Прах в избирательной урне

На юго-востоке Москвы разом похоронили 6 с лишним тысяч человек

15 марта 2002 в 00:00, просмотров: 448
  Скандал вокруг декабрьских выборов в Мосгордуму до сих пор не утих. В то время как новые слуги народа уже дали присягу, получили по служебному “Вольво S-80” и в ус не дуют, по столице бродит масса недовольных проигравших кандидатов. Их обида крепнет с каждым днем. И обрастает судебными исками, ставящими под сомнения честность голосования.
     Сейчас Мосгорсуд рассматривает порядка 18 исков от кандидатов, требующих признать выборы несостоявшимися или сфальсифицированными. Суды находят разные, порой совсем фантастические причины, чтобы отказать истцам. Но особенно упертые готовы пройти все круги судебного ада, вплоть до Страсбурга.

     Один из экс-кандидатов, Владимир Костюченко, на днях поведал прессе прелюбопытную историю на тему “Как я проиграл эти выборы”. Когда Костюченко вплотную подошел к финишной прямой и уже видел себя на “Вольво S-80” с мандатом в кармане, неожиданно выяснилось, что его лихо обскакал на вираже конкурент Лобок, проходивший по объединенному списку СПС, “Яблока”, “Единства” и “Отечества” (по этому странноватому списку в Думу прошли 34 из 35 депутатов).
     На месте Костюченко любой другой уже давно понял бы, КАК проходят в Москве выборы, и поставил бы крест на мечте стать слугой народа, но не таков оказался кандидат. Вспомнив подвиги Шерлока Холмса, он со товарищи провел собственное расследование.
     Метод дедукции детектива с Бейкер-стрит не подвел. Собрав несколько разрозненных фактов, вроде бы не имеющих отношения к делу, друзья и адвокаты Костюченко пришли к выводу: выборы сфальсифицированы. Сделать это открытие помогли... мертвые избиратели.
     Если верить документам окружной комиссии избирательного округа номер 18, в декабре на Кузьминки, Выхино-Жулебино и поселок Некрасовку напал небывалый мор, скосивший за десять дней аж 6635 человек. Больше всего не повезло Кузьминкам — здесь “полегло” 4219 избирателей. (Костюченко, ветеран Афганистана, сразу же сравнил: за 10 лет той войны мы потеряли 16 тысяч человек.) А тут — шутка ли — не дожили всего несколько дней до выборов примерно 10 процентов избирателей округа...
     Что за чудеса? Вроде об эпидемии с летальным исходом на юго-востоке Москвы медики не сообщали. Войны в Кузьминках тоже не было. О природной или техногенной катастрофе нет никаких данных. А вот поди ж ты — если перед выборами число избирателей округа №18 обозначалось одной цифрой, то после выборов их стало на 6 тысяч меньше. Столько человек разом исключили из списков.
     Исключили? Ну и что? С чего горе-кандидат решил, что народ уморили? Но дело в том, что вовсе не он до такого додумался. Эту мысль ему подсказала представитель прокурора Гнусенко, в рассмотрении которой оказался иск гражданина Костюченко. “Возможно, они умерли”, — заявила дама.
     Были и другие странности в избирательном опыте г-на Костюченко. Так, к примеру, районы Кузьминки и Выхино-Жулебино делит улица Скрябина. И если по одну сторону этой улицы уверенно побеждал Костюченко, то по другую — его конкурент. С одним и тем же количеством голосов — 33%. Вот она — загадочная московская душа. Главу той управы, где Костюченко набирал очки, уволили, а глава соседней после выборов пошел на повышение... Обо всем этом истцы упомянули в иске, но суд был непреклонен. Он потребовал документов, подтверждающих исчезновение людей. Например, жалоб от них на то, что им не дали возможности волеизъявиться.
     В мире ином проблемы совсем другие. Мертвые не только не потеют, но и не пишут жалоб в избирательные комиссии. Когда шерлоки холмсы обратились в территориальные избиркомы за справками о смерти 6635 избирателей, ничего вразумительного им дать не смогли. Ведь даже пофамильного списка “усопших” в избиркомах нет — одни голые цифры. Так что кого конкретно исключили, выяснить оказалось невозможно. Тайна — почти военная.
     Собственное расследование, увы, зашло в тупик. По всему выходило, что ни катастроф, ни смертельных болезней в округе не было. Более того — за последние полгода здесь даже зарегистрирован демографический взрыв, свидетельствующий о приросте населения.
     Более 6 тысяч трупов пропавших без вести избирателей, не имеющих свидетельств о смерти, надежно “зарыты” теперь где-то на юго-востоке Москвы. А Костюченко не сдается. Несмотря на то что 27 февраля Мосгорсуд отклонил его иск. Теперь странную историю об эпидемии в Кузьминках будут выслушивать судьи Верховного суда. А потом, глядишь, и европейские судьи.
    


    Партнеры