Если в кране есть вода — значит, конь сходил туда

Замочит ли Москву в навозном сортире?

12 марта 2002 в 00:00, просмотров: 385
  Помните стих про деда Мазая? Так вот. Зайцы, оказывается, сидят не только на льдинах, но и в столичной мэрии. Поскольку тамошние чиновники тоже боятся большой воды. Точнее — за нас боятся, родимые. По случаю весны, которая в России, как и любое время года, — стихия, на Тверской, 13, даже создали специальную антипаводковую комиссию. И хотя второго Ленска в Москве скорее всего не будет, властям придется постараться, чтобы обойтись без проблем.
  
   Слабых мест в Москве — пруд пруди. Это и улицы, которые по весне “текут ручьем” мимо коллекторов, потому что коллекторы замусорены до отказа. Это и подвалы стоящих в низинах домов, которые то и дело затапливает. И низины Москвы-реки в районе Пушкинской и Воробьевой набережных и Нагатинской поймы, которые подтопляет чаще всего. Да и качество питьевой воды, которому — что ни весна — угрожает самый обыкновенный навоз.
     По всем пунктам, кроме последнего, специалисты утверждают: проблем не будет. Запас воды в снеге — 268 млн. кубометров, осадков выпало пока на 400 миллионов “кубов”. В сумме — 700 млн. Это пустяки. Водохранилища готовы принять 735 млн. кубов. Так что если весна обойдется без обильных дождей, как это было в 1989 году, можно не волноваться.
     Куда больше опасений у них вызывает качество воды, которое и в эту зиму может оказаться подпорчено навозными стоками.
     — Москвичи бьют в колокола, как только увидят в Москве-реке мазутное пятнышко. Но оно для их здоровья не опасно, — говорит зам гендиректора Мосводоканала Виктор Волков. — Куда большая опасность исходит от ферм и сельхозугодий, расположенных в области. Потому что именно в области расположены все водохранилища.
     Навоз зимой сваливают где угодно. А когда снег тает, навозные реки впадают в водоохранные берега. И тогда трудно бывает избавить водопроводную воду от специфического запаха и привкуса. Из обследованных Мосводоканалом 196 сельских хозяйств в 11 обнаружились заполненные до краев навозосборники. И во время февральской оттепели уже были поступления навозных вод в московские водоисточники с племзавода “Слободской”, совхоза “Москворецкий”, Глебовского птицеводческого объединения и бывшего совхоза “Ленинский луч”. До сих пор сильно (на 95—100 процентов) занавожены Московский конный завод №1, предприятие “Нудоль”, племзавод Макарова, совхоз “Тучковский”, колхоз “Отрада”, “Ленинский луч”... В колхозе “Отрада”, а также у сельхозпредприятий “Нудоль” и “Звенигородский” площадки для хранения навоза оборудованы с нарушениями.
     Подмосковье и Москва обещают решить эту проблему сообща. Как им это удастся — судить можно будет только непосредственно во время паводка. Но, во всяком случае, уже сейчас Мосводоканал запасся сернокислым алюминием (реагент для очистки воды. — Авт.), активированным углем, хлором, чтобы можно было работать в авральном режиме 35 дней — на 25% больше обычного.
     — Эти реагенты добавляют в воду в минимальных количествах — 2—3 миллиграмма на литр, — успокоил корреспондента “МК” г-н Волков.
     Ежедневно на очистку воды расходуют: 25—30 тонн активированного угля, до 300 тонн сернокислого алюминия и около 10 тонн хлора. Все это обходится городу в копеечку (самый дорогой реагент — активированный уголь — стоит 30 тысяч рублей за тонну, остальные — около 3 тысяч рублей). Но, как поспешили нас заверить в Мосводоканале, экономить на здоровье москвичей не будут.
    



Партнеры