Чемпионка Ира

Лучшая фигуристка России призналась читателям “МК”, что коллекционирует мягкие игрушки, обожает сладкое, а в детстве мечтала стать врачом

12 марта 2002 в 00:00, просмотров: 749
  Серебряная медалистка Солт-Лейк-Сити-2002 в женском одиночном катании пришла к нам на следующий же день после приема у Путина. И порхала по издательскому дому “МК” точно пташка — веселая и беззаботная.
     — Ой, какой у вас зверь хорошенький! — щебетала Слуцкая в приемной главного редактора, уставившись на массивного медведя. — Можно я с ним сфотографируюсь?..
     — Что с тобой сегодня, Ириша? — удивились мы, помнившие ее по Олимпиаде совсем другой — напряженной и сосредоточенной.
     — Сама не пойму. Наверное, встреча с президентом повлияла, — снова улыбнулась она своей очаровательной улыбкой. — До сих пор в себя прийти не могу... Я ведь, когда пришла на этот олимпийский прием, глазам своим не поверила: табличка с моими именем и фамилией — по правую руку от Владимира Владимировича.
     Так все время рядом с ним и просидела...

    
     Наверное, даже некоторым олимпийским чемпионам и не снилась сегодняшняя ее популярность. Слуцкую, по мнению большинства болельщиков и специалистов, в Солт-Лейке внаглую засудили, а жалеть обиженных у нас любят. Вот и читатели “МК”, сумевшие дозвониться к нам в течение того часа, что красавица фигуристка отвела на общение с поклонниками, зачастую спешили не вопрос задать, а сами высказаться по поводу олимпийских фигурных событий или попытаться свидание назначить. С этим у них, конечно, ничего не вышло: Ирина — девушка замужняя и супруга своего, Сергея, очень любит, а вообще “Прямая линия” получилась, нам кажется, очень даже любопытной.
    
     — Это Иван Григорьевич из Москвы. Мы все болели за вас на Олимпиаде. Видели ваше поведение, когда вдруг вам дали второе место. Какие у вас железные нервы: вы достойно себя вели. Но скажите честно: после всего этого не было желания уйти из спорта?
     — Конечно, это нормально, когда первая реакция человека на несправедливость — все бросить, все послать куда-нибудь... Но я приехала домой, увидела, как много народу меня любит и поддерживает, и такие мысли просто сами собой улетучились. Нет, я хочу еще кататься. И выигрывать.
    
     — Я считаю, на Олимпиаде победило зло. Были нарушены принципы судейства.
     — Ничего страшного — будем дальше бороться.
     — Хочу пожелать вам успехов на чемпионате мира. И попробовать вас утешить. Подумайте о том, что тем трем арбитрам, которые вас засудили, стыдно смотреть на себя в зеркало.
    
     — Меня зовут Василиса, я тоже катаюсь. Какой твой любимый прыжок?
     — Флип и ритбергер.
     — А костюм?
     — Я люблю все костюмы, которые мне шьют, потому что я принимаю очень большое участие в их создании.
    
     — Это Женя из Москвы, я ваша ровесница. Ирочка — вы лучшая, мы вас обожаем. У меня учебная группа: десять мальчиков и я...
     — Повезло-то вам как!
     — И все мальчики считают вас самой красивой девушкой России. А позвонить доверили мне. А я пытаюсь своим мальчикам отомстить, говоря, что самый красивый парень у нас в стране — Женя Плющенко. Я слышала, что вы на каком-то чемпионате на показательных выступлениях катались вместе — это правда?
     — Нет, мы не катались, мы просто на общий поклон вышли вместе.
    
     — Меня зовут Ирина Левкина, звоню из Москвы. Ирина, у тебя очень милая улыбка, тебе она очень идет... По поводу судейства. Ты сказала, что на прошлогоднем чемпионате мира была похожая история. После всего этого осталась вера в объективность судей?
     — Самое главное, что во мне осталось, — это вера в себя. Поэтому я буду бороться дальше: еще посмотрим, кто кого.
     — А с какого возраста ты начала кататься?
     — Около четырех лет меня поставили на коньки. Я ведь болела много. Вот лечащий врач и посоветовал побольше времени проводить на улице. Чтобы я закалялась. А так как рядом другой секции, кроме фигурного катания, не оказалось, я и попала туда.
     — То есть на олимпийский пьедестал тебя привела случайность?
     — Я бы не сказала, что случайность. Столько работы, столько нервов и слез было за это время... Это все очень тяжело дается, поверьте.
    
     — Ира, это твой поклонник из Москвы. Многие фигуристки жалуются на то, что им приходится ограничивать себя в пище, поскольку быстро набирают лишний вес. Как тебе приходится питаться?
     — Знаете, я сижу сейчас в “МК” — и мне так здорово: у меня на столе кружечка чаю и штучек двадцать бутербродов... Но, если серьезно, ограничивать себя, конечно, приходится. Стараюсь не кушать вечером, поменьше есть сладенького и мучного, хотя вообще-то очень люблю сладкое. Ну а перед соревнованиями и кусок-то в горло не лезет.
    
     — Мы знаем, что у тебя коллекция мягких игрушек. Это у тебя пошло с ясельного возраста...
     — И до сих пор у меня ясельный возраст... (Смеется.)
     — ...или после тех выступлений, когда на лед начали бросать этих зверушек?
     — Я с детства любила мягкие игрушки. Но, к сожалению, у нас в стране не было таких, как за границей. Так что помню, когда впервые поехала за границу, первым делом купила мягкую игрушку. Ну а теперь их поклонники дарят. Сколько у меня этих игрушек? Ой, много! Я их считала сначала, а сейчас уже сбилась. Они везде: и в ванной, и на кухне, в спальне, и на стульях, и под стульями. А самая любимая — слон, серенький такой, очень мягкий и пушистый.
     — Он приносит удачу?
     — Я не верю во все эти штуки — просто он мне нравится.
    
     — Это Дмитрий Соколов. Вы общались с вашими основными конкурентками и с победительницей Сарой Хьюз? Или Кван?
     — С Мишель мы знакомы очень давно, идем бок о бок аж с 93-го года, начиная с юниорских соревнований. Сару я знаю немножечко поменьше... Мы все понимаем, что соревнуемся на льду, а в жизни нам делить нечего. Поэтому у нас совершенно нормальные отношения.
    
     — Ирина, если бы ваша судьба не так сложилась, кем бы вы хотели стать?
     — Когда я маленькая была, мечтала в медицину пойти.
     — У вас родители были врачами?
     — Нет, просто мне это нравилось. А вообще-то даже не знаю, как бы все сложилось, потому что вся жизнь у меня — это фигурное катание.
     — Вам просто нравилось кататься или вы сразу хотели стать олимпийской чемпионкой?
     — Нет, первое время мне совсем не нравилось. Меня заводили в зал и запирали дверь, потому что я разворачивалась и убегала. А потом мне и самой понравилось. Я стала работать, чего-то достигать.
    
     — Я большая поклонница фигурного катания, очень переживала за вас на Олимпиаде. Это я наслала проклятие на Мишель Кван, чтобы она упала...
     — Ну нельзя же так!
    
     — Это вам звонит бабушка Князькова. Мы вместе с дедушкой вас поздравляем как самую лучшую мировую фигуристку. Мы просто восхищены вами!
     — Спасибо вам огромное!
    
     — Мне бы хотелось с вами увидеться. Это невозможно?
     — Как интересно! А я замужем...
     — Понятно... Да... По телефону как-то все не то...
     — Я, к сожалению, занята очень сильно.
    
     — Это Володя из Москвы. Смотрели тебя на Олимпиаде: классно катаешься! Ты была на голову выше всех... Ты заходишь в Интернет?
     — Да, но очень редко. Последнее, что посещала, это сайт, который сделали мои поклонники: slutskaya.narod.ru. Если бы мне кто-то помог, потому что с Интернетом и компьютером я дружу не очень, я бы с удовольствием зашла в какой-нибудь чат и пообщалась. Может быть, когда-нибудь это и получится.
    
     — Меня зовут Виталий, я из Москвы. По поводу того, что было на Олимпиаде, думаю, переживать не стоит. Все видели, кто действительно чемпионка. А то, что вы не получили золотую медаль...
     — Мне сейчас еще подарят, ничего страшного. Депутат из Екатеринбурга Антон Баков решил изготовить ее и вручить мне.
     — Вы увидели, как вокруг вас может сплотиться вообще весь народ наш?
     — Да, это настолько приятно!
     — Вообще только Ельцину это удавалось.
     — Да? Я буду вторая. Ура-ура!
    
     — Это Виолетта Ивановна, ветеран педагогического труда. Ирочка, мы просто любуемся тобой. Ты лучше этой американки, ты самая красивая, самая стройная... У тебя дети есть?
     — Нет еще.
     — Желаем тебе хорошего парня родить! Красивого, такого же, как ты. И назвать — Саша.
     — Почему Саша?
     — Это самое благородное русское имя.
    
     — Юра из Москвы беспокоит. Я посмотрел Олимпиаду, хочу спросить: не собираетесь ли вы танцевать в дуэте с Ягудиным?

     — Никогда в жизни! Не хотелось бы мне танцевать с Ягудиным, и вообще, мне в пару не хочется. Я себя и так прекрасно чувствую на льду: сама себе хозяйка!
    


Партнеры