Виталий Смирнов: Допинг разрешить нельзя!

Наш человек в МОК не сдавал российских фигуристов

5 марта 2002 в 00:00, просмотров: 477
  ...Когда самые ретивые из наших спортруководителей, обидевшись в Солт-Лейке на всё и вся, принялись вдруг стращать мир бойкотом и спешной организацией альтернативных “честных Игр”, ни в Америке, ни в Международном олимпийском комитете никто, конечно, не испугался. Одна из популярных заокеанских газет даже написала: “Без российской делегации Олимпиада ничего не потеряет. Куда опаснее потерять господина Смирнова и смирновскую водку!”
    
     Кроме шуток: олимпийское движение Виталием Георгиевичем невероятно дорожит. Как-никак у первого вице-президента МОК это уже двадцатая (!) Олимпиада, если считать и зимние Игры, и летние. А потому его оценки — особенно интересны...
     — Начну с того, что ни на какой триумф Россия, наверное, рассчитывать и не могла, — признает Виталий Георгиевич. — Я тут недавно поднял все бумаги и пришел в ужас. Вы, конечно, знаете, что на Олимпиаде разыгрывалось 78 комплектов медалей. Так вот, как минимум пятьдесят — считай, две трети! — заведомо пролетали мимо нас. По сути, лишь в четырех видах спорта мы могли о чем-то мечтать. Это лыжные гонки, биатлон, фигурное катание и хоккей.

“А это им за Сале и Пелетье...”

     — То есть шесть золотых медалей — наш предел на сегодня?
     — Не предел, конечно. Биатлонисты наши, к примеру, обидно промахивались, с лыжницами не все до конца понятно... В идеале могли взять и восемь, и десять золотых медалей. Тут ведь нужна еще и удача. Взять ту же Америку — впрочем, у себя дома страна выступает всегда мощнее... Но главное — надо понять: пора браться и за другие виды спорта. Если у нас не будет саней, горнолыжных комплексов и так далее — чего хорошего можно ждать? В порядке самокритики надо сказать, что некоторыми видами мы просто не занимались. А ведь взять тот же фристайл — это самое дешевое олимпийское сооружение. Ничего не стоит такое построить. Вот санно-бобслейные трассы, даже если мы прямо сейчас начнем строить, то закончим все равно ближе к 2006-му, накануне Турина. А ведь еще нужно, чтобы по соседству с ними работали школы, нужно привезти молодежь из других городов, создать ей условия...
     — Получается, что во многом мы выигрываем на старом советском багаже.
     — Увы, это так. Но я верю, что появится группа людей, которая сможет вложить большие деньги. Не только в тот же бобслей или горные лыжи, но и, например, в хоккей.
     — А фигурное катание? Ведь могли взять все четыре “золота”, но на деле получилось два. Точнее — полтора, если вспомнить, как разделили первое место в парном катании... Может, стоило занять принципиальную позицию и послать всех с перенаграждением куда подальше, как это сделали китайцы?
     — Ну вот, и вы туда же!.. Поймите: вистов в этой ситуации Бережная с Сихарулидзе на самом деле набрали очень много. Во-первых, на этом самом перенаграждении исполнили гимн Российской Федерации, подняли два флага — наш и канадский. А что было бы, если на пьедестале стояли только Сале и Пелетье? Зритель-обыватель не стал бы разбираться, а решил, что золотые медали отдали канадцам... Во-вторых, ребята проявили великодушие — и тут же их вместе с тренером Тамарой Москвиной пригласили на передачу “Гуд монинг, Америка!”, они летали на интервью с Ларри Кингом...
     И вот потом были танцы. Вы знаете, на что я обратил внимание? Там же на трибунах канадцев было до черта. Обычно, когда их танцоры выходили на лед, болельщики дружно вставали. А тут, когда Бёрн и Краатц вышли на произвольную программу, зал... молчал. Такого в Северной Америке еще не было. Дело все в том, что даже самые оголтелые канадские и американские болельщики поняли, какой поступок совершили Бережная и Сихарулидзе. А когда в конце своей программы Бёрн и Краатц грохнулись, сосед по трибуне повернулся ко мне и сказал: “А это им за Сале и Пелетье...” То есть все поняли, что правда-то была на нашей стороне!
     — Жаль, что этого не произошло раньше, когда отдавали канадцам второе “золото”... Вы-то, Виталий Георгиевич, почему тогда воздержались, а не проголосовали против?
     — Да не имел я права этого делать — дело касалось страны, гражданином которой я являюсь! Нас ведь там заранее предупреждали: вот по такому-то поводу не голосует такой-то. Я вынужден был воздерживаться, когда решалась судьба Лазутиной, когда обсуждали Мюлегга — ведь медаль переходила нашему Михаилу Иванову... Но на обсуждении я решительно выступал против такого решения! Я им даже рассказал, что у нас был такой литературный герой — старик Хоттабыч, который всем футболистам дал по мячу, чтобы никого не обидеть. И что из этого получилось... В спорте примеров необъективного судейства очень много, например, тех же китайцев не раз засуживали. Так что же теперь — всю историю пересматривать? Это очень опасный прецедент...

“Я был уверен, что Кван проиграет!”

     — Наверное, такое могло произойти только в Америке...
     — Не стал бы утверждать однозначно, но на этом континенте действительно всегда было трудно олимпийцам из других стран. Вспомните Атланту — там было еще сложнее: по всем телеканалам показывали только американцев, на это жаловались и немцы, и французы... Но учтите: это ведь и на самих американских спортсменах зачастую сказывается отрицательно. Я, например, был уверен, что Мишель Кван проиграет. Когда тебе безостановочно внушают, что ты чемпион и осталось только подняться на пьедестал почета, тут нервы у человека не выдерживают. Я считаю, американцы сами виноваты. Переборщили.
     — А какие, по-вашему, выводы должен сделать для себя Международный олимпийский комитет?
     — Во-первых, МОК должен понять, что пора прекратить все валить на федерации по видам спорта. Одно из олимпийских правил гласит: Игры являются собственностью МОК. А правила, по которым они проходят, в каждом виде соревнований устанавливает та или иная федерация. Нонсенс... Второе: надо с уважением относиться к позициям национальных олимпийских комитетов. Третье: давайте не будем издеваться над спортсменами. Было очень много справедливых жалоб на то, например, в какой форме брались допинг-пробы. Вот смотрите: наша первая группа из Москвы прилетает в Солт-Лейк-Сити, огромная разница во времени, естественно, спать легли рано... Так их разбудили, стали брать анализы. Объяснение: мол, спортсмены от нас прячутся. Что за ерунда? Кстати, я считаю, что руководитель антидопинговой организации не должен быть членом МОК, как мы имеем в случае с канадцем Паундом... Еще один вопрос, которому надо уделить внимание руководству Международного олимпийского комитета и лично Жаку Рогге, — это судейство. Особенно в субъективных видах спорта.
     — И что конкретно тут можно сделать?
     — Мне кажется, заслуживает внимания предложение президента Международного союза конькобежцев Оттавио Чикванте: назначать в том же фигурном катании гораздо большее количество судей, они все выставляют оценки, а потом компьютер путем случайной выборки берет девять из них и выдает итоговые результаты...

“Именно Рогге привозил бельгийскую команду на Олимпиаду в Москву”

     — Многие полагают, что при прежнем президенте МОК Хуане Антонио Самаранче такого обилия скандалов в Солт-Лейке не было бы. Как вы считаете, дело в том, что Жаку Рогге не хватило опыта или он оказался слабым руководителем?
     — Я думаю, столь глобальные выводы делать рано. Но о том, что Рогге является слабым руководителем, говорить просто смешно. Впрочем, как и о том, что он Россию, дескать, не любит. Сильно, поверьте, сомневаюсь, что тот же канадец Паунд или кореец Ким относились бы к нам лучше... Надо уметь говорить правду. И проигрывать — тоже. Самое страшное могло произойти, когда стали раздаваться голоса: мол, мы не выйдем на парад закрытия, пробойкотируем. Никто у нас об этом не говорил пятьдесят лет — с 52-го года! Я даже Лос-Анджелес-84 не считаю — если б нам не объявили бойкот в 80-м году, то мы бы сами до этого не додумались.
     Кстати, информация для тех, кто полагает, что Рогге нас недолюбливает: именно он, несмотря на то что правительство страны призывало присоединиться к бойкоту, принял непростое, скажем прямо, решение — везти команду Бельгии на Олимпиаду в Москву. Да и сейчас он всячески помогает нам. Уже откликнулся на приглашение мэра Москвы Юрия Лужкова приехать к нам на Юношеские игры стран СНГ и Балтии, которые будут проходить в июне... В общем, надо не конфронтацию устраивать, а искать с ним компромисс. Нравится нам Рогге или нет, но он будет президентом МОК еще 12 лет...
     — Еще одна актуальная тема — допинг. Как вы думаете, его можно победить? Или проще, как призывают некоторые, взять да и разрешить анаболики?
     — Это ни в коем случае нельзя делать — иначе вы и представить не можете, что начнется! Конечно, победить допинг сложно. Скорее всего — даже невозможно. Как наркоманию. Но это не значит, что с этими бедами не стоит бороться — напротив, надо стремиться к тому, чтобы все свести до минимума. Вот сейчас очень много спортсменов (в основном из Норвегии. — А.Л.) пользуются лазейкой с астмой, принимая эфедрин. Наше предложение: не давать астматикам дышать ингалятором, а ставить пункты “скорой помощи” через каждые три километра.
     Но главное — никакая золотая медаль не может оправдать потерю здоровья. Ведь сейчас проводятся просто жестокие эксперименты над молодежью. Не буду называть фамилии, но я знаю случаи, когда содержание нандролона в организме спортсменов превышало норму в сотни раз. А в одном случае — в тысячу раз! Я разговаривал с врачами, они сказали, что это полное разрушение печени...
     К сожалению, существует и вот какая проблема. Антидопинговых лабораторий в мире всего двадцать пять. Аккредитованных МОК — двадцать четыре. Наша лаборатория единственная не получила аккредитацию, потому что не прошла инспекционный контроль из-за отсутствия необходимого оборудования, хотя деньги на это, я знаю, выделялись... То есть теперь мы будем возить пробы за границу: в Прагу, в Хельсинки. Во-первых, это долго. Во-вторых — дорого. Впрочем, еще есть время, чтобы исправить ситуацию. А исправлять ее нужно. Как и создавать Российское антидопинговое агентство. Иначе ни о какой Олимпиаде-2012 в Москве не может быть и речи!
     — А если откровенно, у нас есть шансы ее заполучить? Ведь смотрите что получается: хозяйкой летних Игр 2000 года была Австралия. 2004-й — Афины, то есть Европа. 2008-й — Пекин, Азия... Разве Северная Америка не предъявит права на 2012-й? Особенно Нью-Йорк?
     — Там есть не только Нью-Йорк. Пять или шесть городов американских: Хьюстон, Чикаго, по-моему, Лос-Анджелес... Но не забывайте: у всех еще будут свежи воспоминания Солт-Лейк-Сити. Так что у нас есть все шансы “отвоевать” себе эту Олимпиаду. Главное — перестать пугать мир бойкотами и начать наконец по-настоящему работать!
    



Партнеры