Нам китайская “лапша” что кость в горле

Карен Шахназаров: “Мы должны защитить свой рынок”

5 марта 2002 в 00:00, просмотров: 201
  Закон, по которому существует весь нормальный бизнес, изобретен довольно давно: деньги — товар — деньги. Если в какой-то момент времени цепочка будет нарушена, бизнес потерпит фиаско. К сожалению, именно в сфере отечественного кино (кинематограф тоже бизнес) цепочка оборвалась и не хочет склеиваться. Москвичи жалуются: “Почему в кинотеатрах не показывают русское кино?”. Им ведь не объяснишь, что фильмов у нас с каждым годом снимается все больше и больше, да только прокат их в России не приносит ощутимой прибыли.
     И не потому, что кино якобы сплошь плохое и поэтому кинотеатры его не берут. Проще купить пакет зарубежных фильмов, что гарантирует прокатчикам стабильную прибыль. Последний пример: нашумевший “Властелин колец” на сегодня собрал в России больше 4 миллионов долларов. До него подобную сумму смог собрать только “Титаник” Джеймса Кэмерона.
     Глава “Мосфильма” Карен Шахназаров — один из немногих представителей отечественного кинобизнеса, кто постоянно напоминает властным структурам: “Наш кинорынок надо защищать!” Власти хранят молчание...
     — Карен Георгиевич, вы уже неоднократно заводили речь об ограничении проката в России зарубежных кинокартин. Недавно на коллегии Минкульта вы в очередной раз довольно жестко поставили вопрос...
    
— Для начала давайте определимся. В этом конкретном вопросе я не выступаю в роли госчиновника. Я не знаю, как в юридическом смысле должен смотреться этот закон, да и закон ли это должен быть. Рассматривайте мои слова как пожелание. Я об этой проблеме говорю, Сергей Соловьев, другие... Но мы не знаем ни одной попытки разобраться в вопросе на государственном уровне. Этот вопрос должны решать профессионалы: Минкульт, Союз кинематографистов. Мы же готовы им помогать. Но я лично этим заниматься не могу — нет полномочий.
     — Тогда просто расскажите о том, как вы видите решение этой проблемы.
   
  — Я не являюсь однозначным сторонником тотального запрета на прокат зарубежных картин. Но давайте смотреть правде в глаза — сегодня есть реальная проблема, заключающаяся в изобилии на нашем рынке “чужого” кино, которое вытесняет отечественную продукцию. Как решить проблему? Есть разные способы. В Китае, например, существуют квоты на прокат зарубежных фильмов. Грубо говоря, любой кинотеатр имеет право показывать не более 20 иностранных картин в год. Какие это будут фильмы, никого особо не волнует. Цензура определяется местным законодательством. Во Франции существует налоговая система. То есть если ты закупаешь за границей фильм, то оплачиваешь его по максимальной ставке. Вырученные деньги вкладываются в производство французского кино.
     — И какая форма приемлема для России?
 
    — Не могу сказать. Знаю только, что она должна быть. Мы должны защищать наш рынок. Посмотрите, что происходит на телеканалах. Я переключаю кнопки и вижу, как показывают некий фильм с ужасным VHS’ным качеством, с почти любительским, тупым переводом. Ни в одной цивилизованной стране вам не разрешат показывать фильм, если он профессионально не дублирован. Зачем это делается? Во-первых, это борьба за сохранение языка. Во-вторых, это ведет к удорожанию закупаемой продукции.
     — И все же? Вы не ответили на вопрос.
    
— Нужно варианты просчитывать. Если мы, например, введем квоту на ввоз зарубежных лент в размере, допустим, 20%, то придется дать кинотеатрам недостающие 80%. Качественного кино, хочу подчеркнуть! Но сегодня, как вы знаете, мы не можем себе это позволить. По мировым стандартам из трех новых картин в прокат гарантированно выходит одна. В России сегодня в среднем в год снимается 60 фильмов. То есть в прокат выйдет только 15. Вы думаете, кинотеатрам это понравится? Что они будут зрителям показывать?
     — А мы вообще в состоянии создать конкурентоспособное кино?
     — А почему нет? Владельцы кинотеатров раньше нас упрекали: “Вот, вы не производите технически качественных фильмов”. Нас упрекали в отсутствии “долби-стерео”, другие моменты были. Сегодня же прокатчикам предлагаются картины, абсолютно не уступающие иностранным в техническом плане.
     — Ну с техникой все понятно. А по части творчества? Сможем?
     — Конечно, сможем. Я не поклонник сериалов, но наши “мыльные оперы” существенно потеснили зарубежные аналоги. Да, сериалы дешевле в производстве. Но раз мы смогли создать такие сериалы, значит, сможем создать и полнометражное кино. Согласен, это вопрос не одного дня и не одного года. Но если кино будет работать, то и фильмы появятся. У нас даже сейчас на рынке картины, способные себя окупить.
     — Интересно, какие же?
     — Я говорю о фильмах “Звезда” Николая Лебедева , “Займемся любовью” Дениса Евстигнеева , “Спартак и Калашников” молодого Прошкина . Я вас уверяю — они не хуже аналогичной западной продукции. Просто им сложно пробиться в прокат. А если их нет в прокате, значит, они не возвращают вложенные средства. И, стало быть, режиссеры не могут запускать новые проекты. Все предельно просто.
     — Вы предлагаете создать некую комиссию, которая будет отслеживать соотношение на рынке зарубежного и отечественного кино? Или же это будет федеральный закон, постановление правительства?..
   
  — Мне кажется, что эту проблему должны вместе решать правительство и Госдума.
     — Карен Георгиевич, согласитесь, что о проблемах российского кинопроката говорят не год и не два. Вопрос до сих пор не решен. В чем проблема? Неужели в том, что никто не хочет брать на себя ответственность?
  
   — Интересы отечественного кино некому лоббировать. Да и киномира у нас как такового нет. Нет общественной позиции, понимаете? Союз кинематографистов, на мой взгляд, довольно пассивную позицию занимает. А с той стороны стоят не просто большие, а очень большие деньги.
    


Партнеры