ДОИТИ ДО СТЕПЕНИ

В XIX веке стать доктором наук можно было за 5 лет

19 марта 2002 в 00:00, просмотров: 420
  Современных студентов привлекают новомодные словечки — “бакалавр”, “магистр”. Но все новое, как известно, — лишь хорошо забытое старое. Бакалавры и магистры появились в отечественных университетах ровно 200 лет назад, в самом начале XIX века.
     Император Александр Первый помимо прочих важных реформ провел и реформу образования: с начала XIX века установилась новая система ученых степеней, просуществовавшая с небольшими изменениями столетие. По “Положению о производстве в ученые степени” в России вводились четыре ученые степени: действительный студент (бакалавр), кандидат, магистр и доктор.
     Чтобы стать действительным студентом (бакалавром), обычный студиозус должен был окончить полный курс обучения (как правило, 4 года, на медицинском факультете университета — 5 лет) и получить аттестат. Если он представлял письменное сочинение (аналог современного дипломного проекта), то мог стать кандидатом для получения степени магистра. Но при этом ему нужно было проучиться еще один год (нечто вроде аспирантуры) и сдать специальный кандидатский экзамен. А вот защищать письменную диссертацию, как это принято сейчас, кандидату тогда было вовсе не обязательно.
     Магистром становился кандидат, имеющий, как тогда говорили, “полные сведения о преподаваемой науке и способный передать знания другим”. В современном понимании — молодой преподаватель, ассистент. Претендент на степень магистра должен был сдать магистерский экзамен и защитить письменную диссертацию. Степень магистра присуждалась кандидату не раньше чем через два года после получения степени кандидата.
     Глубокие научные познания со временем приводили магистра к получению высшей научной степени — доктора. Но это могло произойти не ранее трех лет после получения степени магистра. Кроме того, требовалось защитить докторскую диссертацию, которая рассматривалась публично, при большом стечении ученых мужей, преподавателей университета, студентов и праздной публики. Таким образом, прилежный студент, решивший сделать научную карьеру, всего через 5 лет после окончания учебы — то есть к 27—28 годам — мог стать доктором наук. Это открывало ему светлый путь сначала в адъюнкты (по-современному — в доценты), а потом и в профессора. Научная степень устанавливалась в начале позапрошлого века для трех наук — философии, медицины и права.
     Стать ученым в России было куда сложнее, чем в просвещенной Европе. Степени, полученные за рубежом, у нас оценивались на ступень ниже. Так, “ихних” бакалавра и лиценциата приравнивали лишь к кандидату, а зарубежный доктор в России мог быть только магистром, да и то только после дополнительных испытаний.
     Ученая степень давала молодому ученому практически все, что было нужно: уважение коллег, солидный оклад, но прежде всего — право на получение класса в государственной службе. Проще говоря — чина. Для студентов-выпускников это был 12-й класс (низшим классом тогда считался 14-й), для кандидатов — уже 10-й, для магистров — 9-й, для докторов — 8-й. Профессора, как правило, имели 6—7-й класс, ректор университета — уже 5-й.
     Научная степень открывала путь к дворянству. Чин 9-го класса давал личное дворянство, 4-го — потомственное. К концу службы многие университетские профессора достигали чина действительного статского советника (4-й класс) — в армии это соответствовало званию генерала. После 25 лет беспорочной службы профессор, как правило, выходил на пенсию и получал содержание, равное его окладу. Если профессор неожиданно умирал, то его жена и каждый из малолетних детей получали единовременно по годовому профессорскому жалованью или особую пенсию.
    


Партнеры