Театр — с вешалки, а музыка — с туалета

Сокровища Консерватории сгниютв подвале

11 марта 2002 в 00:00, просмотров: 356
  Последние два года культуру потрясают шекспировские страсти: финансовые скандалы, отставки, убийства...
     Художественный руководитель Большого театра, легендарный Владимир Васильев, узнает о своем увольнении из СМИ. Евгений Светланов, худрук Госоркестра, тоже объявлен безработным. В упор, на собственной даче, расстрелян руководитель Российской театральной академии Сергей Исаев. После проверки Счетной палаты РФ с формулировкой “за многочисленные финансовые нарушения” был изгнан ректор Московской консерватории Михаил Овчинников.
  
   “Все наши беды из-за денег, — усмехаются знатоки. — В ближайшее время планируется реконструировать многие народные достояния России. И влетит это в копеечку. Например, на реставрацию Большого концертного зала консерватории предлагается выделить около 50 млн. долларов. Попадут ли эти средства по назначению?”
     Облупленные стены. Облезлый паркет. “Пианины” в задавленных бычках. Воняет краской, а под лестницей мается от аллергии стайка мышей. Это сегодняшний день Московской консерватории.
     “С грызунами у нас беда, все цветы пожрали. Никаким ремонтом не выведешь”, — вздыхают студенты. Мы тоже не заметили особых следов реставрации — разве что второй этаж выложили скользким мрамором, да кафелем — туалеты.
     “Еще год назад аудитории убирали бабушки. На их зарплату уходило около 30 тыс. руб. А сейчас пригласили фирму, которой платят в месяц за уборку... 7 тыс. долларов! Зачем такие траты?” — сокрушается персонал.
     Капремонта эти знаменитые стены не видели больше полувека. Проводка довоенная, и в любой момент на любом концерте может случиться пожар.
     Так что нынче самые желанные гости в консерватории — строительные фирмы. “Они сносят несущие конструкции, ломают деревянные перекрытия. Вчера была столовая, сегодня — ресторан. Но официально тендер на проведение работ не объявляли”, — таково народное мнение. Ремонтников, по рассказам сотрудников, зазывали по знакомству. Видимо, поэтому и суммы на переустройство потребовались гигантские.
     К примеру, украсить розовенькой плиткой два консерваторских туалета, по официальным документам, обошлось в без малого 500 тысяч рублей. (Примерно столько же стоит солидный евроремонт в “трешке”.)
     “Большинство строительных работ сегодня ведется в долг. Реально оплачивать все эти перепланировки просто нечем, — хмурятся просвещенные в финансовых вопросах. — В любой момент нам могут предъявить счета. Тогда, вероятно, консерваторию объявят банкротом, а прославленные музыкальные имена пойдут по миру”...
     Из финансовых отчетностей:
     — Задолженность МГК им. П.Чайковского перед ООО “Р-н” — 3 660 938 рублей
     — перед ООО “Б-д” — недополучен товар на сумму 202 944 рублей
     Счета к оплате — 376 000
     — задолженность перед ООО “Р-с” — 1 091 000
     — задолженность перед ООО “Э-я” — 240 000
     “Все коммерческие фирмы, по моему мнению, ждут, когда на горизонте замаячит главный куш — государственный заказ, начало реставрации Большого концертного зала”, — рассуждает Михаил Овчинников, бывший ректор консерватории.
     Коллектив избрал его, известного профессора-пианиста, своим лидером десять лет назад. За неделю до увольнения Овчинников привез из Парижа уникальную медаль Моцарта — ЮНЕСКО вручила ее консерватории за выдающийся вклад в развитие мировой культуры ХХ столетия. Больше в России такой ни у кого нет. А уволили Овчинникова в октябре 2000 г. за “финансовые нарушения”.
     “Из консерватории исчезли 13 роялей” — пожалуй, самое мягкое из обвинений бывшему руководителю. Были и валютные махинации, и разбазаривание средств. Однако уголовное дело против экс-ректора прекратили. В декабре прошлого года Пресненский суд столицы даже восстановил его в прежней должности. Судьи вынесли вердикт, что со стороны Овчинникова никаких нарушений не было. Министерство культуры с правосудием не согласно и подало кассацию — и до сих пор бывшего консерваторского босса к рабочему месту не допускают.
     “Я понимаю, почему вдруг стал неугоден, — усмехается Овчинников. — Незадолго до увольнения меня вызвали в Минкультуры и прозрачно намекнули: неплохо бы поделиться государственными деньгами за будущий ремонт. Я отказался, и меня тут же убрали”.
     Сейчас ректором консерватории числится прежний проректор по науке Александр Соколов. При нем, кстати, недостатка в средствах на ремонт нет. Очередные выборы нового главы назначены на самое ближайшее время. Вот только допустят ли к ним Овчинникова? “Я не хочу, чтобы мое имя у потомков ассоциировалось с уничтожением великой русской музыкальной школы. Как мне кажется, именно этого сейчас добиваются”, — говорит он.
     “Мы хотели превратить этот зал в жемчужину России, и по большому счету нам это удалось”, — говорили строители о Большом концертном зале консерватории век назад. За прошедшие сто лет помещение ни разу не ремонтировали. Да это прежде и не требовалось — ремонт-то добротно сделали. Специалисты признают Большой зал лучшим органным залом в мире.
     Под полом партера здесь хранятся несметные сокровища. Музыкальные рукописи композиторов Чайковского, Танеева. Каждый нотный листочек на заграничных аукционах идет по полторы штуки баксов. Вот только канализационные трубы в подвале дышат на ладан. Эффект сауны наверняка уже превратил уникальные документы в труху и пыль.
     Но за скандалами о высоком искусстве как-то забывается.
    


    Партнеры