Джинн выскочил

Что скрывается за новой “ядерной доктриной” США?

13 марта 2002 в 00:00, просмотров: 225
  Похоже, “утечка” информации о наличии у высшего американского военного командования некоего списка семи стран — потенциальных мишеней для превентивных ядерных ударов была рассчитана больше на внутреннее потребление. Но как это уже было с идеей войны против новой “оси зла”, вызвавшей неоднозначное толкование даже среди союзников США, шум за пределами Америки поднялся такой, что госсекретарь Колин Пауэлл и глава объединенного комитета начальников штабов генерал Ричард Мейерс поспешили с экрана ТВ заверить мир, что не так страшен черт, как его малюют.
Не было бы счастья, да несчастье помогло
     Появившись при всем параде в телепрограмме CNN, Мейерс как мог пытался тушить пожар общественных эмоций: “Это не план. Это разработки для президента на тот случай... если наша страна или наши друзья или союзники окажутся под угрозой атаки средствами массового поражения”.
     Звучало как дымовая завеса. Плана-то и даже оригинала самого списка никто в глаза не видел. Появился он как “рабочий вариант” в прошлую субботу, 9 марта, на страницах Los Angeles Times. Символично, что утечка информации о наличии новой американской ядерной стратегии совпала с двумя событиями: полгода после трагических событий 11 сентября и завершение операции “Анаконда” в Афганистане, где США впервые с начала своей акции возмездия понесли ощутимые потери в живой силе. Хотя роковой день 11 сентября все больше и дальше уходит в историю, многие из ключевых решений, принимаемых в Белом доме, так или иначе следует рассматривать именно через призму этих, давних теперь уже событий. В их свете шум вокруг списка семи ядерных мишеней выглядит несколько иначе.
     Пока в России традиционно мусолится вопрос, чем мы ответим Чемберлену, практичные люди в американском ВПК подсчитывают на калькуляторах потенциальные инвестиции. Завесу над материальной подоплекой новой ядерной доктрины приоткрыла The New York Times, напомнившая о кризисе, поразившем американскую ядерную отрасль после окончания “холодной войны”. Пока был жив СССР, в сфере американских военных ядерных разработок и производства было занято 100000 человек, а инвестиции составляли $10 млрд. ежегодно. Лучшие научные мозги плодили идеи в трех ключевых ядерных лабораториях: в Ливерморе, Лос-Аламосе и Сандии. Однако сегодня эта некогда мощная атомная структура “катастрофически ужалась”. “Мозги” растеклись из ядерных лабораторий по частным фирмам, а “руки” подверглись массовым увольнениям.
     Но не было бы счастья, да несчастье помогло — роковое 11 сентября внесло свои коррективы. Немудрено, что в планах администрации Буша о дополнительных $48 млрд. ассигнований к военному бюджету ядерное лобби увидело шанс вернуть все на круги своя. И появляется список “семи ядерных мишеней”. Сначала в виде “утечки”, а затем в обрамлении уже официальных комментариев: мол, речь идет прежде всего о применении ядерных зарядов малой мощности. Или вовсе “сверхмалых” авиабомб. А если уже совсем точно — о замене находящейся ныне на вооружении армии США тактической ядерной бомбы B-61-11, специально сконструированной для поражения подземных целей. Бомба сконструирована так, что проникает глубоко под землю, где и происходит взрыв. Создавали ее, чтобы поражать армейские штабы стран ныне почившего в бозе Варшавского Договора. Недавние бои в Афганистане показали, что нынешний противник США, “Аль-Кайеда”, закапывается так глубоко, что B-61-11 уже не эффективна. По крайней мере так гласит официальная версия, призванная оправдать необходимость разработки новых видов ядерного оружия. И попутно — возвращение “рук” и “мозгов”, а самое главное — инвестиций в деградировавшую за последнее десятилетие американскую ядерную исследовательскую структуру. Буде такое решение принято, последствия применения “сверхмалых подземных ядерных зарядов” могут быть непредсказуемы. Отгремевшая на днях в Афганистане операция “Анаконда” дала неожиданный повод заговорить об этой, оборотной, стороне ядерной медали.
“Анаконда”, которая потрясла мир
     В первых числах марта американцы и их афганские союзники столкнулись с неожиданно сильным сопротивлением “разбитых и деморализованных” талибов, невесть откуда объявившихся в провинции Пактия, что на востоке Афганистана. Горный район Шахи-Кот, расположенный близ столицы провинции — города Гардез, оказался весь пронизан сетью подземных ходов, лазов, схронов и пещер, в которых засели недобитые бенладеновцы. По американским сведениям, в операции было задействовано 1500 человек: части американских 10-й горнострелковой дивизии и 101-й дивизии ВВС плюс союзные войска правительства Карзая, действовавшие против 4 тысяч боевиков. Но главной изюминкой “Анаконды” были, разумеется, бомбардировки. Американская авиация обрушила на мятежную Пактию более 350 бомб, в их числе боезаряды весом в одну тонну. Талибы испытали на своей шкуре действие также “термобарических бомб” — оружия нового поколения, разработанного специально для уничтожения подземных комплексов противника.
     Бомбардировка буквально по часам совпала с серией мощных землетрясений, затронувших едва ли не все страны региона. Подземная стихия разбушевалась не на шутку — в Пакистане приборы зафиксировали толчки силой до 5,8 балла по шкале Рихтера, в Индии — до 6,3 балла. В Таджикистане жертвами 5-балльного землетрясения стали 3 человека, в горных районах разрушены сотни домов, выведены из строя десятки километров линий электропередачи. Но более всего пострадал Афганистан, где и оказался эпицентр. В провинции Саманган под обломками разрушенных зданий погибло около 150 человек, еще порядка ста объявлено пропавшими без вести. В Кабуле частично разрушено здание афганского МИДа. Такой силы землетрясения не помнят даже афганские аксакалы-долгожители — а ведь их страна не самая благополучная в сейсмическом отношении!
     Эпицентр землетрясений тоже совпадает с районом “термобарического” бомбометания. Здесь, на востоке горного массива Гиндукуш, в местах сосредоточения основных сил окопавшихся талибов, сила толчков составила 7,2 балла (из 9 возможных)! “Возмущение земной коры было спровоцировано интенсивным применением новых видов вооружений в сейсмически опасной зоне” — такая версия все чаще начала мелькать в мировых СМИ. Вспомнили, что еще в первых числах января, в разгар массированной бомбардировки бастиона талибов Тора-Бора, Афганистан потрясло сильное и “неординарное по своей природе” землетрясение.
     Так что новая ядерная доктрина Пентагона, подкрепленная новыми разработками “мозгов” из Ливермора и Лос-Аламоса, может в буквальном смысле “потрясти мир” не только политически. Хотя и политические последствия грядут неизбежно. Для создания новых ядерных военных технологий США придется пойти на возобновление подземных ядерных испытаний, которые здесь не проводились с 1992 года. Правда, в 1997 году США возобновили ядерные испытания “до пороговой” мощности (150 килотонн), объясняя это необходимостью “обеспечения дальнейшей безопасности и надежности” американского ядерного оружия. Но не разработкой его новых поколений. Сейчас все барьеры с испытаний такого рода, оговоренные в старом, но еще действующем договоре между СССР и США об ограничении подземных испытаний ядерного оружия от 1974 г., могут быть сняты американской стороной в одностороннем порядке, как это было недавно с договором по ПРО.
     Какова будет реакция ядерных держав? А вот этот вопрос, очевидно, очень интересует и Пентагон, и Белый дом. Отсюда и “утечка” пресловутого “ядерного списка”, загадочным образом попавшего в СМИ и получившего такой резонанс.
Мнение экспертов
     Поиски “главного по землетрясениям” привели нас в Объединенный институт физики Земли РАН. Ведущий научный сотрудник Алексей ЗАВЬЯЛОВ так прокомментировал ситуацию:
     “Могут ли бомбежки вообще и ядерные в частности спровоцировать землетрясение? Теоретически такая возможность не исключена. Мартовские бомбардировки в Афганистане действительно могли стать последней каплей, переполнившей чашу тектонического напряжения в регионе.
     Однако в Афганистане использовали не атомные, а обычные бомбы. Если сравнить энергию, выделяемую при взрыве такой бомбы (около 10 в 7-й степени джоулей), и энергию, выделяемую при землетрясениях (те же 10, но уже в 15-й степени джоулей), то видно, что в последнем случае энергетический всплеск намного больше. В случае бомбежки (правда, обычной) происходит что-то вроде “мелкого встряхивания” земной коры, при котором напряжение снимается. Кстати, когда на Семипалатинском полигоне проводились ядерные испытания, землетрясений в том районе не было. Когда же был введен мораторий на подземные ядерные взрывы, сейсмическая активность возобновилась”.
     Однако сегодня ученые могут прогнозировать последствия подземных ядерных взрывов лишь теоретически или опираясь на опыт прошлых лет. Предугадать результат применения “сверхмалых ядерных зарядов” нового поколения, тем более на глубинах многократно больших, чем было до сих пор, сейчас не берется никто.
    


Партнеры