Хищный глазомер художника

15 марта 2002 в 00:00, просмотров: 438
  В старинном особняке библиотеки имени Пушкина, что рядом с Елоховским собором, все освящено именем гения, картинами с изображением поэта и его близкого окружения. Наверное, это создает особую атмосферу творческого внимания и значительности самого воздуха российской культуры. Здесь состоялось представление только что вышедшей книги Б.Темирязева “Повесть о пустяках” (Москва, издательство “МИК”. Вступительная статья Михаила Геллера. Послесловие Ирины Обуховой-Зелинской. Федеральная программа книгоиздания России, тираж — 1000 экземпляров). Это имя, конечно, нуждается в расшифровке, потому что сегодня мало кому известно, что за ним стоит блистательный художник Серебряного века Юрий Анненков, который так подписывал свои прозаические произведения.
    
     Юрий Анненков родился в Петропавловске (северный Казахстан), в 1889 году. А в 1893 году его семья переезжает в Петербург, где будущий художник и писатель закончил гимназию и юридический факультет университета. Одновременно он учился в известном тогда художественном училище Штиглица. Современный даже не по тем, а по нынешним временам, он был откровенным “антиакадемистом”. Его влекло к кубизму, сюрреализму, опытам рельефной живописи, и уже в 1911 году он берет уроки в Париже, в 1913-м устраивает свою выставку в “Салоне независимых художников”, а в конце года возвращается в Россию. Именно он создал неповторимые рисунки к поэме Блока “Двенадцать”. В 1920 году он избирается профессором Академии художеств в Питере. В 1924 году его пригласили зарисовать Владимира Ленина на смертном одре, и он присутствовал при трепанации черепа вождя мирового пролетариата. А летом этого же года он выехал в Италию в служебную командировку, здесь он участвовал в открытии первого советского павильона на Международной художественной выставке в Венеции. Он становится “невозвращенцем”, поселяется в Париже, одним из первых создает абстрактные конструкции, спаянные из разных металлов, занимается пространственной живописью — трехмерными рельефными творениями. Он много выставлялся на выставках Европы, занимался книжной графикой, как режиссер организовывал массовые зрелища и элитные театральные постановки. Но главное, чем он вошел в отечественную культуру, это его рисунки-портреты деятелей литературы, культуры, политики. Он создал целую галерею лиц, и мы представляем многих гениев России именно по его портретам. Он воплотил в своих рисунках мандельштамовское высказывание о том, что красота — “не прихоть полубога, а хищный глазомер простого столяра”. “Хищный” глазомер Анненкова бесподобен! Он создал портреты Анны Ахматовой — с вплетенными в прическу бусинами четок, как бы намекая на название ее книги, Марины Цветаевой, Пастернака, Есенина, Михаила Кузмина, Горького, похожего на бульдога, жестокий лик Маяковского, страшный профиль мертвого Александра Блока, он рисовал Григория Распутина, Александра Керенского, Льва Троцкого, но при советской власти его политические портреты не приветствовались. Его руке принадлежат изображения Ильи Эренбурга, Федора Сологуба, Алексея Толстого, Пильняка, Бабеля, Ленина... В своих мемуарах “Дневник моих встреч. Цикл трагедий” он пишет о многих прототипах своих портретов. Поражает его зарисовка в главе о Ленине, за которую в давние годы запросто могли посадить читавшего: “Меня прежде всего поразила стеклянная банка, в которой лежал заспиртованный ленинский мозг, извлеченный из черепа во время бальзамирования трупа: одно полушарие было здоровым и полновесным, с отчетливыми извилинами; другое, как бы подвешенное к первому на тесемочке — сморщено, скомкано, смято и величиной не более грецкого ореха. Через несколько дней эта страшная банка исчезла из Института...” Даже сегодня этот фрагмент потрясает своей трагической правдой. А в те годы, когда двухтомник “Дневника...”, изданного в нью-йоркском издательстве имени Чехова, тайно завозили в страну, это просто могло вызвать озноб и у тех, кто это читал, и у тех, кто запрещал читать.
     Судьба художника и писателя во времена двойственной советской идеологии 60—80-х годов все-таки складывалась странно. С одной стороны, его гениальные портреты деятелей русской культуры тиражировались огромными тиражами, а как писателя Анненкова на родине не только не печатали, даже никогда не упоминали.
     Именно об этом шла речь на презентации впервые изданной в России книги художника “Повесть о пустяках”, подписанной псевдонимом Б.Темирязев, в библиотеке имени Пушкина. Сама повесть посвящена становлению столь не любимой Юрием Анненковым “Совдепии”, и в ее иронических персонажах легко угадываются имена знаменитых прототипов. Эту встречу провела аспирант Лозаннского университета и автор послесловия к “повести” Ирина Обухова-Зелинска. На презентации выступили представители издательства “МИК”, Елена Цезаревна Чуковская, внучка Корнея Чуковского, которого тоже нарисовал Юрий Анненков, другие известные люди. Сам факт возвращения еще одного неизвестного на родине произведения важен всем, кто неравнодушен к отечественной культуре.
    


Партнеры