Капитанская женка

Виктория Бэкхем: счастлива, беременна и “неотмороженна”

6 марта 2002 в 00:00, просмотров: 233
  Выпустив в феврале довольно привязчивый поп-сингл “A Mind Of Its Own”, Виктория Бэкхем поспешила объявить о своей беременности вторым ребенком. Первый — двухлетний малыш Бруклин — уже сейчас богатейший наследник. Его папа — капитан сборной Англии и мегазвезда суперклуба “Манчестер Юнайтед” Дэвид Бэкхем сколотил многомиллионно-фунто-стерлинговое состояние на футболе. Его мама Виктория — экс-“Posh-Spice” (бывшая участница “Spice Girls”) заработала почти столько же, открывая рот в бешено популярном “девчатнике”.
     Надменная, холодная красавица Виктория (в девичестве — Адамс) считалась едва ли не самой бездарной, безголосой, самой “отмороженной” среди “спайсушек”, взятой продюсерами в girl-квинтет лишь благодаря яркой, сексапильной внешности. Однако о романах юной секс-бомбы особо слышно тоже не было, поговаривали только о двусмысленной близости, чересчур чувственной дружбе Виктории с другой “спайсушкой” — спортивной, мускулистой Мелани Си. Видать, именно эти наползающие слухи и сподвигли девицу резко выставить тогда на всеобщее обозрение наметившиеся отношения с футбольным кумиром Бэкхемом. Простой, как медный грош, точнее выражаясь — наглухо “отмороженный” вне футбольного поля Дэвид (по характеристикам лондонских светских репортеров) нашел “звездную половину” совершенно под стать себе.
     Они прекрасно поняли друг друга и вскорости обженились, взаимно приумножив банковские счета. Когда прочие разбежавшиеся в разные стороны “спайсушки” занялись подъемом сольных карьер (особенно в этом преуспели Mel C и Geri Halliwell), молодая жена Бэкхем неспешно прогуливалась по дизайнерским бутикам и ювелирным салонам, а также раздавала интервью о своей “футбольной” беременности. Когда же Бруклину исполнился годик — мамаша все же возвернулась к музтворчеству, сподобившись записать альбом. Представитель “Мегахауса” на туманном Альбионе, знаток богемной жизни, утонченный денди Егор Шишковский смог давеча напроситься к Виктории Бэкхем на полуденный чай и ненавязчиво порасспрашивал обо всем.
 
   
     Мы встретились с Викторией на следующий день после футбольного матча, в ходе которого ее муж в очередной раз отличился, забив два гола за свою команду “Манчестер Юнайтед”. Не будучи спортивным болельщиком, я понятия об этом не имел до тех пор, пока у Виктории не зазвонил мобильный и она не стала передавать мужу ворох поздравлений от общих друзей.
     — Хм, ты действительно каждый раз смотришь игру Дэвида? А как к футболу относится ваш сын?
  
   — Я стараюсь быть в курсе всех перипетий Премьер-Лиги. Хотя иногда бывают игры, которые не грех пропустить. Но когда Дэвид играет хорошо, что в последнее время случается часто, я становлюсь очень гордой за него. Обычно матчи начинаются в тот момент, когда мне надо кормить ребенка, поэтому очень часто я смотрю их по телевизору вместе с Бруклином, сидя в гостиной. Вообще, похоже, что Бруклин тоже может стать футболистом, у него уже здорово получается, несмотря на то, что малышу нет и трех лет. Настолько удивительно смотреть на Бруклина и видеть в нем черты нас обоих. Когда он берет футбольный мяч, то это Дэвид, а когда речь заходит о еде — то это я. Малыш полностью повторяет мои вкусы. Ну какой еще ребенок в мире может отказаться от сладостей в пользу копченой рыбы?!
     — А Бруклин уже понимает, какими известными являются его родители?
     — Мне кажется, он начинает это ощущать на себе, так как нас везде преследуют фотографы и журналисты, мы постоянно на телеэкране. Но мы пытаемся сделать все, чтобы у него было самое обычное детство. Конечно, нам обоим хочется баловать его. Но мы стараемся сдерживать себя. Кстати, это одна из причин, почему я хочу иметь еще нескольких детей, чтобы у Бруклина была конкуренция, чтобы он не стал вконец испорченным ребенком.
     — Сказать честно, я был приятно удивлен, слушая твой альбом “V.B.”. Так как всегда был в числе тех, кто полагал, что ты совершенно не в состоянии петь. Но здесь — все на очень приличном уровне.
  
   — Для меня — не неожиданность, что люди задаются вопросом: “А! Posh Spice? А может ли она петь? И могут ли у нее получаться хорошие песни?”. И этот мой альбом докажет всем, что я могу писать хорошие песни и что я хорошая певица, и это независимо от того, какой у слушателей музыкальный вкус. Многие считают, что моя музыка больше, чем музыка остальных экс-“спайсушек”, напоминает по стилю Spice Girls. Это потому, что я изначально решила для себя заниматься только поп-музыкой, без всяких экспериментов с гитарами и прочим. Думаю, что я уже доказала, что могу петь. Да, я не Mariah Carey или
     Destiny’s Child, я — Виктория Бэкхем, и это мой стиль. И я сама записала этот альбом, не прибегая к помощи бэк-вокалисток, которые бы вытягивали мой голос.
     — В одну и ту же неделю вышел твой сингл “Not such an innocent girl” и убойный сингл Кайли Миноуг “Can’t get you out of my head”. Британская пресса решила вас столкнуть и объявила “войну” между Кайли и тобой. В результате хит Миноуг стал одним из самых продаваемых в прошлом году, а твоя песня не попала и в пятерку чартов. Ты, наверное, не ожидала такого плохого результата?
 
    — Пресса решила столкнуть меня с Кайли, и сделала это, но не в прямом смысле. Я недавно выступала с Кайли на одном концерте, и мы великолепно дружески общались. Но журналистам нужен был повод. Мне трудно бороться с Кайли Миноуг, ведь она звезда мировой величины с многомиллионной армией поклонников во всем мире, с пятнадцатилетним опытом работы на сцене. Она, подобно Мадонне, умеет перевоплощаться и оставаться модной и интересной. Я же до сих пор известна как одна из Spice Girls, к тому же я всегда была самой тихой в группе, поэтому публика не знает, что от меня ждать. А я не знаю, что ждать от публики. Как это ни парадоксально звучит, но в данной ситуации я не звезда, а начинающая певица — я не знаю, кто мои поклонники, сколько их, где они.
     — Ты боишься провала?
   
  — Я бы не хотела, чтобы все усилия последних полутора лет закончились бесславно, но я уверена, что так не произойдет. Если бояться провала, то лучше сидеть дома и ничего не делать. Я, кстати, могу себе это позволить — у меня есть деньги, Дэвид прекрасно зарабатывает. Я могу спокойно жить всю свою оставшуюся жизнь и заниматься домом и детьми, но... До сих пор люди меня воспринимают как участницу самой успешной поп-группы на планете и жену капитана английской сборной. Но мне недостаточно быть известной благодаря дорогим туалетам, высоким каблукам и постоянным выходам в свет. Я хочу, чтобы меня оценили за мой труд, за мою собственную музыку.
     — Как ты относишься к модному нынче в Лондоне суждению, что известные музыканты и актеры стали новой аристократией? Что именно о них, а не о королевской семье, пишут теперь газеты и говорят люди в барах?
     — Я думаю, что это так. Судите сами, все любят смотреть на красивых людей, роскошные дома, дорогие наряды. А после смерти Дианы королевская семья оказалась уже не в силах предложить публике тот блеск, который предлагают звезды кино, музыки и спорта. Поэтому теперь фотографы дежурят не у королевского дворца, а у модного ресторана или клуба. По ряду причин так получается, что мы с Дэвидом сейчас на первом плане: молодая, красивая, богатая, влюбленная пара. Для многих простых людей мы стали воплощением сказки, современными Ромео и Джульеттой.
     — Твоя первая реакция, когда видишь статью о себе в таблоиде?
     — Я смотрю на фотографию! Люди, наверное, думают, что я всегда должна радоваться тому, что обо мне пишут. Но это не так. Я всегда волнуюсь за фотографии. Ведь порой ты понятия не имеешь, что тебя щелкает папарацци. И я читаю все статьи и заметки, так как хочу наверняка, точно знать, что именно люди думают, говорят и пишут обо мне. Иногда это очень больно. Мои знакомые иногда спрашивают: “Тебя не раздражает, что они там про тебя накалякали?”. Конечно же, раздражает, я — живой человек, и многие вещи могут сильно обидеть. Особенно когда некорректно обсуждают мою внешность, вес, фигуру. Моя мама всегда очень расстраивается из-за этого.
     — Не хочется иногда надеть шапку-невидимку, чтобы тебя никто не видел, не узнавал?
     — Такое было раньше. Но сейчас мы с Дэвидом изменили свой взгляд на вещи. Теперь я просто надеваю бейсболку и отправляюсь в супермаркет за продуктами. Раньше мы все долго планировали, организовывали. Теперь мы можем просто сесть и поехать в зоопарк с ребенком, и мне безразлично: будут в нас тыкать пальцем или нет. Мы даже стали вывозить Бруклина на детскую площадку в Гайд-парк: сначала родители других детей шугаются, не знают, как себя вести. А потом привыкают, и мы можем спокойно стоять и разговаривать. Года два назад это мне казалось невозможным, но надо осознавать, как легко оказаться затворником собственной славы и жить в коконе. Я не думаю, что это хорошо. Ни для нас, ни тем более — для нашего сына.
     — Говорят, что рано или поздно знаменитостям приходится расплачиваться за свою славу. Тебе приходится чем-нибудь жертвовать ради нынешней известности и состоятельности?
     — Кажется, я расплачиваюсь за свой успех вот этим назойливым вниманием прессы. Это очень сложно — когда ты не можешь скрыться никуда. Некоторые “звезды” любят плакаться, что они совершенно лишены частной жизни из-за прессы. Но как только их новый альбом выходит, они сами же хотят, чтобы о них говорили и писали. Однако невозможно диктовать журналистам, когда о тебе должны писать, а когда нет. Поэтому — все надо воспринимать адекватно. И всем, кто меня сейчас слышит, я могу сказать следующее: я очень счастливая женщина, мне ужасно везет в жизни, и я ни на что не жалуюсь, в том числе и на прессу. А про расплату... Надеюсь, что время расплаты еще не подошло и вообще не подойдет. Я надеюсь, что встречу старость в большом доме, где шумно, где бегает много моих детей и внуков. Одно могу сказать с уверенностью — мой муж, мой сын, мой будущий ребенок являются для меня самым важным в этом мире, а не успех в хит-парадах. Я готова пожертвовать всем ради своей семьи, в том числе и карьерой.
    
Специально для “МК”, ведущий радиопрограммы из Лондона “Виза-Свободный полет” на “Серебряном дожде”


Партнеры