Лыжный бунт

Наши лыжники протестуют против беспредела своих начальников

12 марта 2002 в 00:00, просмотров: 345
  Олимпиада приучила нас к спортивным скандалам. И допинговым, и судейским. Но то, что произошло на последнем этапе Кубка мира по лыжным гонкам в шведском Фалуне, — случай беспрецедентный. Спортсмены открыто восстали против своего руководства. Когда вице-президент Федерации лыжных гонок России Геннадий Раменский ни с того ни с сего уволил их тренера и вознамерился поменять весь состав заявленной команды, они послали начальника куда подальше и отказались выйти на старт.
    
— Конечно, такое произошло впервые, — заявил “МК” в телефонном интервью исполнительный директор федерации Юрий Почестнов , поддерживающий Грушина и спортсменов. — Мы сами толком не знаем, что там случилось...
     — По вашему голосу чувствуется, что вы возмущены не меньше болельщиков.
     — Конечно. Это же явный раскол в команде!
     — А могу я поговорить с вашим президентом Анатолием Акентьевым?
     — Не можете. Его нет на работе. И с Раменским тоже не можете, потому что все мобильники у него выключены.
     Зато мы сразу дозвонились Александру Грушину. В тот момент, когда он общественным транспортом добирался уже на следующий этап Кубка мира — в Осло. Временно отстраненный тренер ехал туда в качестве зрителя. Но спортсмены ничего об этом не знали. Думали, что тренер по-прежнему с ними...
     — Я специально ничего не сказал ребятам. Хотя мог бы на все плюнуть и сразу улететь домой, — признался Грушин. — Не сделал этого только из-за лыжников. Ведь они бы тут же уехали вместе со мной. Я не хотел доводить дело до такой крайности.
     — Раменский заявил, что вы дезинформировали нашу прессу и на самом деле команда вовсе не отказывалась выступать на предыдущем этапе...
   
  — Это неправда. Ребята на самом деле отказались, чтобы поддержать меня.
     — После вашего отстранения?
   
  — Конечно. Дело в том, что наши гонщики — Иванов, Большаков, Денисов и Вилисов — хотели реабилитироваться после неудач на Олимпиаде. Я их поддержал и заявил на старт. А менеджер Чарковский с вице-президентом Раменским сочли это решение неправильным. Оба ворвались к нам в гостиницу за два часа до старта и устроили жуткий переполох: видите ли, я не посоветовался с ними при комплектации команды. Я вообще не понимаю: почему администраторы вмешиваются в дела, которые их совершенно не касаются? Почему бы тогда и гостиничного швейцара не позвать — пусть он тоже команду комплектует!..
     — Как отреагировал на ситуацию президент Федерации лыжных гонок?
     — Когда все это случилось, я сразу позвонил Акентьеву. Попросил вмешаться. Он отказался.
     — Как думаете, вас отстранили временно или навсегда?
 
    — Думаю, больше я не смогу работать с такими чиновниками. То, как они ведут себя по отношению к команде, — беспредел. Если они недовольны моей работой — это еще не повод, чтобы менеджер увольнял меня за два часа до старта.
     — Вы не считаете, что это сознательная травля?
 
    — Так и есть. Меня считают слишком самостоятельным. Обвиняют в неуправляемости. Но ведь это вполне естественно при таком руководстве...
    
     P.S. Главный тренер российской лыжной сборной Виктор Иванов , которому мы дозвонились позже, не колеблясь, взял сторону коллеги: “Если честно, для меня эта ситуация необъяснима... Грушин больше десяти лет (с 1986 по 1998 год) возглавлял женскую команду, и она выступала блестяще. Елена Вяльбе раскрылась именно при нем. Не случайно его потом перебросили на ребят — хотели усилить мужскую команду. А как только появились первые плоды, Михаил Иванов выиграл Олимпиаду — Грушина увольняют. Тут трудно что-то понять...”
    


Партнеры