Уроки enron

ЧТО ОЗНАЧАЕТ ДЛЯ РОССИИ КРАХ ОДНОЙ АМЕРИКАНСКОЙ КОРПОРАЦИИ?

1 марта 2002 в 00:00, просмотров: 468

Интерес, который вызвал у России крах седьмой
по величине корпорации Америки, вполне понятен, так же как и основанное
на собственном историческом опыте ее скептическое отношение
к экономическим системам, сулящим огромные блага.

Дутый пузырь
Что же все-таки произошло с Enron? Вся эта история так и остается для всех тайной, за исключением лишь небольшой группы посвященных. Однако важные обстоятельства этого дела ясны. Руководство компании скрывало от инвесторов наличие у нее больших финансовых обязательств и представляло завышенные показатели доходности компании. В результате компания Enron представлялась инвесторам гораздо более привлекательным объектом для инвестирования, чем была на самом деле, и банки, инвестиционные фонды и индивидуальные инвесторы шли на гораздо более высокие риски, ничего не подозревая об этом.
Информация об истинном положении дел в компании начала просачиваться в виде сообщений, которые привели к возникновению у нее финансовых обязательств, которых никто не ожидал. У Enron не оказалось ни средств для осуществления платежей своим кредиторам, ни убедительных объяснений, способных рассеять растущий скептицизм наблюдателей. Акционеры компании приняли эти сообщения к сведению и начали продавать принадлежащие им пакеты акций. Процесс вскоре приобрел обвальный характер, когда все инвесторы начали предпринимать попытки спасти хотя бы часть своих авуаров. В конечном итоге компания объявила себя банкротом, и стоимость ее акций упала до нескольких центов за акцию. Многие руководители компании, почувствовавшие приближение краха, реализовали свои пакеты акций с огромной прибылью, однако при этом убеждали и даже заставляли сотрудников, владеющих акциями компании, держать свои пакеты, чтобы помочь поддержать уровень котировок. В результате многие сотрудники потеряли все свои сбережения.
Американцы шокированы и возмущены произошедшим. Если что-то и не позволяет общественности взорваться от охватившего ее негодования, то это все еще памятные события прошлого сентября и угроза терроризма. Тем не менее общественность настойчиво требует восстановления справедливости в этом деле.

Круговая порука
Этот кризис имеет несколько аспектов, и вместе они могут многое означать для здоровья американского капитализма. Предполагается, что советы директоров должны руководить сотрудниками руководящего звена корпораций. Однако в настоящее время существуют опасения относительно того, что слишком большое число советов директоров скомпрометировали себя отношениями с менеджментом – отношениями, которые могут предусматривать высокооплачиваемые контракты на предоставление консультационных услуг, – а также своим нежеланием или неспособностью осуществлять порученное им руководство. Аудиторские фирмы, проводящие проверки, должны обеспечивать, чтобы юридически обязательные отчеты публичных компаний соответствовали стандартной практике бухгалтерской отчетности. Однако аудируемые компании сами оплачивают расходы по проведению этих ревизий, и в последнее время они все чаще оплачивают такие виды консультационных услуг, которые выходят за рамки проведения аудитов. Сегодня все более усиливаются опасения по поводу того, что подобного рода финансовая зависимость может подорвать профессиональную независимость бухгалтерских фирм. Также предполагается, что специалисты, занимающиеся аналитическим освещением акций и облигаций, предоставляют инвесторам основанные на глубоком анализе оценки компаний в качестве объектов для инвестирования. Однако их репутация также может быть скомпрометирована ввиду той роли, которую они играют в деятельности инвестиционных банков и компаний, осуществляющих операции с ценными бумагами, интересам которых откровения аналитиков служат далеко не всегда.
В случае с Enron все эти компоненты американской системы корпоративного надзора дали сбой, и истина пробила дорогу лишь после того, как уже был нанесен огромный ущерб. Однако трудно поверить в то, что крах Enron не был обусловлен эрозией более общей системы «сдержек и противовесов», призванной заставлять компании работать честно.
Если это так, то причиной нынешних системных проблем, возможно, являются не столько неудачи, сколько успехи. Стремительный рост доходов корпораций в начале 90-х годов породил большие надежды относительно будущего роста, которые так и не оправдались. Уже ко второй половине десятилетия неспособность компании «выдавать цифры на-гора» (когда компания не оправдывала прогнозы аналитика относительно результатов ее хозяйственной деятельности за предыдущий квартал) в потенциале могла иметь катастрофические последствия для котировок ее акций.
Аналитики наказывали такие компании, корректируя свои рекомендации для инвесторов в сторону понижения рейтинга их акций, и, как следствие, инвестиционные фонды ликвидировали свои позиции по этим активам. Возникающие в этой связи колебания котировок могли гораздо серьезнее дестабилизировать компанию, чем простое несоответствие показателей доходности ожидаемым результатам. Поэтому неудивительно, что в таких условиях некоторые члены корпоративного руководства стали скрывать факты недовыполнения показателей доходности, нарушая правила бухгалтерского учета.

Агрессивная бухгалтерия
Подобная форма ведения бизнеса невозможна в широких масштабах без готовности бухгалтерских фирм поступиться профессиональными принципами, и в настоящее время начали возникать опасения относительно того, что в 90-е годы слишком большое число аудиторских фирм пошло именно на этот шаг, что привело к формированию в США культуры бизнеса, в которой нормой стало использование «агрессивной практики бухучета». Объективные корпоративные отчеты были бы обречены стать первыми жертвами такого подхода.
Завышение показателей доходности непременно приводит к тому, что инвесторы верят в то, что цена акции выше той, которая обусловлена подлинными показателями доходности компании. Точно так же, когда балансовые отчеты компании изобилуют различного рода хитроумными приемами, процентные ставки корпоративных облигаций неадекватно отражают риск, ассоциируемый с ценными бумагами данной компании. Такого рода практика создает лишь иллюзию богатства, которая является не чем иным, как разницей котировок акций и облигаций по сравнению со стоимостью, обусловленной реальными показателями хозяйственной деятельности корпораций.
Такая практика могла бы привести к весьма пагубным последствиям. Сегодня пока неизвестны степень ее распространения и уровень завышения котировок, однако в настоящее время все больше людей начинает подозревать, что стоимость находящихся в обращении на рынках США акций и облигаций – а вместе с этим и уровень богатства американцев – существенно завышены. С учетом неизвестности фактического уровня этого завышения эти подозрения приведут к соответствующим последствиям как в США, так и в других странах мира.

Глобальная пробуксовка
Американские инвесторы уже начали проявлять осторожность и будут продолжать действовать с осторожностью и в будущем. Даже американские потребители, в целом наиболее закаленная часть общества, могут начать испытывать определенные сомнения, когда статус инвестированных ими сбережений из-за неопределенности их реальной стоимости окажется неясным. Инвестиционные программы корпораций, которые, подобно потребительским расходам, являются главной опорой американской экономики, будут сворачиваться по мере того, как компании будут стремиться осуществлять свою деятельность в соответствии с прогнозируемыми уровнями доходности в условиях экономического спада и ужесточения практики бухгалтерского учета, которого сегодня вполне можно ожидать. Корпоративная политика будет ужесточаться тем больше, чем шире использовались в предшествующие годы различного рода бухгалтерские приемы, способствовавшие раздуванию показателей доходности компаний. Американские банки уже начали более строго подходить к предоставлению кредитов, производя переоценку корпоративных ссуд, проходящих по их балансовым книгам.
Можно было бы и дальше продолжать в этом же духе, но, наверное, даже этих нескольких факторов было бы достаточно, чтобы свести на нет слабые признаки экономического подъема, который ожидается в этом году.
По дороге разочарований
Последствия, возможно, будут иметь не только экономический характер. Разбалансированность экономики и социальная нестабильность Китая, сохраняющаяся опасность возникновения кризиса задолженности в Японии оказывают влияние на стабильность азиатского региона, что является наглядной иллюстрацией незащищенности глобальной политики от воздействия ослабления экономики и экономических трудностей в США.
Однако Китай и Япония не являются единственными источниками нестабильности в мире. Сегодня существует множество аналогичных проблем, и над всеми ними нависает тень террористической угрозы.
В известном смысле под угрозой оказался и сам процесс глобализации. В течение одного десятилетия процесс глобальной экономической интеграции изменил перспективы мирового развития и получил широкую поддержку, хотя и не без протеста отдельных стран. Однако основой этой системы является доверие, и в том числе вера в то, что капитализм не является эвфемизмом надувательства. Сегодня люди всех стран мира внимательно следят за сообщениями, рассказывающими о сотрудниках Enron, лишившихся всех своих сбережений. То, что они наблюдают в эти дни, может оказать влияние на их завтрашние решения, когда их будут призывать к укреплению своей веры в глобально интегрированную свободную рыночную экономику, которая будет развиваться, скажем, в рамках расширения свободной торговли.

Доверяй, но проверяй
Что все это может означать для России и россиян? Во-первых, в краткосрочном и среднесрочном плане перспективы мирового экономического развития сегодня представляются несколько более пессимистичными, чем предполагалось. Это означает, что условия, в которых должно будет действовать российское государство, будут характеризоваться по крайней мере несколько более значительным, а может быть, и существенно более высоким уровнем риска, чем ожидалось.
В этой связи на ум вновь приходит мысль о хронических финансовых недугах Японии и возникает вопрос о том, сколько еще кризизов сможет выдержать японская финансовая система. В более общем плане сегодня нельзя рассчитывать на то, что процесс стремительного глобального экономического роста 90-х годов, позволивший создавать новые центры экономической активности во многих регионах мира, возродится по крайней мере в первой половине этого десятилетия.
Азиатский кризис конца 90-х годов сегодня усугубился менее глубоким, менее серьезным, но в то же время весьма значительным кризисом доверия в США. Возможно, он обусловлен подлинным системным кризисом. Соединенным Штатам потребуется время для того, чтобы разобраться со всеми этими проблемами, но до тех пор, пока они их не решат, экономическая ситуация во всем мире будет гораздо менее благоприятной. Пока еще никто не знает, насколько менее благоприятной, однако все это не предвещает ничего хорошего для страны, которая пытается определить основные принципы своей экономической стратегии на новое столетие.
Однако во всем этом есть и своя положительная сторона. В настоящее время конгресс США, законодатели, администрация и специалисты в области бухгалтерского учета приступили к решению целого комплекса накопившихся проблем. В свете предстоящих выборов в конгресс, которые состоятся через восемь месяцев, и почти равного распределения в нем мест среди республиканцев и демократов в их решении свою роль, несомненно, сыграет партийная приверженность участников этого процесса. Однако пока что она имела довольно приглушенный характер. Возможно, наиболее правильным решением было бы создание президентом специальной комиссии в составе видных общественных деятелей, которые смогли бы по-новому оценить подход в США к решению вопросов корпоративного управления и той роли, которую, как мы считаем, должны играть корпорации в XXI веке. Мир, для которого были созданы существующие в США институты, сегодня поглощен глобальной экономикой, в рамках которой в результате революционных преобразований в сфере технологии, идеологии, торговли и финансов на исторические процессы оказывают влияние транснациональные корпорации-гиганты.
Лишь только механизм, стоящий выше политических баталий, будет обладать потенциалом и моральным весом, которые позволят ему рекомендовать и настойчиво проводить в жизнь смелые решения, наиболее оптимальные для всего мира. Было бы лучше, если бы представители деловой элиты сами выступили с инициативой о проведении такого всестороннего критического анализа. В любом случае, будь то с использованием этих или каких-либо других средств, но доверие будет восстановлено.
Осознание роли доверия, возможно, является самым ценным уроком, который можно извлечь из краха Enron и тех изъянов, которые были обнаружены в американской системе надзора за деятельностью корпораций. Доверие порождает веру в то, что наши представления о мире экономики соответствуют реальности, несмотря на корыстное стремление отдельных лиц представить ситуацию иначе. Такое доверие делает мир, в котором мы живем, рациональным, а присущий нашей жизни риск – измеримым. Измеримость риска дает нам возможность принимать рациональные инвестиционные решения на перспективу. Такие инвестиционные решения составляют суть капитализма.



Партнеры