнь – это жесткая конкурентная борьба...
«ДЛ»: Я вынужден это признать.
– ...С детского садика мы пытаемся бороться за свое существование. К середине жизни человек приходит к пониманию, что привычные с детства критерии не объясняют большинства жизненных ситуаций. Оказывается, категории добра и зла весьма относительны. Черное – в белом, белое – в черном… Древние китайцы не зря придумали символ «инь–ян».
Проблема заключается еще и в том, что большинство людей имеет не слишком симпатичную привычку: моментально заклевать того, кто мыслит и действует хотя бы чуть-чуть иначе. Вспомните показательные процессы 30-х годов. Феноменальное сочетание агрессивности и страха в массах.
С одной стороны, агрессия присуща человеческой натуре, без агрессии человек не живет, а просто существует. Если ты сдерживаешь в себе эту агрессию и не находишь ей здорового применения, то живешь по законам большинства, которое по определению слабо и аморфно в своей массе. С другой, если ты не желаешь довольствоваться тем, что устраивает большинство, и добиваешься в жизни чего-то большего – опять-таки без здоровой агрессии не обойтись. Главное, как говорится, не перегнуть палку.
«ДЛ»: Вы идете в одной колонне. Невыносимо тяжело. Кто-то не выдерживает на этом пути побед и разочарований, вечной нервотрепки, стрессов и ответственности, и вы подставили плечо. Но невмоготу поддерживать и слабого. Вы пойдете дальше без него?
– А не надо поддерживать. Один человек ничего не может, победить можно только с группой единомышленников. Но если ты в своей команде терпишь чью-то слабость, вся группа не добьется успеха. Я приведу пример из альпинизма. Вы идете в горы, и ваша цель – вершина. Ваш партнер в связке сорвался. Пожалеть его или всех остальных? Ведь все рухнут из-за одного. Решать нужно быстро. Поэтому у альпинистов есть правило номер один: если сорвался и под угрозой жизнь тех, кто с тобой в одной связке, – режь веревку. Но есть и правило номер два. Не сделаешь этого ты – это должен сделать твой партнер. Я приверженец социал-дарвинизма, потому что прогресс возможен только благодаря эволюции, а в этом процессе, как известно, выживают сильнейшие.
«ДЛ»: Но в той же Америке, например, теорию Дарвина в школе не преподают. Он, если я не ошибаюсь, даже запрещен.
– Его не преподают, но он не запрещен. Хотя в том, что человек знает теорию Дарвина или, например, историю сталинизма, ничего плохого не вижу. Знание и применение знаний на практике – все же разные вещи.
«ДЛ»: Говорят: знание разрушительно. Поглядишь на непросвещенные народы – боже мой, сколько наивности, детской непосредственности, тихой житейской радости...
– Это одна из трактовок грибоедовской комедии «Горе от ума». Воплощение же обычной житейской радости можно видеть и у нас, наблюдая за группами людей, пьющих прямо на улице изо дня в день. Я только удивляюсь: откуда у них столько здоровья? Что дальше? Дальше наступает разложение, когда ты начинаешь выпадать из активной деятельности: месяц, два, три без созидательной работы – и ты, образно выражаясь, труп. На этом можно сломаться. У меня каждую неделю возникает непреодолимое желание послать все к чертовой матери, просто ничего не делать. Но этого не произойдет.
«ДЛ»: Перед чем вы испытываете страх? Например, существует государственная машина. Пользуясь классической терминологией «государство – это аппарат подавления», нельзя быть свободным, живя в обществе. Сейчас во многих ваших словах я улавливаю некие анархические нотки.
– Почему? Разве я призываю к насильственному свержению существующего общества?! Или к беспорядкам?! Анархии в моих словах нет. Наоборот, все должно быть упорядочено. Энергия большинства, если говорить о народных массах, которые по крупицам создают страну, – это энергия парового двигателя. Не будет паровых турбин, направляющих эту энергию, – она будет бездарно растрачена или приобретет разрушительный характер.
«ДЛ»: А вы и есть та самая турбина?
– Разве это главное? Посмотрите на мир, в котором мы живем. Среди нас есть те, кто не знает элементарной арифметики, кто не прочитал ни одного произведения классика, хотя в школе всем это преподают. Не говорю, что я – турбина. Мы все разные – по уровню развития, потенциалу, духу, по степени готовности к самопожертвованию. Поэтому у каждого своя роль в обществе. Я понимаю и сочувствую инвалидам и пенсионерам. От них нельзя чего-либо требовать. Первые просто объективно не в состоянии тягаться со здоровыми людьми, вторые – в подавляющем большинстве честно работали всю свою жизнь. Но когда ко мне приходят здоровые битюги и начинают плакаться на «обстоятельства», мне становится просто смешно.
«ДЛ»: Вы готовы обсуждать тему смерти? Жить нужно сейчас. Это единственная возможность. Даже после того, как твой дух вознесся. Разве ТАМ жизнь? Ты бестелесен. Ты не ощущаешь ТАМ своих шрамов, не обретаешь физических впечатлений. Жизнь, на мой взгляд, и есть несовершенное сочетание тела и духа.
– Очень трудно судить о том, о чем мы ничего не знаем. Все равно что сказать: есть такая классная вещь, как прыжок с парашютом, но я этого никогда не пробовал. Это один аргумент. Но есть и другой. Ты находишься в неком замкнутом пространстве в виде плоти и связан со всеми ее болячками и переживаниями. А значит, освобождение от плоти – раскрепощение. Что возвращает к бренному существованию, так это память человеческая. Помимо прочего в дело также вступает элементарный человеческий эгоизм. Как многие из нас рассуждают? К примеру, жена, погоревав энное количество времени, забудет о супруге, воспользовавшись тем, что он для нее заработал. Хотя, конечно, есть и исключения. Главный же постулат основан на животном страхе людей перед смертью, что делает их закрепощенными и несвободными.
Боюсь ли смерти я? Ответ «нет» будет воспринят как лицемерие, но сказать, что я боюсь смерти, тоже не могу. Страха перед тем, что не обезопасил близких мне людей перед будущим, уже нет. Другой вопрос, что от смерти ты никуда не уйдешь, поскольку это – величина абсолютная. Когда вы не боитесь, то уже не думаете о ней.
Есть две методики оценки какого-либо действия: или необходимо возвести его в превосходную степень, или упростить. Любое явление, все наши поступки базируются на двух противоположных вещах. Они содержат в себе двойственность. Если ты веришь в Бога, поверь и в дьявола. Помните, как у Михаила Булгакова: «Что бы делал твой свет без моей тени?».
Мне очень сильно запал в душу эпизод, описанный в одной из книг про 30-е годы. Когда вывозили эшелоны полит заключенных на расстрелы, они начинали раскачивать вагоны, перебегая от одной стены к другой. И так – вагон за вагоном. В результате наступал тот счастливый «резонансный» момент, когда поезд летел под откос. Выживал один из тысячи. Но это был момент величайшей человеческой свободы.
«ДЛ»: Как известно, счастье – это когда тебя понимают. Проблема большинства политиков и бизнесменов заключается в том, что, даже стараясь сделать благо, они остаются непонятыми.
– Кто-то из мудрецов говорил: когда ищешь огонь, находишь его вместе с дымом. По-моему, понимание – это редкая удача. Просто надо быть готовым к присутствию этого самого дыма.
«ДЛ»: По-вашему, у России есть будущее?
– Как вы думаете, работал бы я здесь, если бы думал иначе? Будущее есть всегда. Вопрос в том, каким оно будет. У меня такое ощущение, что мы все сейчас находимся в странной ситуации: десять лет мы не могли найти дорогу назад, а теперь позабыли, откуда пришли. Не пора ли остановиться и подумать перед тем, как сделать следующий шаг?

Инвестиционный банк «Гамма Групп» создан в июле 2000 года. В числе клиентов ОАО «Связьинвест», ОАО «Ростелеком», ОАО «Международный аэропорт «Шереметьево», ОАО «Нижегородсвязьинформ», ресторанный холдинг «Росинтер», «Энергомашкорпорация», ОАО «Машиностроительный завод «Арсенал», ОАО «РТК-Лизинг», правительство Республики Коми и другие.
Крупнейшим текущим проектом «Гамма Групп» является оказание консультационных услуг ОАО «Связьинвест» по процессу объединения 11 дочерних компаний-операторов электронной связи Поволжья. «Гамма Групп» является также финансовым консультантом четырех региональных компаний-операторов электросвязи по реализации программы АДР первого уровня (ОАО «Центртелеком» (Московская область), ОАО «Петербургская телефонная сеть», ОАО «Электросвязь» Новосибирской области и ОАО «Электросвязь» Приморского края).
В 2001 году инвестиционный банк «Гамма Групп» стал лауреатом ежегодной национальной премии в области бизнеса «Компания года 2001» в номинации «За эффективную инвестиционно-банковскую деятельность».
Помимо этого, по итогам ежегодного конкурса «Компания года. Деловые итоги – 2001» «Гамма Групп» назван лучшим в номинации «Инвестиционная компания года».

Тимур Хусаинов родился в 1971 году. Образование – факультет международного права МГИМО МИД РФ, Школа права университета штата Миннесота (США), факультет права Копенгагенского университета (Дания). Работал управляющим директором инвестиционной компании «Альянс Капитал» и инвестиционного банка Apax Partners&Cо.
C июля 2000 года возглавляет инвестиционный банк «Гамма Групп». По результатам конкурса, проводимого деловым еженедельником «Компания», признан лучшим менеджером 2001 года в сфере корпоративного финансирования.



Партнеры