Буран в стакане воды

Опять чего-то в космос потянуло...

19 марта 2002 в 00:00, просмотров: 478
  По виду это был обычный игрушечный самолетик типа тех, что стоят во дворах и на детских площадках. Их сколачивают из досок, ставят внутри лавочку, и дети играют в летчиков, пока какой-нибудь нехороший человек не отложит под лавочкой кучку экскрементов.
 
   
     Первый в мире аппарат для космического туризма, который в минувший четверг был представлен журналистам в ангаре Экспериментального машиностроительного завода им. Мясищева в городе Жуковский, отличался от дворовых “аппаратов” тщательной отделкой. Снаружи он был заботливо выкрашен в белое. Внутри вместо лавочки стояло три кресла, по всей видимости, вынутых из отлетавшего истребителя, — одно для пилота и два для пассажиров. Для “оживляжа” к креслу потертыми ремнями привязали манекен грустного космонавта с серебряным лицом. Каждый журналист, заглядывая внутрь, трепал космонавта за коленку.
     Презентация первого в мире аппарата, который на деле оказался всего лишь незатейливым макетом, началась полетом. При помощи подъемного крана макет взлетел метров на двадцать и завис над настоящим большим самолетом с гордой надписью по борту — “Геофизика”. На крыльях “Геофизики” стояли рабочие. Они поймали веревки, привязанные к колесикам макета, и ровненько их натянули. “Так нормально, держите”, — крикнул снизу очумелый раскрасневшийся товарищ, командовавший полетом.
     Огромная толпа журналистов — в основном иностранных — с восторгом принялась фотографировать это чудо. Минут десять они шныряли вокруг, как мыши, выбирая точки, из которых “будет лучше”. Когда все возможности для съемок были исчерпаны, макет отвязали и подъемный кран опустил его на прежнее место. Журналисты успокоились. Под крылом самолета началась пресс-конференция.
     Выступающие делились на две категории: энергичные, загорелые молодые люди и бледные интеллигенты предпенсионного возраста. Интеллигенты представляли тех, кто будет делать непосредственно сам “туристический аппарат”, — то есть конструкторов и инженеров завода, создавшего при советской власти космический челнок “Буран”. Загорелые молодцы представляли тех, кто будет делать на аппарате деньги, — то есть организаторов и вдохновителей грядущих побед.
     Все говорили примерно одно и то же: “Есть множество богатых людей, которые хотят слетать в космос. Мы знаем, как доставить им это удовольствие. Первый полет состоится через два-три года при условиях нормального финансирования. Нам надо найти инвесторов и собрать деньги — сначала 10 млн. долларов на первый этап, а потом еще 60 млн. — на второй, и все получится, потому что это — реальный проект”.
     При взгляде на игрушечный самолетик трудно было поверить, что это реальный проект. От него за версту пахло Остапом Бендером и честными способами изъятия денег у населения. Тем более “туристический полет в космос” при ближайшем рассмотрении оказался довольно убогим мероприятием.
     Как объяснили выступающие, маршрут будет такой: самолет “Геофизика” поднимается в воздух на 17 км с туристическим аппаратом на горбу, в котором сидят пилот и два туриста. Здесь аппарат отцепляется, “Геофизика” улетает, а аппарат включает двигатели и поднимается до 101-го км. Это уже нижний слой космоса. Там аппарат переворачивается и висит три минуты — в это время туристы наслаждаются видом Земли и невесомостью. Потом он идет на снижение и садится на аэродроме. На все про все уходит один час. Не так уж много приключений за сто тысяч долларов (столько будет стоить билет в космос).
     — Можно ли говорить, что часть вырученных от полетов денег пойдет на развитие отечественной космонавтики? — этот вопрос я задала Владимиру Козыреву, министру промышленности правительства Московской области.
     — Нет. Здесь чистый бизнес. Есть инвесторы, они хотят заработать деньги.
     — Если это “чистый бизнес”, то почему на презентации присутствуют госчиновники? Вы поддерживаете этот проект?
     — Морально, — уклончиво ответил министр. — А вообще это презентация научной мысли.
     Очередь презентовать мысль тем временем дошла до председателя американской корпорации “Space Adventure” — главного туроператора на космическом рынке. Эрик Андерсен — молодой господин, склонный к полноте, с очень розовыми щеками и очень ясными голубыми глазами, какие бывают у талантливых плутов, — подтвердил, что сто туристов уже сдали на полет деньги. Представьте, положили по сто тысяч долларов на депозитный счет, даже не дожидаясь, пока аппарат будет построен. Вот как сильно их тянет в космос!
     Но если сто человек сдали по сто тысяч, то, выходит, десять миллионов на первый этап уже есть. “Зачем же вы еще ищете инвесторов?” — попыталась я уточнить у г-на Андерсена.
     — Ну, некоторые пока сдали не по сто тысяч, а по десять или двадцать. Но я уверен, после сегодняшней великолепной презентации их станет гораздо больше. Завтра все газеты напишут о нашем грандиозном проекте, и от желающих записаться на полет в космос просто отбоя не будет. Инвестиции потекут рекой, — и господин Андерсен показал руками, как они поплывут.
     Гостей позвали на фуршет в дальнем углу ангара. Журналисты налетели как вороны на водку с бутербродами и тут же все смели. Охране с трудом удалось отбить два стола — для инвесторов. В стороне устроились со стаканами технические работники — работяги, растягивавшие макет на веревочках. На лицах у них было написано веселое недоумение...
     Презентация закончилась. Впечатленные журналисты выходили из ангара на летное поле Экспериментального машиностроительного завода им. Мясищева и рассаживались по автобусам. Сияло солнце, дул холодный ветер. От огромного летного поля тянуло упадком, пылью и заброшенностью.
     Рядом с ангаром высилось старое здание с застекленной башней. Когда-то там располагалась диспетчерская служба. Сейчас стекол почти не осталось. Часть окон была забита фанерой, часть зияла пустыми черными дырами. Похоже, денег здесь не видали уже лет десять — еще со времен “Бурана”. Нынешние искатели приключений оказались первыми, кто с тех пор проявил интерес к легендарной советской космонавтике.
    


Партнеры