“Решительная сила” солому ломит

200 американских спартанцев идут в кавказские “Фермопилы”

1 марта 2002 в 00:00, просмотров: 388
  Свершилось страшное! Враг у ворот!
     Право же, первая реакция в России среди политиков и, в особенности, СМИ на известие о размещении “ограниченного контингента” американских войск в Грузии была близка к панике.
  
   Но чем ближе к правительственным кругам, тем осторожнее становился тон по отношению к “американскому присутствию на Кавказе”. Глава российского МИДа Игорь Иванов заметил лишь, что это “могло бы еще больше осложнить и без того непростую ситуацию в регионе”. Но самая показательная реакция — российского президента, ведь именно у него в руках все реальные связи с Вашингтоном и рычаги давления — тоже. Включая даже военные. Например, перекрыть воздушные коридоры для переброски американских грузов на базы в Средней Азии. Наивно предполагать, что Кремль не мог оказать при желании нажим на Белый дом, и будь у Путина такая цель, он мог бы предотвратить появление американских солдат у кавказских ворот России. Тем более что возможность высадки 200 “джи ай” на Кавказе, по данным газеты “Washington Post”, ссылающейся на источники в американском дипкорпусе, обсуждалась с Москвой еще месяц назад.
     Но Путин промолчал. По меньшей мере до своего отлета на саммит стран СНГ, где предполагается и присутствие Шеварднадзе. Молчание — знак согласия, фактическое “добро” Вашингтону. Но в этой президентской реакции — своя политическая игра. Логика в позиции Путина просматривается достаточно прозрачно. После событий 11 сентября российский президент открыто выразил поддержку народу США и лично Джорджу Бушу — и эта поддержка согласовывалась с сочувствием российского общества к большой американской трагедии. С тех пор Россия последовательно поддерживала все военные акции США в операции “Решительная сила”, и совместно ликвидировали общего явного врага — талибов. Выигрыш в афганской победе столь очевиден для обеих сторон, что это уже само по себе обязывает Россию довольно мягко смотреть на дальнейшие действия США в других регионах. Буш после 11 сентября заявлял, что борьба будет вестись в любой точке планеты, где пахнет терроризмом. В Панкисском ущелье терроризмом пахнет определенно. Во время недавней поездки по Калифорнии Буш говорил: “Мы вошли на Филиппины, чтобы покончить с присутствием там “Аль-Кайеды”, мы так же поступаем в Йемене, мы будем так же поступать по всему свету, если понадобится”. Грузию Буш не упоминал, но Путин отлично понимает, что американский президент связан собственными внутриполитическими обязательствами, взятыми им на себя ранее. “Зачистка” Панкисского ущелья, где скопилось до 1500 боевиков, — лишь часть этой глобальной, обещанной Бушем своим американцам антитеррористической операции.
     Так что не интересы престарелого Шеварднадзе, конечно, волнуют Пентагон и Белый дом, хотя грузинский лидер, несомненно, попытается извлечь максимум пользы из этой ситуации. Много ему не светит. Во-первых, как уже объявлено, США не дадут Шеварднадзе тяжелой техники, полагая, что это ввергнет его в соблазн вновь попытаться подавить Абхазию. Речь идет, как официально заявляют источники в госдепе и европейском командовании армии США, о 200 “специалистах”, в числе которых — небольшая группа спецназа. И 10 вертолетов UH-1H Huey для переброски десантных групп. Плюс их снабжение. Это — все. Больше Шеварднадзе рассчитывать не на что, разве что на то, что присутствие американцев заставит изрядно понервничать Кремль. Но и этой цели он пока не достиг. Кремль холоден как лед, а эмоциональная реакция российских парламентариев, вечно страдающих американским синдромом, всегда предсказуема и всегда одинакова. По крайней мере повлиять на ход операции “Решительная сила” у думцев реальной своей силы нет.
    


Партнеры