Рука руку мажет

Корреспондент “МК” решил добровольно сдаться милиции

20 марта 2002 в 00:00, просмотров: 424
  В человеке все должно быть прекрасным. И душа, и тело, и... отпечатки пальцев. Во всяком случае, так считают криминалисты.
     Три года назад в России был принят закон о добровольной дактилоскопии. Но граждане не торопятся увековечить свои папиллярные узоры на бумаге. Хотя МВД уверяет, что дело это полезное, что оно здорово поможет нам же самим в случае, скажем, внезапной смерти или потери памяти. И что милиция ни в коем случае не собирается посягать на гражданские свободы.
     А народ все равно не верит. Он, наученный историческим опытом, как раз потерей памяти не страдает. Именно по этой причине к началу марта 2002 года в Москве прошли процедуру добровольной дактилоскопии менее 6,5 тысячи человек. Корреспондент “МК” решил немного увеличить это число...

    
     В родном районном ОВД техник-криминалист Олег удивился:
     — Добровольная дактилоскопия? Ну что ж, давайте.
     И стал заполнять многочисленные бланки. А я тем временем погрузился в анкету. В ней следовало указать, что я хочу добровольно сдать стране свои отпечатки. И было особо пояснено, что база данных паспортных столов, куда эти отпечатки отправятся, по закону при поиске преступников не используется. То есть если вас поймали за совершение преступления на основе этой базы, то поймали незаконно. Можно в суд подавать — только, видимо, поздновато будет...
     В день Олег откатывает пальцы в среднем у 2—3 москвичей. На этот шаг они идут, чтобы побыстрее получить новый паспорт. Таким людям его оформляют в первую очередь. Я оказался первым человеком в районе, решившим совершить благородный гражданский поступок на абсолютно добровольных началах.
     Заполнив бланки (адрес, место работы, прописка, дата рождения), Олег поочередно намазал мои пальцы валиком с типографской краской. Перед тем как испачкать ладони, он попросил их тщательно вымыть с мылом — так краска лучше накатывается. Каждый палец был оттиснут на специально обозначенное место в дактилоскопической карте. Потом откатали и ладони целиком. А отпечаток правого указательного пальца оставили еще и на отдельном бланке. Дело в том, что этот палец считается определяющим — большинство из нас правши, и в носу мы ковыряем именно им, и кнопки нажимаем, и стакан держим.
     Процесс сопровождался мини-лекцией о дактилоскопии и о том, как она помогает в жизни и смерти. Если человек внезапно помрет в укромном месте, не оставив документа, удостоверяющего личность, то, скажем, даже через три недели нахождения в помещении с комнатной температурой его пальчики еще можно идентифицировать.
     Почерпнув от Олега эту полезную для здоровья информацию, я отправился с заполненной отпечатками картой в паспортный стол, предварительно с немалым трудом отмыв руки.
     В паспортном столе начальник посетовал на низкую гражданскую активность в деле всеобщей идентификации.
     — Есть страны, в которых по закону у каждого новорожденного берут отпечатки не только пальцев рук, но и отпечатки стопы. Выводят формулу, учитывающую возрастные изменения, — и никаких проблем. А у нас, кому ни предложи, все в ответ: “А зачем?” А затем, что все мы не только смертны, но и “внезапно смертны”. Подумайте о родственниках, о милиции в конце концов...
     В милиции, кстати, мне пожаловались на то, что закон о добровольной дактилоскопии приняли, а о том, как его реализовать, никто не подумал. Даже бланки для дактокарт они вынуждены заказывать в типографии за свой счет. А также покупать картриджи для принтеров и прочие сопутствующие товары.
     Оставив свой черный след в истории, я решил проверить, что думают по поводу добровольной дактилоскопии простые москвичи...
     Из 35 опрошенных на улице граждан лишь один одобрил идею всеобщей дактилоскопии. Этот пенсионер высказался так:
     — Если пенсию прибавят, я им не только отпечатки пальцев — отпечаток попы оставлю.
     “Поколение некст” думает иначе.
     Инна, 19 лет, студентка:
     — Я не для того бешеные деньги на кремы трачу, чтобы руки всякой гадостью пачкать.
     Игорь, 23 года:
     — Добровольно? Ага, я им свои пальцы оставлю, а они потом напутают чего-нибудь и в тюрягу закатают. Доказывай потом...
     Люди старшего поколения в своих подозрениях идут еще дальше, и их можно понять.
     Ирина Степановна, пенсионерка:
     — У меня отец в 38-м исчез. С тех пор не верю я органам. Объясняют, как всегда, заботой о людях, а потом сажают. Чем ерундой заниматься, лучше бы бандитов ловили.
     42-летний бизнесмен Андрей:
     — Я отпечатки добровольно сдавать не пойду, потому что времени нет. Но в целом идея хорошая. А если кто боится, что его отпечатки будут в милиции, так если надо, они всегда их возьмут, вы и не заметите. “17 мгновений весны” помните?
     Школьники от самой процедуры в восторге, но в базу данных попадать не хотят.
     Артем, 13 лет:
     — Если нас всей гимназией поведут, то хорошо — денек погуляем... Но, с другой стороны, стремно, что пальчики засветим. Мало ли что в жизни бывает?
     Нет, наш человек для дактилоскопии пока не созрел. По большому счету ему по барабану, опознают его после смерти или нет. Нашему человеку интереснее, опознают ли его при жизни. И что ему за это будет.
    


Партнеры