Далеко ли до Таллина?

Теперь — шесть дней

21 марта 2002 в 00:00, просмотров: 246
  До 5 июня, когда наши футболисты сыграют в японском Кобе первый матч мирового чемпионата против Туниса, тоже осталось не так уж много времени. Действительно: что такое два с половиной месяца ожидания по сравнению с восемью годами, прошедшими со времен американского Кубка мира-94, последнего пока для сборной России? И чем меньше дней до начала финальных игр, тем острее ощущение тревоги. Даже не хочется думать о том, что чемпионат ограничится для нас 10-дневным визитом в Японию на три матча группового турнира.
    
Увы, именно такими краткосрочными получались четыре предыдущие попытки приблизиться к европейскому или мировому пьедесталу. После знаменитого матча с голландцами в финале EURO-88 ни сборная СССР, ни команда СНГ, ни собственно Россия в плей-офф ни разу не пробивалась. А в 98-м году чемпионат мира — впервые за 20 лет — и вовсе прошел без нашего участия.
     Чем обернется для сборной возвращение в элиту? На мой взгляд, мы имеем дело с абсолютно непрогнозируемой ситуацией. Российский футбол вступил в очередную переходную фазу, когда сборная может наконец рассчитывать на целую группу уже проявивших себя молодых футболистов. Но те, кто задавал в национальной команде тон на протяжении последних лет, перешагнули 30-летний барьер, а значит, выдержать нагрузки длинного сезона им будет сложнее. Впрочем, для Онопко, Карпина, Мостового и К° — это последний шанс заявить о себе в полный голос. Зная характер этих ребят, хочется верить: они не подведут!
     Накануне крупных турниров последних лет нашу сборную обязательно сотрясали скандалы того или иного масштаба. Как правило, информация о трениях игроков с руководством хранилась за семью замками и всплывала в самый неподходящий момент. Но, судя по всему, на сей раз обстановка в команде действительно нормальная, рабочая, не предвещающая неприятных сюрпризов. И то обстоятельство, что тренеры продолжают поиск оптимального состава, подтягивая на каждый сбор новых людей, не вызывает у ее старожилов никакого протеста. Те же, кто остается пока в стороне и относится к так называемому расширенному списку кандидатов, терпеливо, как, скажем, Овчинников, Тетрадзе или Ширко, ждут. Нервы сдали только у Гусева, неожиданно для себя узнавшего, что на товарищеский матч в Эстонию он не едет. В остальном селекция выглядит вполне логично: заиграл на определенном уровне — получи вызов в сборную...
     Романцев, сохраняя консервативные черточки во взглядах на игру, абсолютно не является консерватором по части определения состава. Как, впрочем, и Гершкович. Помнится, на европейском чемпионате в Англии Романцев доверил место в составе Хохлову, хотя тот не провел прежде за сборную ни единого матча, даже товарищеского. Надеюсь, что сейчас до такой авантюры дело не дойдет и в оставшихся играх против Эстонии (27 марта) и против Франции (17 апреля) тренеры по-настоящему проверят всех, кого собираются включить в “список 22-х”. Хотя я (может быть, из-за этого самого консерватизма?) пока не очень хорошо представляю себе Сенникова, Бобра или Кержакова в роли основного, определяющего результат игрока.
     Возможно, кто-то из них и поедет в Японию, но играть, думаю, будут и должны те, кто уже понюхал пороху больших сражений. Единственное исключение — Сычев. Во-первых, действительно большой талант, во-вторых, форвард, коих у нас раз, два — и обчелся...
     В предстоящую среду в Таллине у тренеров последняя возможность проверять. На том поиск состава должен быть завершен. В Париже необходимо предстать той командой, какой и планируем играть с Тунисом. Там уже не до экспериментов.
    


    Партнеры