“Властелина” колёс (дубль-2)

Подайте бывшей зэчке на хлеб с икрой

14 марта 2002 в 00:00, просмотров: 462
  Позвонил приятель. “Ты, — спрашивает, — машину еще себе не прикупила у “Властилины”?..”
     У меня челюсть отвисла: у кого, у кого?! Не может быть, чтобы с таким грохотом разломанная “пирамида” вознеслась вновь!
     Приезжаю на окраину Подольска, чтобы удостовериться: здесь какая-то ошибка. Останавливаю прохожего:
     — Скажите, любезнейший, а где здесь... э-э-э...
     Определенно слово “Властилина” у меня никак не выговаривается. Вдруг люди подумают, что я сумасшедшая?
     — Где здесь фирма, которая... машинами торгует?
     — “Властилина”, что ль? — щурится мужичок. — Да вона, за углом!
     В общем, слушайте сюда все, кто уже прилично погорел на приснопамятной Валентине Ивановне Соловьевой. Приключения продолжаются. Ремикс. Вторая серия.
    
Вот уже два месяца в обстановке строгой секретности за невзрачной металлической дверью функционирует Клондайк. Скромная табличка: “ЗАО “Интерлайн”. Часы работы: с 8.00 до 17.00. Воскресенье — выходной”. Ну да, понимаю, “Властилиной” снова называться как-то не с руки...
     Сразу за дверью — маленький “пятачок”, на котором переминается с ноги на ногу охранник, и лестница на второй этаж. Любопытствующих наверх не пускают. Впрочем, добродушный охранник охотно отвечает на все вопросы. Здесь же, внизу, висит листок с необходимой информацией. Называется — “Реестр цен”. По “реестру” ползет жирный таракан — наследник прежнего кафе.
     Никто не обращает на наглеца внимания: человек пять завороженно изучают бумажку. Ведь цифры, проставленные в ней, заставляют забыть обо всем. Можно купить “Волгу”, “ГАЗель”, “Жигули” или “Оку” почти в два раза дешевле, чем в самом скромном автосалоне. Мужик в кепке восхищенно цокает языком. Он собрался покупать “ГАЗель” за 130 тыс. руб., а здесь за нее просят чуть больше 79 тыс. Но забрать машину можно только через 32 дня...
     До чего же коротка человеческая память! Что ж, вернемся на десяток лет назад.
     Пика своей известности Валентина Соловьева достигла в начале 90-х. Ее фирма “Властилина” принимала вклады у населения под невиданные дивиденды. Клиенты Соловьевой могли приобрести в рассрочку легковые автомобили всего за 30—70% их стоимости, а также квартиры в Москве и Подмосковье по столь же низким ценам. В Подольск, где работала фирма, народ ехал со всей страны и даже из ближнего зарубежья.
     Но осенью 1994 г. “Властилина” приказала долго жить. Прокурор Подольска возбудил уголовное дело в отношении Соловьевой по статье “Мошенничество”, и бизнесменша... исчезла. Ее арестовали лишь 7 июля 1995 г.
     Следователям удалось опросить 18 тыс. пострадавших вкладчиков из 24 тыс. подавших заявления. На самом деле “кинутых” граждан было гораздо больше, просто многие предпочли не афишировать свою причастность к лопнувшей “пирамиде”. К примеру, звездная чета Пугачева—Киркоров погорела на “Властилине” более чем на 1 млн долл., но заявление о компенсации не писала.
     Вклады Соловьевой несли все: от пенсионеров до сотрудников Администрации Президента (среди ее клиентов числился даже Александр Коржаков). Курьеры из МВД привозили деньги от целых управлений министерства. В очередь на получение машин “Ока”, к примеру, стояли 85 сотрудников РУБОП.
     По официальным данным, Соловьева задолжала своим вкладчикам 1,6 трлн. руб. (неденоминированных). Хотя сама “Властилина” говорила на суде, что ее долг составляет 4 трлн. руб. Но размер суммы уже не имеет значения: расплачиваться по долгам Соловьева все равно не собирается.
    
Дверь хлопает постоянно: за те полчаса, пока я околачивалась там с важным видом, мимо прошли два милиционера в форме, два сотрудника уголовного розыска в штатском и бессчетно простых людей. Причем некоторые — уже с деньгами. Распрощавшись со своими накоплениями в бухгалтерии, люди получают на руки традиционный квиточек: мол, принята от такого-то энная сумма. Заключать договоры здесь не принято: муторно очень. Но на этот раз Валентина Ивановна сама деньги не пересчитывает — завела себе бухгалтеров...
     Ну а дальше все традиционно: в назначенный день люди приходят с квитками и толкутся у крыльца. Счастливчиков увозят в автосалон.
     Но большая часть посетителей заходит в фирму пока только “поговорить”.
     — Скажите, а лицензия у нее есть? А то слухи ходят, что лицензия только до апреля...
     — А помещение она, наверное, выкупила, — рассуждает старичок в потертом пальтишке. — Теперь ремонт делать будет.
     — Почему выкупила? — улыбается охранник. — Арендовала на полгода, вот и все.
     Мы с охранником понимающе переглядываемся: значит, хозяйка в наши края ненадолго.
     В дверь просовывается очередная бабуля в платке и сразу берет охранника за рукав:
     — Сынок, родной, подскажи, нести ли деньги? Надежно ли?..
     “Сынок” вздыхает:
     — Если деньги, мать, у тебя последние — лучше не надо.
     Судебный процесс над “Властилиной” начался 30 марта 1996 г. в Реутове. А приговор ей вынесли лишь в июне 1999 г. Соловьеву признали виновной в мошенничестве, совершенном в особо крупных размерах, и приговорили к 7 годам лишения свободы. Учитывая, что она уже провела 4 года в СИЗО, сидеть в Можайской женской колонии ей оставалось всего 3 года.
     Она отсидела лишь год с небольшим. 17 октября 2000 г. Валентина Соловьева была освобождена условно-досрочно — за “хорошую работу” и “примерное поведение”. В колонии бывшая хозяйка “Властилины” зарекомендовала себя добросовестной швеей камуфляжных рубашек. Она не нарушала режима, активно участвовала в жизни отряда и даже вела кружок. Нет, не по строительству финансовых “пирамид” — по русскому фольклору.
    
...Здесь все друг друга спрашивают только об одном: “крутанулся” ты уже или еще нет. Женщина в дубленке пересказывает: “Сначала я две “Волги” накрутила, потом — пять, потом...” Ничего себе! “А вам не страшно было?” — “Я свое отбоялась, — отрезает “дубленка”. — Я “у нее” уже на 100 тысяч “зелени” в прошлый раз налетела. Думала — конец”.
     Оказалось — опять начало. Недовольных прошлыми экономическими успехами Валентины Ивановны приходит много. Все надеются свои кровные назад получить. Ответ получают одинаковый: “Я за ваши деньги все уже отсидела”. Вздыхают и несут новые рублики — может, хоть в этот раз повезет...
     Подходят две бандитские рожи с пухлыми барсетками. Этим ждать недосуг. Один из зевак учит их, к кому подойти, дать на лапу 200 баксов, чтоб пораньше тачку получить.
     — Нам бы только успеть... — подмигивают братки.
     Как устроены “пирамиды”, давно известно. Первым — почет и доход, прочим — шиш с маслом. Правда, в городе говорят, что абы кого в самый первый поток не брали: гарантированные авто доставались только “своим” людям. А уж за это они должны были провести агитацию на местах, потому как обычную рекламу “Властилина” давать опасается.
     Все понимают, что аттракцион этот временный, но все равно идут.
     Вволю наобщавшись с клиентами, пытаюсь перекинуться парой слов с Самой. Но выясняется, что с прессой Соловьева говорить не желает. Мое ослиное упорство все-таки приносит плоды: прорываюсь в заветный кабинет.
     В маленькой комнатке за письменным столом с канцелярскими штучками из натуральной кожи восседает Она. Русская женщина, богатырша, знойная брюнетка, завитая крупными волнами, в трикотажной кофте, расшитой бисером. Пухлые пальцы кокетливо отманикюрены блестками. Похоже, можайская темница никак не сказалась на ее стати и состоянии духа.
     — Ну и чего вы пришли? — недобро сверкнула очами Хозяйка. — Я никаких интервью не даю. Надо будет — сама в телеэкран сяду и все расскажу.
     На журналистов Соловьева обиделась еще во время своей отсидки, когда писали про нее “только заказные статьи”, “грязь всякую”.
     — Кстати, — раздраженно молвила Владычица. — Как вы узнали-то про меня?..
     И неожиданно пожаловалась:
     — Я знаете устаю как! Встаю в пять утра, ложусь в двенадцать ночи. И все зачем? Чтобы люди получали хорошее, то, что они заслуживают...
     Голос ее размягчился, как масло на солнышке, но только на секундочку. Она тут же собралась и ушла в глухую оборону:
     — Я — купеческий фонд. Вы ничего не сможете сделать. Фирма зарегистрирована. У меня проверка за проверкой. Ходят тут — наглые, двери ногами открывают...
     На этой дружеской ноте мы и расстались.
     В отсутствие рекламы клиентуру Соловьевой составляют в основном местные жители. Но растущая популярность “Властилины-2” уже пугает местную милицию. Ведь когда “пирамида” снова лопнет (а рано или поздно это обязательно случится), обманутые вкладчики начнут осаждать ОВД.
     Впрочем, пока заявлений от пострадавших граждан не поступало. Оно и понятно: все мошенники поначалу зарабатывают себе репутацию. Но правоохранительные органы находятся в режиме тревожного ожидания.
     Запретить же Соловьевой строить свою “пирамиду” милиция не может. Ведь дама, наученная горьким опытом, действует очень осторожно. Фирма официально зарегистрирована как ЗАО, оказывающее “посреднические услуги при купле-продаже товаров народного потребления”.
     Надо полагать, схема обмана в этот раз разработана более тонко. Не дура же Валентина Ивановна — два раза наступать на одни и те же грабли...
    


    Партнеры