Небесно-голубой Радонеж

Как недавно хоронили ультра-православие

20 марта 2002 в 00:00, просмотров: 1541
  Наконец-то почило мало известное, но скандальное общество “Радонеж” вместе с газетой и радиостанцией. На похоронах говорили много и с горечью о патриотизме, засилье жидомасонов и католиков. На поминках много пили, в том числе и монахи, и закусывали французский коньяк солеными огурцами, сетуя на то, что русскому в России некуда податься. Особенно выделялся некий рыжий юноша явно семитского вида, но с православной косичкой. Казалось, что именно он в течение 10 лет упорно зарывал и газету, и радиостанцию, но на самом деле больше всего от этой печальной истории пострадал именно он — главный редактор всей это голубой бодяги.
    
     Взлет “Радонежа” и Евгения Никифорова, тихо стянувшего и название и часть финансов у своего старшего друга, пришелся на 1993 год. Именно в этом году возникло некое ИЧП “Т&Т”, которое возглавил русский бизнесмен Дмитрий Камотесов. Тогда подобные ИЧП плодились как грибы после дождя и так же мгновенно умирали. Камотесов и Никифоров имели мощную поддержку со стороны небезызвестного в православных кругах ивановского архимандрита Амвросия Юрасова. Он, в свою очередь, прославился тем, что яростно бился в начале перестройки за возвращение храма в центре Иванова. В его защиту выступали академики и юристы, а публицист Нежный специально от “Огонька” ездил в Иваново защищать Юрасова. И таки добились возвращения храма, в котором отец Амвросий устроил образцово-показательный женский монастырь. Юрасов давно обосновался в Ивановской области и успел обрасти необходимыми связями. В том числе в текстильной промышленности. Вокруг все отчаянно зарабатывали бешеные деньги. Православным тоже хотелось заработать.
     И умственная работа закипела. Только в первом полугодии 1994 года скромное ИЧП Камотесова отправило за рубеж при посредничестве Ивановского меланжевого комбината и щедрых друзей из Узбекистана около 2 тысяч вагонов качественного узбекского хлопка. Хлопок предназначался тому самому Ивановскому меланжевому комбинату. Православным рьяно помогали переправлять хлопок за рубеж ивановские текстильщики — директор комбината Владислав Шалин и его зам Владимир Яворский. Были ли они членами “Радонежа”, который уже тогда пытался встать на нетвердые детские ножки, неизвестно. Уплыло 2 тысячи вагонов — около 47 тысяч тонн хлопка, больше половины того, что получил из солнечного Узбекистана Ивановский край в 1994 году. Хлопок уплывал из России через станции Курская-товарная (“Радонежу” помогал ее начальник Петр Баскаков) и Люблино-сортировочная — ее начальник, Николай Бочаров, видимо, тоже оказался рьяным православным. Затем хлопок попадал в Ригу, а оттуда морским путем через латвийские фирмы “Эгида”, “Балтинтрейд”, “Сигналс”, “Рисат”, “Вентспилс” и другие — прямиком шел во Францию. Случалось, попадал он и в США (Мемфис) и в Великобританию (Ливерпуль).
     1994 год принес удачу и немалые дивиденды “Радонежу”. Архимандрит Амвросий прикупил-таки в Москве, на набережной Шевченко, нехилую квартирку и джип, чтобы хоть изредка навещать Первопрестольную. Никифоров тоже обзавелся джипом и домом на берегу Волги. А в 1995 году решил баллотироваться в Государственную Думу по Сергиево-Посадскому избирательному округу. Эта шалость обошлась ему всего-навсего в 200 тысяч долларов. Причем мало того, что он в пух и прах проиграл выборы (в Думу прошел Михаил Мень). Во время агитационных поездок по пьяни вдребезги разбил джип. Камотесов и ивановские текстильные начальники оказались поумнее. Они перебрались за рубежи нашей родины и там скромно проживали на заработанные денежки.
     Но у Никифорова оставались деньги, и он решил раскрутиться не только как бизнесмен, но прежде всего как защитник православия. Вот тогда-то начали раскручиваться газета “Радонеж” и одноименная радиостанция. Тогдашний председатель Издательского совета Московского патриархата епископ Тихон, человек сердобольный и доверчивый, приютил рыжего Никифорова. Он выделил ему помещения на Погодинской, благо что площадей хватает — пустует около 10 тысяч квадратных метров. Кого только не защищал “Радонеж” — и беженцев, и сербов, и Приднестровскую Республику. И каждый раз звучал призыв собирать деньги на помощь страждущим братьям. Как распределялись собранные деньги — известно только председателю да, может быть, нынешнему директору “Радонежа” Дмитрию Зайцеву.
     Но все хорошее рано или поздно кончается. Кончились хлопковые деньги. Епископ Тихон уехал в Новосибирск, а на его место пришел трезвый и сквалыжистый отец Владимир Силовьев. Он быстро разобрался с Никифоровым. В результате и газета, и радиостанция оказались на улице. Не помогло даже заступничество всесильного московского викария Арсения Епифанова, который всегда был неравнодушен к Никифорову. Ютятся теперь защитники православия по улице Чаплыгина, в собственной квартире Никифорова. Там и проходили поминки. Вспоминали угробленную дружными усилиями православных текстильную промышленность Иванова (как-никак — родина революции!), проклятых капиталистов, которые по дешевке скупили хлопок, а теперь не хотят помогать в выпуске газеты. Много было слез и здравиц. Разошлись под утро, поклявшись поименно и публично назвать тех, кто позорно бежал за рубеж, предав идеалы православия.
    




Партнеры