Лена Ханга и Лена Ищеева: Черно-белое кино

7 марта 2002 в 00:00, просмотров: 774
  Их скрестили на НТВ, и получилось кофе с молоком — программа “Принцип домино”. По идее, они должны быть разными — лед и пламень. Но сходства в них все же больше. Женского сходства.
    
     Ханге: — У вас будет программа, посвященная 8 Марта?

     — Конечно, у нас даже будет сюрприз, о котором я вам не расскажу.
     Ищеевой: — Лена, для вас вести ток-шоу не в новинку?
     — Нет, я полтора года вела программу “Добрый день” на ОРТ, работала в прямом эфире со звездами.
     — То есть вы — интерактивная девушка?
     — До сих пор не могу понять, что это такое.
     Ханге: — А вы — интерактивная девушка?
     — Нет. Но я тоже не понимаю, что это такое.
     — Это когда работаешь в прямом эфире и нужно схватывать все на лету и отвечать на звонки телезрителей. И все должно от зубов отскакивать. Про вас говорят, что когда вы вели “Про это”, вам все реплики подсказывали в наушник...
     — Но это нормально. Я вижу что-то свое, а шеф-редактор смотрит со стороны, видит всю картину и всегда знает, сколько осталось времени.
     — Вы ностальгируете по программе “Про это”?
     — Это разные программы. Та была на нервах, мы там хотели всех шокировать и добились этого. А здесь шока нет, все милые и славные люди. Здесь главный нерв — прямой эфир.
     — И вам уже не хочется никого шокировать?
     Ищеева : — Интеллигентная беседа с нормальными людьми тоже дает свой рейтинг. Не надо считать, что все хотят видеть только поножовщину в эфире. Сейчас ситуация изменилась. Уже неинтересно, кто кого обольет соком из стакана. Мы это уже проехали.
     — Но вы же конкурируете с “Большой стиркой”, а Малахов работает “на грани”.
     — Наша передача отличается от “Большой стирки” тем, что мы выходим в прямом эфире. Кроме того, они используют артистов, которые скажут все что угодно. Но кому-то интереснее слушать правду жизни...
     — А у вас — правда, и ничего, кроме правды?
     — Да, мы сразу так поставили: до последнего будем искать реальных героев.
     — Когда вас выбирали на роль ведущей, наверное, накачивали: не делайте так, как Марина Юденич...
     Ханга:
— Когда Марина вела, меня вообще в стране не было. Я слышала, что Марина — очень умная женщина. И, может быть, она была настолько умна, что многие не могли ее понять.
     Ищеева: — А мне иногда очень хочется быть тупой, чтобы многого не замечать. К сожалению, пока не удается.
     — Это сказывается на вашей семейной жизни?
     — Конечно, я ведь очень въедливая. Но муж меня, к сожалению, пока не бьет. (смеется)
     — Но бьет — значит любит.
     — Не факт. У нас на днях была программа на эту же тему. Там выступала композитор Ирина Грибуллина и рассказывала, как ее муж бил...
     Ханга: — Есть такая великая певица Тина Тернер. Так, как ее бил муж, наверное, не били ни одну русскую бабу. Она рассказала свою историю, об этом сняли фильм, благодаря которому миллионы женщин смогли уйти от своих мужей.
     — Для вас 8 Марта — это праздник?
     Ищеева:
— Но есть же мужской праздник — 23 февраля. Значит, должен быть и женский.
     Ханга: — Хорошо, что есть хоть один день, когда мы на законных основаниях можем требовать подарков.
     — А какой ваш самый любимый праздник? Не Первое же мая?..
     Ханга:
— Вы угадали. В детстве я каждое Первое мая пыталась прорваться на демонстрацию на Красной площади. В этот день у меня день рождения. Но на Красную площадь меня никогда не пускали...
     — Еще не поздно. Вы будете очень хорошо смотреться на фоне Зюганова.
     — Боюсь, что, как и в те далекие времена, мне скажут: “Девочка, вы не из нашей партии”.
     — Лена, когда вы вели “Про это”, вы точно знали, что будете рожать?
     — Совсем нет. Это должно идти изнутри, а не потому, что так принято. Ведь считается, что пока женщина не вышла замуж, не родила, не купила норковую шубу — она вроде как не состоялась.
     — А вам что нужно для полного счастья?
     — Раньше это была карьера. Потом, когда влюбилась и вышла замуж, — это спокойствие и комфорт мужа. А когда родился ребенок — тут уж и говорить нечего: улыбка ребенка.
     — Но бывает, что муж ревнует жену к ребенку и хочет получать внимание по полной программе.
     — Да, так бывает, но это не наш случай.
     Ищеева: Когда у меня родился сын, он оказался на пьедестале. Мой треугольник: семья, работа и родители. Когда они живы — это уже полное счастье.
     — Вы с Хангой были знакомы до программы?
     — Нет, в первый раз мы увидели друг друга за полторы недели до выхода в эфир. Я поехала встречать Лену в аэропорт “Шереметьево” — там и произошло наше знакомство.
     — То есть получается, что вас друг другу навязали?
     — Никому ничего не навязывали. Просто наш продюсер Сергей Шумаков эту программу увидел во сне. “Принцип домино” — не разный цвет кожи, а разные грани жизни, белое и черное.
     — Женская дружба отличается от мужской?
     — По-моему нет ни женской, ни мужской дружбы — есть просто дружба. Интимных подробностей мы с Леной не обсуждаем. Мы интеллигентные люди.
     — Есть такое понятие — “бабство”. Как вы к нему относитесь?
     — Я не допускаю такого отношения ни к себе, ни к окружающим. Бабы остаются за пределами нашей передачи. В “Останкино” мы все — сотрудницы и уважающие себя женщины. Но от “бабства” я много натерпелась.
     — На ОРТ вам перемывали косточки, косо смотрели вслед?
     — Это было не только на ОРТ. Я уже больше десяти лет в журналистике. Это было и будет всегда. Это условие нашей профессии, которая без зависти невозможна. Но мне по жизни мало кто что-то шепчет в спину, потому что уже в курсе: если я узнаю, без ответа не оставлю.
     Ханге : — Свою дочку Елизавету-Анну вы кормите только своим молоком?
     — Да. Ну конечно, и пюре яблочное, банановое, но мое молоко — это обязательно.
     — Мне говорили, что после каждой программы вы сцеживаете молоко, которое потом отвозят дочке...
     — Да, еще не успела прозвучать команда “стоп” — я бегу уже сцеживать. Потому что ровно в пять часов моя дочка должна уже его пить.
     — Вы с ребенком гуляете?
     — Я — нет. У нас для этого есть няня.
     — Когда она вырастет, что вы ей скажете про секс?
     — Кому как нравится. Кому-то важнее дружеские отношения с мужем, кому-то — страсть, кому-то — понимание.
     — Вы уже решили, когда Елизавета-Анна пойдет в школу?
     — У некоторых дети в пять месяцев уже начинают читать, а в 10 месяцев говорят, что прочли всего Пушкина. Все должно быть в свое время. Мне не нужно самоутверждаться таким образом.
     — Вы сумасшедшая еврейская мама?..
     — Я еврейка лишь на четверть. Но мне кажется — любая мама сумасшедшая. Когда у меня не было детей, мои друзья показывали мне фотографии своих отпрысков, и я должна была умиляться, хотя мне не очень-то и хотелось. Но теперь сама всем сую карточки Елизаветы Анны...
     — Ваша дочь — смуглая?
     — Это чудо, но она совершенно белая. Однако есть надежда, что она еще потемнеет.
     — Америка. Вы утром просыпаетесь. На дворе 8 Марта. Что происходит?
     — Там этот праздник не отмечают, и очень жаль. Когда я объясняла всем встречным мужчинам, что они должны дарить женщинам подарки, они очень удивлялись: “А почему не каждый день?..” Они там празднуют День святого Валентина. День женщины — американцы этого не понимают.
    


Партнеры