Криминальное чтиво

ОЧЕВИДЕЦ СОБЫТИЙ

1 марта 2002 в 00:00, просмотров: 267

«Большая пайка» – это история «о дружбе и предательстве,
вере и вероломстве, любви и равнодушии, о том, как делаются
в современной России большие деньги». И редкий случай, когда пафос анонса соответствует содержанию. В прошлом году автору романа Юлию ДУБОВУ – заместителю генерального директора «ЛогоВАЗа» – была присуждена национальная премия «Бизнес-Олимп». А в этом – режиссер Павел Лунгин заканчивает работу над картиной «Олигарх» – экранизацией «Большой пайки». Почти документальная узнаваемость главных героев и неожиданные повороты в судьбе реальных персонажей вызывают много вопросов к непосредственному участнику событий.

Юлий Анатольевич, для чего вы написали «настоящий роман о русском бизнесе»?
– Ну не знаю . Сел и написал. Крик души.
«ДЛ»: Прототипы персонажей очень узнаваемы: Платон – это Борис Березовский, Ларри – Бадри Патаркацишвили. Страна должна знать своих «героев»?
– Что касается главных героев, то не все так буквально. У песни есть мелодия и слова. Мелодию я сохранил. А слова, конечно, другие. Определенные черты характера удалось, как мне кажется, передать адекватно. Портретные характеристики, говорят, тоже удались. Я попытался изобразить размазанность Березовского по пространству . Всегда очень трудно нарисовать то, что не в фокусе. Те, кто его хорошо знают, говорят, что получилось.
«ДЛ»: Борис Абрамович для вас что?
– Я его знаю много лет, очень люблю и собственно поэтому здесь и нахожусь.
«ДЛ»: У героев вашей книги есть некий девиз: «Цель жизни – экспансия». Это способ достижения цели?
– Ну если говорить, что цель жизни – это сама жизнь, тогда да, экспансия – путь достижения цели. Поскольку экспансия, на самом деле, – способ сохранения жизни. Если рассматривать, например, живую природу на каком-нибудь низком уровне, вы увидите, что все живое старается захватить для себя как можно больше среды обитания, обеспечить наиболее комфортные условия. И если кто-то останавливается в своем развитии, перестает совершенствоваться, то, как правило, другие виды его вытесняют. Так устроена жизнь. Но я специально ограничиваюсь очень низким уровнем развития идеи, потому что люди все-таки научились друг друга не поедать. Но это не значит, что отсутствует экспансия. Она присутствует, скажем, в интеллектуальной сфере, в любви.
«ДЛ»: И кто в таком случае займет место Бориса Абрамовича?
– Вы знаете, место Бориса Абрамовича занять не может никто, поскольку оно занято им самим, а кто там сейчас ближе к власти, это мне трудно сказать.
«ДЛ»: Снова идет передел собственности?
– Думаю, что да.
«ДЛ»: Бадри Патаркацишвили предупредил, что собирается как владелец ТВ-6 в скором времени предъявить претензии по поводу незаконного изъятия канала. Каким образом? Или такое заявление – просто порыв души?
– Вы знаете, если бы я был получателем такого письма, я бы плохо спал. Я сразу вспомнил Александра Галича – «мы поименно вспомним всех, кто поднял руку».
«ДЛ»: И что, будет возможность вспомнить?
– Поживем – увидим. Я плохой пророк. Я просто хочу сказать, что если бы я был получателем такого письма, то спал бы плохо.
«ДЛ»: Ваша книга пронизана откровенным восхищением перед гением человеческой мысли. Получается, вашим героям было доступно все.
– Вы знаете, мне в этом смысле очень повезло. 10 лет назад я попал в «ЛогоВАЗ» и познакомился с людьми, для которых не существует преград. Это абсолютно собранные и целеустремленные люди. Люди, которые не терпят противодействия. Они ему радуются, потому что появляется еще одна задача. Абсолютно бесстрашные люди. Я никогда не видел более отважных людей.
«ДЛ»: Для них цель – все-таки деньги, пусть и большие?
– Это не деньги, это больше.
«ДЛ»: Ради чего отвага?
– Деньги, да, важны. Как некое измерение. Но это не самоцель. Это даже не совсем власть. Это способ измерить собственные способности решать проблемы. Это же люди, у которых нет ничего, кроме головы, рук, какого-то ограниченного ресурса. И космических задач, которые они перед собой ставят.
«ДЛ»: А манией величия они не страдают?
– Они же люди. Конечно, бывает.
«ДЛ»: А с Бадри не скучно? Говорят, он не прочитал в жизни ни одной книги.
– Вы ошибаетесь. Бадри исключительно умный и очень образованный человек, который намеренно и очень коварно скрывает свои познания. Виртуозно. Вот зачем он это делает, это он тоже скрывает. У него хороший английский язык, до чего никто бы никогда не додумался. Он здорово валял дурака, делая вид, что не понимает ни слова.
«ДЛ»: Насчет ограниченного ресурса – это вы поскромничали. Кстати, у вас в книге ничего не сказано о роли черного PR, к родоначальникам которого можно смело причислить Платона–Березовского.
– Об этом – в следующей книге. Но если говорить о родоначальниках черного PR, то есть фигуры и покрупнее. Но хочу напомнить, что столько грязи, сколько было вылито на Березовского, не досталось никому.
«ДЛ»: Скажите, а Евгений Максимович Примаков какие лично у вас вызывает эмоции?
– С Евгением Максимовичем Примаковым я познакомился очень много лет назад, еще в Академии наук. Вызывал у меня самые замечательные эмоции, поскольку дивный человек, очень общительный, чрезвычайно мобильный. Он мгновенно схватывает любое сказанное слово и тут же реагирует. Когда он стал премьер-министром, мы за очень короткое время пережили наезд, по мощи своей достаточно близкий к тому, что мы испытываем сейчас. Серьезный человек.
«ДЛ»: А вам по-человечески не жалко было его во время предвыборных баталий?
– Я думаю, что Евгений Максимович, как и Борис Абрамович, это те люди, к которым категория жалости не применима в принципе. Это люди абсолютно самодостаточные, очень сильные. Которые всегда будут до последнего драться за то, что они считают правильным и своим.
«ДЛ»: Кстати, о роли PR. А публикации о личной жизни Бориса Абрамовича были им самим санкционированы, чтобы подогреть остывающий интерес к опальному олигарху?
– Какие именно публикации вы имеете в виду?
«ДЛ»: Донжуанский список, жизнеутверждающие подробности утех с юными созданиями и прочее.
– Я думаю, что вряд ли Борис Абрамович стал бы сообщать о себе что-нибудь в этом роде. Он достаточно скромный человек. И его донжуанский список мало кому известен, кроме него самого.
«ДЛ»: В Россию ему не дадут вернуться?
– Почему? Я, например, думаю, что он вернется.
«ДЛ»: Но не при этой власти ?
– Не знаю. В принципе, Березовский абсолютно отрицательная величина, Путин плюс Березовский – это меньше, чем Путин минус Березовский.
«ДЛ»: Сегодня ваш герой выглядит бедным изгнанником. Многие ему сочувствуют, даже старушки жалеют. Вы предвидели такую развязку?
– Старушки жалеют Бориса Абрамовича? Это здорово. Это класс. Вы знаете, когда Березовский окажется бедным, брошенным, обделенным? Если ему будет нечего делать.
«ДЛ»: А сейчас что он делает?
– Борется.
ДЛ»: Ну как он борется?
– В «Фигаро» написано, что он объявил войну президенту Путину.
«ДЛ»: Вам не кажется, что это звучит по-детски. Ему же нужна аудитория, а его слушают все меньше и меньше.
– Светлана, я здесь с вами не согласен. За последние месяцы он появляется с такой частотой, с которой не появлялся вообще никогда. И резонанс от этого значительный.
«ДЛ»: У Березовского есть ресурсы для борьбы, финансовые прежде всего?
– Думаю, да.
«ДЛ»: А его могут их лишить?
– Думаю, нет.
«ДЛ»: А как по-вашему, какую реакцию у самого Путина вызывают эскапады Бориса Абрамовича?
– Дело в том, что я с Владимиром Владимировичем встречался всего дважды в жизни, человек он достаточно замкнутый. О его реакции судить трудно.
«ДЛ»: Александр Волошин дистанцировался от Березовского? Кстати, его влияние как руководителя администрации сохраняется?
– Конечно, дистанцировался. Это один из телефонов, который уже давно не отвечает. Но думаю, что влияние сохраняется. Человек на этой должности должен сохранять влияние. Иначе кому он там нужен?
«ДЛ»: То есть от Бориса Абрамовича отвернулись все его бывшие сподвижники?
– Многие отвернулись. Думаю, что далеко не все.
«ДЛ»: А кто не отвернулся?
– Ой. Ну приезжают же время от времени всякие люди, которые шепотом говорят: «Боре там скажи, мы здесь». Ну, правда, иногда это связано с тем, что сразу за этим идет просьба о деньгах.
«ДЛ»: Тем не менее произошедшее с реальными героями кажется вам закономерным? Такой финал был логически предопределен – они должны были быть вытеснены другими видами?
– А ничего не закончилось. Все только начинается.
«ДЛ»: Какой же сценарий развития событий вы предвидите?
– Ну нельзя же Березовского посадить в Лондоне. Я имею в виду, нельзя его заставить тихо сидеть в Лондоне и грядку окучивать. Он не такой человек. Ничего не закончится, пока он жив.
«ДЛ»: Это фанатичная вера соратника или вы знаете то, что неизвестно другим ?
– Я не говорю сейчас о стратегии и о тактических шагах. Я говорю о психологических характеристиках человека, который не умеет терпеть поражения. Пока он жив. Он никогда не позволит, чтобы его побили.
«ДЛ»: Еще один интересный персонаж российской действительности – Роман Аркадьевич Абрамович. Ему без лишнего шума удалось завоевать свое пространство, а в нефтяном бизнесе он, кажется, занял место Березовского. Какие у них сейчас отношения?
– Я думаю, что в общем достаточно корректные отношения. Безусловно, уважительные. Уж представить себе, что они бы стали друг на друга бросаться с кулаками, я как-то не могу. Что они друг про друга думают, не могу сказать, никогда как-то не спрашивал ни у того, ни у другого.
«ДЛ»: В отличие от западных стран, где крупных налогоплательщиков повсеместно уважают, в России слово «бизнесмен» не звучит гордо. Что нужно, чтобы изменить отношение общества к богатым людям?
– Мне много раз звонили всякие хорошие люди и говорили: а вот давай мы что-нибудь такое придумаем, чтобы народ вдруг полюбил бизнесменов, будем создавать хороший облик российского бизнеса. Но он с таким же успехом может полюбить здоровый образ жизни. Время должно пройти. Это же не так, что вот во всех газетах написали: «Да здравствуют бизнесмены!» – и люди сказали: слушай, так это же светлое будущее пришло. Это процесс.
И потом, нельзя же все валить на обычных, нормальных людей, которые не любят бизнесменов просто потому, что они, эти простые, обычные люди, по природе своей завистливые, пакостные, обязательно хотят, чтобы у соседа сдохла корова.
В негативном облике российского бизнеса в не меньшей степени, если не в большей, повинен лично российский бизнес. Это он себе такую репутацию сделал.
«ДЛ»: От жадности?
– В основном от бескультурья и отсутствия хоть сколько-нибудь осмысленных моральных ориентиров. Неожиданные деньги – значит, вот такая машина у него должна быть, секретарша вот с такими ногами и т.д.
«ДЛ»: Деньги меняют людей?
– Людей много чего меняет – женщины, деньги, погода, возраст, страх. Очень сильно меняет страх. Если человек не разрешает, чтобы его меняло то, что стоит меньше его самого, то в этом случае он заслуживает, чтобы к нему нормально относились окружающие люди. Прежде всего он может сам себя уважать. А если он разрешает, чтобы его меняла всякая ерунда, ну значит, он столько и стоит, сколько стоит эта ерунда.
«ДЛ»: Если задуматься, ведь бизнесмены, как и политики, они ведь самые главные патриоты. Ведь нигде, кроме этой страны, они не смогли бы стать тем, чем они стали? С чего бы Березовскому так рваться на родину?
– То есть я люблю свою страну, потому что я в ней зарабатываю деньги. Интересная категория.
«ДЛ»: Это вопрос.
– На самом деле мы с Борисом Абрамовичем – люди одного поколения. Нам уже довольно много лет. Мы здесь родились, мы здесь выросли. Многие люди, которых мы любили, здесь похоронены. Здесь для нас все родное. Я не представляю себе, чтобы я куда-нибудь уехал. Мне не с кем будет разговаривать. Я нигде больше себя не чувствую так, как в России.
«ДЛ»: А чем вы увлекаетесь помимо написания романа о русском бизнесе?
– Черепашек собираю.
«ДЛ»: Почему черепашек?
– Потому что они очень хорошо устроены. У них сверху панцирь и снизу и есть возможность втянуть голову.



    Партнеры