“ЧП” военного детсада

Беспризорники кольцевой дороги

20 марта 2002 в 00:00, просмотров: 609
  За два месяца до закрытия детсадовского сезона буквально на улице оказались 82 ребенка — дети слушателей военного университета радиационной, химической и биологической защиты. С 1 апреля детский садик сняли с финансирования Минобороны и отдали на откуп строителям. А дабы возмущенные родители не приводили по старинке своих чад в полюбившееся заведение, руководство военного университета пообещало поставить на дверях... караул. Территория детсада попала под строительство Третьего транспортного кольца в Лефортове, а дети — под каток чиновничьего равнодушия.
     Госпитальный вал, дом 4а. Шесть часов вечера. В холле детского сада не протолкнуться от детей и родителей. Впрочем, происходящее мало напоминает традиционные сборы домой. Скорее это можно назвать уже забытым словом “сходка”.
     — Мужья с утра до ночи на учебе, мы на работе, что нам теперь делать с детьми? — со всех сторон доносятся раздраженные голоса.
     — Мы сегодня пошли в другой садик. Так там с нас помимо официальной оплаты попросили еще 1600 рублей — а иначе, мол, отношение к вашей дочке будет сами понимаете какое! — рассказывает коллегам по несчастью одна из мам. — А у меня муж — капитан, зарплата 1800 рэ и за 8-метровую конуру в общаге еще 300 платим. Нам что теперь — от голода подыхать?
     Капитаны, майоры, подполковники. Одни прошли первую и вторую чеченские войны. Имеют ранения, ордена и медали. Другие — ликвидировали последствия Чернобыля в первые дни после аварии. Тоже с орденами и больными детьми, у которых самый меньший диагноз — ослабленный иммунитет. Невинная простуда — и ребенок оказывается в больнице. Любой психолог скажет, что такие дети значительно хуже адаптируются к новым условиям.
     — Знаете, люди уезжают в отпуск на неделю и не знают, кому бы отдать кота или собаку, чтобы у любимого животного не было стресса. А тут выкидывают детей на улицу, и никому до этого нет никакого дела, — возмущается Алевтина Петрова, заведующая детсадом №20.
     Собственно, Петрова вместе с родителями и затеяла круговую оборону в центре Москвы. Садик собирались закрыть еще 1 марта, да всем миром пока отстояли. Теперь же надежды на положительный исход их маленького дела не осталось: по всему району красуются объявления-предупреждения о том, что “решением командующего Московским военным округом деятельность детсада военного университета временно прекращается до конца 2003 года”.
     В ста метрах от садика зияет разбитыми окнами университетская общага, где проживают офицеры со своими домочадцами. Такую разруху в последний раз я наблюдала в Видяеве, откуда уходила подлодка “Курск” и куда в августе позапрошлого года ни под какими предлогами не хотели пускать журналистов.
     На одиннадцать семей — кухня с обрушивающимся потолком, одна ванная и два толчка.
     — Пошла, извините, в туалет, а на меня сверху кирпич свалился, в последний момент увернулась, — говорит Елена, жена капитана, получающего в Москве высшее военное образование. — Ребенок прыгает по дивану, а вся общага ходуном, как при землетрясении, ходит. Да ведь и не понимают четырехлетки, что этого делать нельзя. Они ж еще маленькие!
     Соседка Лены, Ирина Благочевская (кстати, единственная разрешившая напечатать ее фамилию. Остальные женщины боятся, что после заметки их мужей сошлют в самые дальние гарнизоны. — Е.М.), уходит из общаги в шесть утра в школьную столовую, где работает поваром. Трехлетнюю Юльку водит в садик третьеклашка Яна. Отпускать девчушек на дальние расстояния родители не будут, да и денег на новый садик у них нет.
     — Сергей — майор, награжден за Чечню орденом Мужества. У него было серьезное ранение головы. В Питере, в Военно-медицинской академии, мужа еле-еле выходили... А никаких доплат, мы уже узнавали, нам не дадут — не положено; а они составляют почти всю зарплату обычного майора.
     По генеральному плану под снос попал не только детсадик военных, но и еще десятки зданий. Лабораторный факультет Бауманки, девятиэтажка военного университета переводчиков, 12-этажный жилой дом и т.п. Но их обитателей не на пустырь выселяют — строительство новых помещений уже идет полным ходом.
     — Вы думаете, я радуюсь, что дети моих слушателей остались без детского садика? — удивленно спросил генерал-майор Анатолий Шатохин, исполняющий обязанности начальника военного университета РХБЗ. — Нравится нам это или нет, изменить уже ничего нельзя — 15 апреля 2003 года на его месте будет проходить тоннель, и мэр Лужков торжественно откроет здесь новый участок Третьего транспортного кольца. А садик, взамен снесенного, нам построят. По существующему плану его откроют 31 декабря 2003 года.
     Но отчаявшиеся родители почему-то не верят ни обещаниям отцов города, ни клятвам отцов-командиров.
     — Президент Путин в последнее время по телевизору провозгласил две основные наши проблемы: униженные военные и беспризорные дети. Мы, получается, попали в самое “яблочко”. Только от этого нам почему-то не легче, — тяжело вздыхают родители-офицеры. — Мы понимаем, что строительство Третьего кольца очень дорого властям города, но мы призываем их к разуму — дайте нашим детям доходить хотя бы до начала лета. На большее мы уже и не рассчитываем.
    


    Партнеры