Контрольный "висяк" президента

Дело об убийстве Влада Листьева обросло годовыми кольцами

1 марта 2002 в 00:00, просмотров: 1367
  Сегодня, как и во все предыдущие годы, кто-то из высокопоставленных чиновников наверняка выступит с традиционным заявлением, текст которого почти не меняется: в рамках расследования уголовного дела об убийстве известного тележурналиста Владислава Листьева появились новые, важные обстоятельства, они тщательно проверяются; расследование не прекращается ни на один день; нет ни малейших оснований переводить дело в разряд безнадежных, целенаправленная и кропотливая работа, которую ведет Генпрокуратура, обязательно даст результат.
     Затем обязательно перечислят, сколько других преступлений было раскрыто в ходе следствия, сколько томов насчитывает дело. И обнадежат: осталось совсем чуть-чуть, самая малость, надо только терпеливо ждать.
     Так что же на самом деле происходит с расследованием одного из самых громких заказных убийств конца ХХ века?
Следователи
     Убийц Листьева начали искать чуть ли не через час после трагедии. Следственно-оперативную группу возглавил следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Борис Уваров, но довольно быстро он покинул прокуратуру. Как говорят, потому, что проявил излишнее рвение.
     Затем целый год этим делом занимался Владимир Старцев. За ним пришел Петр Трибой, допросивший много известных личностей: Бориса Березовского, Андрея Разбаша, Сергея Лисовского. В сентябре 2000 года Трибоя сменил Александр Горбунов — он занимается расследованием и по сей день.
     Надо понимать, что все перечисленные следователи — действительно профессионалы высокого класса. Но передача дела и вхождение в материал нового “важняка” каждый раз неизбежно затормаживали расследование на 4—5 месяцев. Конечно, при сроке в семь лет эти задержки кажутся незначительными: можно привести примеры дел, которые раскрывались и через десятки лет. Но время все-таки уходило, стирались из памяти свидетелей подробности, исчезали сами свидетели и подозреваемые, и расследование опять возвращалось на тот же круг.
     Нет, оно не стояло на месте. Просто каждый новый “важняк” считал своим долгом лично перепроверить все факты. И к тому же выбирал для себя какую-то одну, ключевую версию, под которую и подстраивал свое расследование. Как утверждают наши источники, для самого знающего, пожалуй, это дело следователя Петра Трибоя такой “красной тряпкой” стал Сергей Лисовский. Именно его Трибой рассматривал в качестве одного из главных подозреваемых. Впрочем, одними предположениями и ограничился.
     Что происходит с делом Листьева сейчас, можно только догадываться. Однако достоверно известно, что к делу недавно был подключен следователь Канев, который раньше несколько лет занимался преступлениями гольяновской преступной группировки и зарекомендовал себя как блестящий профессионал.
     И еще следственная группа вернулась к одной из самых старых своих версий — о возможной причастности к этому преступлению людей из окружения дмитровского казачьего атамана Михаила Филина. Почему? Об этом чуть позже.
Нестыковки
     В деле Листьева есть несколько несуразностей и загадок, которые пока остаются без разрешения. В самой первой оперативной сводке говорится о двух найденных на месте преступления гильзах. Но прошло несколько месяцев, и следователь Уваров вдруг заявил, что одну из гильз так и не нашли. Так была ли вообще эта гильза? И если была — почему пропала? Может быть, она могла привести не к тому результату, на который первоначально рассчитывали следователи или преступники?..
     Возникает и другой вопрос: стреляли ли в Листьева профессиональные киллеры? Ведь после их выстрелов Влад был жив еще четверть часа. Даже если учесть, что он не стоял на месте, пытался убежать, — для профессионалов это очень грубая оплошность. И уж совсем нонсенсом выглядит отсутствие контрольного выстрела. Убийцы даже не проверили, довели ли они дело до конца! Что, так спешили? Но тогда их должно было что-то сильно испугать. Однако в материалах дела об этом ничего не сказано.
     Подобных нестыковок еще много. Возможно, при сопоставлении они могли бы дать правильное направление расследованию...
     Стоило и.о. генпрокурора Гайданову сказать в августе 1995 г., что исполнители убийства известны следствию и находятся за границей, как через день был обнаружен труп одного из разрабатывавшихся фигурантов.
     В декабре 1996 г. в странной автомобильной катастрофе погиб подполковник милиции Юрий Сычев, начальник 9-го отделения УБЭП Москвы, руководитель группы оперативного обеспечения дела Листьева. Это произошло после того, как он чуть-чуть поделился с прессой материалами дела...
Версии
     В первую очередь следствие отрабатывало “рекламную” версию. За что у нас могут убить? Конечно, за деньги! Особенно за очень большие деньги. А та реформа рекламного бизнеса на ОРТ, которую затеял Листьев, несомненно била по многим карманам.
     Говорили, что Листьев пытался вытеснить из “Останкино” Лисовского. И следствие активно взялось за очень влиятельного и заметного в тот период предпринимателя. Однако обыски у Лисовского ничего относящегося к убийству не дали.
     От Лисовского плавно перекинули мостик к Березовскому. Но и тут не удалось найти сколько-нибудь существенных доказательств вины.
     Затем возник “солнцевский след”. Сначала заказчиком назвали молодого вора в законе Пичугу. Однако затем выяснилось, что это было просто попыткой бандитов устранить конкурента руками милиции.
     Тогда заказчиком “назначили” Сергея Михайлова, задержанного оконфузившимися в дальнейшем швейцарцами. Утверждали, что Листьев убрал с ОРТ доходную компанию GMS (“Глобал Медиа Системс”), во главе которой стоял “человек солнцевских” Борис Карцев.
     Следующим в качестве организатора убийства потянули Игоря Дашдамирова, задержанного в дальнейшем в Грузии за членство в запрещенном подразделении “Мхедриони”. Но и эта версия зашла в тупик.
     Тогда стали активно прорабатывать “семейную” версию. Вдруг всерьез заговорили о том, что убийство было выгодно вдове Листьева Альбине и другу, партнеру Влада и ее новому мужу Андрею Разбашу. Альбине в наследство досталась большая часть акций телекомпании “ВиД”, а замуж она вышла за президента телекомпании. К тому же ненайденный автомобиль очень “вовремя” задавил еще одну наследницу Влада — его мать. Но слухи быстро заглохли, а следователи наотрез отказались комментировать эту версию.
     Несколько лет назад, в бытность руководителем следственной бригады Петра Трибоя, возникала еще одна версия: о причастности к убийству Листьева и питерского вице-губернатора Михаила Маневича так называемых “тамбовских волков” — суперкиллеров из бригады Андрея Челышева. Их подозревают в целой серии громких заказных убийств. В деле есть признательные показания Андрея Челышева: “Когда убивали Владислава Листьева, я сидел в машине и ждал ребят”. При этом он на месте подробно обрисовал, как все происходило, рассказал некоторые подробности подготовки покушения.
     Но и эту версию Трибой отмел как несостоятельную. Понять его можно: в убийстве тележурналиста признавалось огромное количество преступников. Подобное признание — прекрасный способ прокатиться за счет государства в столицу и оттянуть свой приговор по другому делу. Возможно, за рутиной ежедневных сводок и протоколов Трибой просто не разглядел всей важности показаний профессионального киллера.
Казачий след
     Зато довольно долго следователи Генпрокуратуры занимались казачьим атаманом Михаилом Филиным, которого я уже упоминал. Тем более что связь с Лисовским здесь была очевидна. И вот совсем недавно свидетелей по делу Филина вновь стали вызывать в Генпрокуратуру. Якобы всплыли новые обстоятельства, и нужно уточнить детали.
     В поле зрения правоохранительных органов бывший сержант ОМСН Михаил Филин попал в конце 80-х. Он был задержан во время вооруженной разборки вместе с активными членами солнцевской группировки. Выйдя на свободу в 1993 г., Филин купил дом в Дмитровском районе и создал свою организацию — “Казачье братство”.
     Филин воевал в Приднестровье, где ему было выдано удостоверение сотрудника службы безопасности ПМР. Во время октябрьских событий 93-го — возглавлял охрану генерала Макашова. Одной из “акций” его казачьей организации стал погром кавказцев на Дмитровском рынке и несколько разборок с конкурирующими группировками. В апреле 1995 г. Филина в очередной раз задержали по подозрению в незаконном хранении оружия, хулиганстве и сопротивлении сотрудникам милиции. А меньше чем через месяц и.о. генпрокурора Алексей Ильюшенко сообщил, что подозреваемый в убийстве Листьева задержан.
     Однако стараниями адвокатов ни одно из предъявленных Михаилу Филину обвинений так и не было доказано. На все вопросы Филин отвечал, что Листьева он убить не мог, так как в это время находился в Минске, что подтверждено документально.
     Следователей интересовало: не в честь ли Филина названо казино “Филини”, к которому, по их сведениям, имел отношение Сергей Лисовский? Они действительно были знакомы. Филин — вице-президент Межрегиональной федерации контактного карате — часто бывал в спорткомплексе “Олимпийский”, часть которого арендовал Лисовский. По оперативным данным, несколько раз атаман отбивал наезды рэкетиров, наседавших на Лисовского. В том числе и знаменитого “ореховского” Сильвестра.
     Возможная причастность атамана к громкому убийству основывалась не на пустом месте, а на показаниях его собственного водителя, который также был задержан. Вот он-то и рассказал, что Филин якобы готовил план покушения на Листьева и даже выезжал заранее на место преступления. Но эти показания опять же каким-то мистическим образом из дела исчезли. А водитель потом от своих слов отказался.
     В итоге Михаилу Филину объявили, что все подозрения в его причастности к убийству Листьева сняты. Проведя несколько месяцев в СИЗО и похудев на 20 кг, Филин с головой окунулся в политику. Стоял на митингах за спиной Зюганова и ругал Ельцина. Конфликты с милицией у дмитровского казака на этом не прекратились, но высокие политические покровители впоследствии всегда его выручали.
     И вот за Филина решили взяться снова...
     Впрочем, как неофициально говорят оперативники, заниматься делом Листьева сейчас просто бессмысленно. Да им давно никто всерьез и не занимается. Просто отрабатывают подозреваемых по другим уголовным делам, которые каким-то образом пересекаются с “листьевским”.
     На самом деле все давно известно. Но организаторы и исполнители (за исключением одного) уже мертвы, а посему доказать что-то практически невозможно. А оставшегося в живых киллера не достать. Он прячется где-то за границей.
     Но совсем ничего не делать бригада не может: дело-то до сих пор находится на контроле у президента.
     А нам с вами так до сих пор и не известно, кто именно был убит: журналист, политик или бизнесмен. Мы просто потеряли человека, которого считали членом своей семьи...
    




Партнеры