Адская кухня

22 марта 2002 в 00:00, просмотров: 445
Центральная бангкокская тюрьма “Клонг-Прэм”. Согласно “рекламе” на официальном интернет-сайте, это заведение со строгими правилами, но с хорошими условиями (имеется современный госпиталь, информационный центр с полной справочной базой обо всех заключенных и сотрудниках тюрьмы). На деле — совсем иначе. Камеры — настоящие душегубки. Узнику отводится 40 сантиметров личного пространства. Здесь сегодня томится 11 россиян, попавших сюда в разное время, но по одной причине...

В аэропорту Бангкока в октябре прошлого года местными таможенниками за попытку вывоза одного миллиона так называемых тайских таблеток (известных у нас как средство для быстрого снижения веса) впервые был задержан российский гражданин. В течение пяти месяцев в разное время в этом же аэропорту и с таким же грузом отловили еще десятерых. Среди них — три семейные пары и семь женщин. Средний возраст 30—40 лет. Все задержанные — москвичи и только одна девушка из Калининграда. В Таиланд все попали по пятнадцатидневным туристическим визам. Российским “арестантам” уже предъявлено обвинение в попытке вывоза таблеток с содержанием фентермина и амфепрамона, отнесенных местным законодательством к “психотропным препаратам второго класса”.

“Такого еще не было!”

“Такого еще не было! — комментирует массовые аресты и заключение в тюрьму наших соотечественников российский консул в Таиланде Владимир Селиверстов. — Конечно, я знал, что эти таблетки и раньше приобретались гражданами России, но они покупали их для себя и не в таких количествах! В этой же истории скорее всего таблетки приобретались для продажи, они ведь стоят у нас немалых денег...”
Самая большая группа россиян (6 человек) была задержана 16 февраля этого года. В общей сложности они пытались вывезти 700000 таблеток рейсом скандинавской авиакомпании сначала — в Германию, а оттуда — в Минск. Сотрудники тайского управления по борьбе с наркотиками арестовали их при осмотре багажа.
Остальные пять человек должны были лететь “Аэрофлотом”. Знали они или нет о том, чем может им грозить перевозка такого количества тайских таблеток, сказать сейчас сложно. Тем не менее, по словам российского консула, некоторые из них были в курсе: “Сначала задержали одного человека за попытку вывоза, а потом его родственника, который, конечно, знал, за что именно уже сидит один из членов его семьи”. Последний россиянин попался на крючок тайских властей совсем недавно — 1 марта. Он пытался вывезти более 200000 таблеток.
Рассмотрение дел в тайском суде обычно затягивается на долгие месяцы, поэтому неудивительно, что первое заседание по делу россиян состоится только в конце мая. Российское посольство принимает меры, чтобы как-то вызволить соотечественников из бангкокской тюрьмы. “Мы считаем, что наши не могли знать об опасном содержании этих таблеток и о том, что это запрещенные вещества, — рассказывает Владимир Селиверстов. — Ведь в соответствии с тайскими законами только за хранение фентермина и сбыт полагается от 5 до 10 лет заключения”.

Бангкокские сидельцы

Поначалу центральная тюрьма, построенная в 1944 году, создавалась как временная. В 1959 году она изменила статус на профессионально-технический центр (что-то вроде исправительной колонии для местных гангстеров). В 1960 году “Клонг-Прэм” оказался переполнен настолько, что тайскому министру внутренних дел пришлось дать распоряжение о разделении временного изолятора и исправительной колонии на два отдельных тюремных заведения.
Сейчас “Клонг-Прэм” пристанище и для тех, кто находится под следствием, и тех, кто уже отбывает наказание. Можно сказать, что эта тюрьма — многонациональная. Здесь вместе с тайцами сидят австралийцы, граждане ЮАР, Индонезии и т.д. “Клонг-Прэм” состоит из двух частей: женской и мужской. Отличить тех, кто ожидает суда, от отбывающих свой срок довольно просто: первые носят форму зеленовато-голубого цвета, вторые — светло-коричневого.
Сроки наказаний среди зэков-иностранцев самые разные: от года до 25 лет. В этом смысле центральная тюрьма Бангкока выгодно отличается от других подобных исправительных заведений тайской столицы, где чужаки со всего света отсиживают по 40—50 лет!
Согласно правилам “Клонг-Прэма” информация о заключенных выдается только близким родственникам. Приходить к узникам под тюремные стены можно хоть каждый будний день, а вот с личными свиданиями сложнее. Встречаться с близкими позволено не всем, поскольку здесь существует своя система ограничений, которая кажется, мягко говоря, странноватой. Особые требования выдвигаются к внешнему виду посетителей. На свидание никогда не пустят мужчину, если он пришел в шортах, и женщину, если на ней короткая юбка. Вход закрыт для людей, одетых “непристойно, неряшливо и странно”, а также для “драчунов, задир, подвыпивших и экс-заключенных, которые освободились менее чем 6 месяцев назад”. Если посетители не попадают ни под одну из вышеуказанных категорий, то теоретически у них есть шанс увидеться со своими близкими, но только два раза в год.
“Да какие там свидания, — рассказывает Надежда Ефремовна, мама одной из попавших в тайскую тюрьму москвичек. — Мы приезжаем туда, становимся под окнами к белой линии, которая проходит вдоль всего здания, и кричим что есть силы. А ведь там в камерах по 240 человек! Представляете, какой там гул стоит!”
Родственники заключенных россиян уже побывали в Таиланде по нескольку раз. Учитывая, что минимальная стоимость авиабилета на рейс Москва—Бангкок—Москва составляет приблизительно $600, можно сказать, что на шанс хотя бы услышать своих близких семьи наших соотечественников потратили целое состояние.
“Я вот на днях опять в Бангкок поеду, повезу им продукты, — продолжает со вздохом Надежда Ефремовна. — Их же там кормят такой едой, которую и есть-то невозможно. Там даже тайцы не могут кушать эту пищу, несмотря на то что все это называется “тайской кухней”. Вот вы, например, смогли бы съесть запеченную саранчу? Поэтому мы и везем им отсюда колбасу, помидоры, огурцы. А в Бангкоке покупаем им сандвичи и гамбургеры. Слава богу, что там это все принимают в передаче. И это, пожалуй, единственный плюс. А так... Там одна из наших девочек недавно на работе (все заключенные работают на местном тюремном предприятии) что-то не то сделала, так ее надзирательница сразу стала палкой колошматить...”

“Проклятые” таблетки

В Таиланде “тайские таблетки” официально не запрещены. Их можно купить вполне легально в местном госпитале Санто-Карлос, но только для себя и в небольшом количестве. Там же выдается сертификат с инструкцией по употреблению. К такому грузу у тайской таможни нет никаких претензий. Но в случае с 11 нашими соотечественниками все обстоит гораздо серьезней. Большой груз и содержание в нем запрещенных психотропных веществ, по мнению местных следователей, указывают на то, что россияне приобрели эти таблетки на черном рынке у подпольных дилеров. Хотя и это не факт. В свое время в России Центральная таможенная лаборатория вместе с Центральной лабораторией МВД проверили препараты, попавшие на Шереметьевскую таможню под названием “Медислим” (одно из названий тайских таблеток) и пришли к выводу, что две трети лекарств оказались химическими сильнодействующими препаратами. Все проверенные препараты были под маркой тайского госпиталя Санто-Карлос!
Основное действие фентермина и амфепрамона, обнаруженных в “задержанных” таблетках, которые пытались вывезти россияне, заключается в амфетаминоподобном воздействии на нервную систему, приводящем к подавлению аппетита. При этом влияние на центральную нервную систему человека настолько велико, что их употребление может привести даже вполне здоровых людей к микроинсульту.
Наглядный пример: именно тайские таблетки назывались в качестве одной из причин болезни популярной актрисы театра и кино Натальи Гундаревой. По некоторым данным, актриса, скорее всего желая добиться быстрого эффекта, пила воды меньше, чем предписывала инструкция. При этом человек действительно худеет быстро, но это очень опасно. Из-за нехватки воды в организме кровь сгустилась и образовался тромб, который закупорил сосуд, питающий мозг.
Дело в том, что “тайские таблетки” — название весьма условное, и под этой маркой можно вывезти все что угодно. Спрос рождает предложение. Подпольное производство этих препаратов и контрабанда развиваются сумасшедшими темпами. На сегодняшний день тайских таблеток существует более 187 (!) разновидностей, непрерывно появляются новые. Видимо, поэтому в самом Таиланде полное научное исследование лекарств под общим названием “тайские таблетки” никогда не проводилось.
Еще в прошлом году российский Государственный таможенный комитет запретил ввозить в Россию некоторые виды тайских таблеток, после того как российские эксперты установили, что в их состав входят психотропные вещества. Тем не менее препараты под маркой “тайские таблетки” и сегодня очень популярны у нас. “Теперь их везут не только из Таиланда, но и из Объединенных Арабских Эмиратов, — говорит Виктор Караваев, руководитель отдела по связям с общественностью Главного управления по борьбе с контрабандой. — В “Домодедово” недавно сотрудники таможни задержали предприимчивого пассажира с “арабского” рейса, который распихал 36 килограммов тайских таблеток по своим багажным сумкам”...
Сегодня поставщики тайских таблеток активно разрабатывают новые каналы доставки их в Россию. И похоже, им это удается. “Похудеть навсегда”, “Экстрасуперпохудение”, “Тайское чудо — худеем супербыстро. Дорого. Комфортно. Эффективно” — такие рекламные объявления можно увидеть практически в любой газете и журнале. А скромные листочки с лаконичным обещанием “лишить” нас 10—15 килограммов за самые короткие сроки, которыми заклеены вагоны в метро? Не говоря уже о “рекламном мусоре” с такими же “тайскими предложениями” на бумажках, которые мы подчас выковыриваем из своего почтового ящика.
Такая массированная рекламная атака говорит о том, что это средство в России пользуется спросом, а торговля тайскими таблетками — выгодный бизнес. Вот только палка оказалась о двух концах. Для одних, кто на этом зарабатывает, бизнес оборачивается баландой из саранчи в камерах “Клонг-Прэм”. Для других, кто покупает и потребляет, знакомство с “тайским чудом” может обернуться катастрофой.




Партнеры