Льготный “матюгальник”

“У нас как будто забрали медаль”

21 марта 2002 в 00:00, просмотров: 514
  Сами “виновники торжества” — военные — наблюдали за баталиями вокруг льгот с завидной выдержкой и хладнокровием. Неоднократно кинутая и обманутая армия уже не ждет от власти манны небесной. Оставят льготы — хорошо, добавят денег — еще лучше. Даже если обдурят — тоже привычно.
     Мы попытались выяснить у представителей разных военных слоев, что для них значит принятый Думой во втором чтении закон. Мнения разошлись...
     Капитан Николай САМСОНОВ, слушатель Военного университета, Москва:
 
    — К чему ломать копья, если мое нынешнее денежное содержание сопоставимо с ежемесячной выплатой только на личные расходы курсанта из американского Вест-Пойнта? И я, поступивший в академию с должности командира батальона, награжденный боевым орденом за чеченскую войну, кормилец семьи из трех человек, и восемнадцатилетний парнишка, находящийся на полном обеспечении военного вуза, получаем по сто долларов в месяц. Только он в США, а я в России, в Москве. Когда он станет зеленым лейтенантом — вмиг перепрыгнет меня по зарплате на несколько порядков. Я закончу академию, стану командиром полка и останусь практически с тем же нищенским финансовым довольствием.
     Мне кажется, что наше государство всегда давало военным льготы от собственной безысходности как некий суррогат взамен полноценного финансирования. Не было у царя-батюшки лишних червонцев — он стрельцам разрешал огороды в слободах городить и овощами торговать. В Советской Армии, насколько я понимаю, тоже льготы вводили не от сладкой жизни, а чтобы компенсировать тяжелую службу военного человека, хотя в то время даже у лейтенанта зарплата была выше, чем у инженера. Сейчас то же самое. Но если собрать в одну кучу все имеющиеся у меня льготы, суммировать их в денежном эквиваленте и приплюсовать мою получку, то все равно получится курам на смех. Сегодня профессия офицера — одна из самых обездоленных, а порой и постыдных, хотя бы потому, что нам приходится еще подрабатывать на стороне, стыдливо оставив в шкафу свой китель с боевыми наградами. Разве в любой нормальной армии такое приемлемо?
     Татьяна ЗАЙЦЕВА, жена подполковника, Балашиха:
     — Мне кажется, что самая большая льгота, полученная мужем от армии, — это бесплатная квартира. Самим купить жилье нам было бы не под силу, даже с учетом моей работы... То, что теперь придется полностью оплачивать коммунальные услуги, нас пока не особо тревожит — не такая уж большая сумма. Хотя, вероятно, это может аукнуться, когда мы оба станем пенсионерами и уровень доходов существенно понизится. Меня бы больше напрягло, если бы мужа лишили льготного курортного отдыха — сейчас он оплачивает 25 процентов путевки, а членам семьи санаторий обходится в 50 процентов. Это существенная скидка, особенно с учетом относительно недорогой общей стоимости путевки в ведомственный санаторий, тем более что проезд у супруга бесплатный — раз в году наша семья может себе позволить вполне приличный отдых, пусть и не за границей.
     А вот реальных денег мой Зайцев приносит домой мало — меньше двухсот долларов. Я зарабатываю больше, потому мы и считаемся вполне обеспеченной семьей. Даже если мужу добавят зарплату, кормильцем в семье останется слабая женщина. Он по этому поводу уже не переживает... Все вопросы, говорит, к Верховному командующему.
     Илья КУЗНЕЦОВ, старший лейтенант, Свердловская область:
     — В отдаленном гарнизоне само понятие “льготы” весьма условно. Что есть они, что нет — все едино. Бесплатный проезд общественным транспортом? У нас здесь больше пешком ходят или на военных автомобилях передвигаются. 50-процентная оплата коммунальных услуг? Какие услуги в полуобщежитии-полуказарме или служебной квартире? Котельная гарнизонная, телефон — коммутатор части, радиоточка — “матюгальник” на плацу. У нас две реальные “привилегии”: переходить дорогу на красный свет (светофоров все равно нет) да стоять под стрелой крана.
     Нет особых проблем и с уплатой налогов — сейчас с моей зарплаты это получалось бы рублей двести пятьдесят. При повышении, по прикидкам, будут вычитать около пятисот. А на круг все равно получится тысячи на две больше, так что в любом случае я остаюсь в выигрыше.
     Павел КАШУБА, полковник запаса, Москва:
     — Какое отношение сегодня к армии — вы видите сами. Человек служит без всякой надежды на социальные гарантии при увольнении в запас, он не знает, что его ждет в будущем. Раньше при выходе на пенсию можно было спокойно на даче в огороде ковыряться, с удочкой на берегу реки сидеть — это называлось заслуженный отдых. Что теперь заслуживает отставной офицер? Поиск новой работы, чтобы добывать средства к существованию. Ради чего он тогда служил в армии, мотался по гарнизонам, воевал, был лишен многих благ цивилизации, потерял здоровье?
     Мне кажется, что именно льготами правительство в какой-то степени компенсировало труд офицера, расплачивалось с ним за особое право первым погибнуть при защите Родины. Лишать военных пусть даже части льгот — некорректно в первую очередь в моральном плане. Это все равно что забрать у солдата медаль.
     Сергей ГРАЧЕВ, капитан 2 ранга, Калининград:
  
   — Если верить всем обещаниям о повышении размеров окладов по воинским должностям и званиям, то в конечном итоге офицер станет получать на 2500—3000 рублей больше. Это существенно компенсирует потери по льготам на оплату коммунальных услуг и по уплате налога на доходы физических лиц (13 процентов). Но с другой стороны, общая сумма финансового доппайка окажется не столь существенна в силу нескольких причин: это постоянная инфляция и повышение квартплаты. Не следует забывать и то обстоятельство, что налог нужно будет платить уже с повышенного оклада. Получается, что на армии в очередной раз сэкономят — денег и так обещали добавить, а отмененными льготами мы компенсируем государству эту прибавку.
     Если речь идет о том, что деньги по льготам попадают не по назначению, то проблему следовало решать другими методами. Например, выдавать компенсации, с учетом инфляции, офицерам на руки, а уж мы бы сами ими могли распорядиться...
    



Партнеры