Большая “зачистка”

Мир на Ближнем Востоке пока виден лишь сквозь прорезь прицела

14 марта 2002 в 00:00, просмотров: 241
  Посторонним взглядом не понять, что творится на Ближнем Востоке: клокочет, кипит, льет через край кровавая каша без видимых признаков реального “урегулирования”. Проблески надежд на мир тотчас сменяются новостями об очередных терактах палестинских смертников, атаках боевиков и ответных действиях израильской армии. Что же происходит сейчас в этом утомленном затянувшейся войной регионе?
   
  Итак, факт безусловно позитивный: длившаяся с 3 декабря прошлого года изоляция лидера Палестинской автономии прекращена. “МК” уже писал о негласных контактах между Шароном и Арафатом с целью нащупать компромиссный вариант и попытаться все же вернуться к мирному варианту разрешения арабо-израильских противоречий. Но главной причиной, по которой Арафату позволили передвигаться в пределах собственной автономии, стал арест силами подчиненных ему служб безопасности убийц министра туризма Израиля Рехавама Зеэви. Отныне Ясир Арафат вновь сможет курсировать по вверенной ему территории. Однако возвращаться ему все равно придется в Рамаллу: за это время резиденции в Газе, Вифлееме и Иерихоне полностью были разрушены израильской армией.
     Состоявшийся палестино-израильский обмен любезностями, наверное, можно было бы назвать взаимным шагом к мирному урегулированию, если бы он не случился на фоне беспрецедентной эскалации конфликта. За прошедшую неделю число жертв с обеих сторон подскочило еще на несколько сотен человек, а число раненых перевалило за тысячу. Переговоры, если о таковых вообще можно вести речь, имея в виду пока лишь маневры сторон в поисках международных посредников, идут под аккомпанемент настоящего сражения, которое вот уже неделю израильские вооруженные силы ведут с непримиримыми террористами, предприняв операцию по тотальной “зачистке” всей территории Палестинской автономии, где компактно проживают три с половиной миллиона человек.
     В “зачистке” хозяйства Арафата задействованы практически все рода войск. Это самая крупная кампания такого рода на Ближнем Востоке, предпринятая Израилем за последние 30 лет. Причем армии других стран никогда не действовали в очагах концентрации террористических формирований, на их базах, спрятанных непосредственно в районах жилой застройки. Близким аналогом могут быть только действия Российской армии в Чечне. Но и там нет такой плотности населения — здесь же солдатам приходится идти от дома к дому, буквально прорубаясь сквозь стены. Общий сценарий таков: полностью заблокировав город, в него под прикрытием танков и вертолетов вводят спецназ. Подавив сопротивление вооруженных боевиков и установив контроль над всем населенным пунктом, на его территории начинают поиск складов оружия и боеприпасов, прочесывание жилых кварталов. Чтобы избежать жертв среди мирного населения, еще до ввода войск специальные “агиткоманды” через громкоговорители оповещают жителей о предстоящей операции, призывая не покидать домов и не оказывать сопротивления военнослужащим. Тем не менее во всех населенных пунктах передовые армейские подразделения встречали ожесточенным огнем. Но в результате “зачистки” армия добралась-таки до нескольких лабораторий по производству взрывных устройств, мастерских, где изготовлялись ракеты “Касам”, изъяты тысячи единиц автоматического оружия и боеприпасов. А самое главное, арестованы сотни активистов террористических формирований.
     Интересен портрет современного ближневосточного террориста. Минобороны обнародовало данные о социальном положении нескольких сотен боевиков, обезвреженных или уничтоженных в последнее время, в том числе — в момент непосредственного совершения теракта. Оказалось, что большинство из них вовсе не безграмотные религиозные фанатики, выходцы из бедных семей, как можно предположить. Ближневосточный террорист и близко не стоит к своим примитивным собратьям-талибам: 47% “камикадзе” имели высшее образование, 29% — среднее специальное, остальные как минимум закончили начальную школу. Если учесть, что специальное образование в Израиле платное и довольно дорогое, то и семьи, где жили боевики, были материально обеспечены. Кстати, 17% из ушедших на добровольную смерть сами были главами семейств!
     А вот география терроризма: большая часть, свыше 50% боевиков, вышли из населенных пунктов Сектора Газа, 31% — из Иудеи и Самарии, и лишь 1% были жителями Восточного Иерусалима. То есть сами жители этого города, до сих пор остающегося камнем преткновения, когда заходит разговор о границах будущего палестинского государства, менее всего заинтересованы в кровопролитии.
     В большой политике нет понятия добра и зла. Зато есть много других кирпичиков, из которых иногда выстраиваются самые невообразимые политические конструкции. И не важно, что через короткое время, не выдержав испытания на прочность, они рушатся, погребая под собой страны и народы, просто в момент своего строительства они были выгодны их архитекторам. По прошествии десяти лет с момента подписания соглашений в Осло стало ясно, что “комплекс зданий” ближневосточного мирного процесса начали строить без прочного фундамента: каждая из сторон возводила только то, что было нужно ей. В результате бывший преуспевающий строительный подрядчик Ясир Арафат выстроил автономию, ставшую оплотом террора, а Израиль — военизированное государство, вынужденное с ней бороться.
    


Партнеры