Яйцом к яйцу яйца не увидать

Средний москвич недоедает, недопивает и страдает ожирением... от недостатка пищи

22 марта 2002 в 00:00, просмотров: 530
Москвичи всегда любили поесть. И триста, и сто лет назад кулинарными хитами столицы были наваристые супы, жареное мясо, рыба и грибы.
И куда что девалось?..
Магазины ломятся от продуктов, рынки от фруктов, на улицах не протолкнуться из-за торговцев. А мы словно и не замечаем этого изобилия. И изо дня в день перемалываем стандартный пищевой набор: пельмени, сосиски, хлеб, макароны...
А ученые бьют тревогу: с каждым годом москвичи питаются все хуже и хуже.
Качество нынешнего питания не дотягивает даже до уровня голодных перестроечных лет, когда на прилавках стояли только банки с морской капустой.
Количество — тоже.
На потребительском Олимпе среднего москвича горделиво возвышается только горка яиц. Всего остального мы едим гораздо меньше, чем в недалеком прошлом.

Ни рыбы ни мяса

Загадка: маленькие, синенькие, русскому сердцу миленькие.
Отгадка: российские куры.

Вот сюжет для патриотического мультфильма. По утренней Москве под звуки “Прощания славянки” в направлении государственной границы маршируют “ножки Буша”. Кончилась эпоха их владычества на российских столах. Забугорная курятина уходит.
А что взамен? Тощенькие цыплята, которые, кстати, уже подскочили в цене? Или, может, мы дружно перейдем на вегетарианское питание?
Ну уж нет. Когда мы говорим “сытная еда”, подразумеваем “мясо”. И именно потребление мясных продуктов считается индикатором благосостояния общества.
На первый взгляд, с говядиной и свининой у москвичей все в порядке. По данным независимого исследовательского центра РОМИР, у 75,6% опрошенных москвичей мясные блюда присутствуют на столе раз в неделю и чаще. Казалось бы, грех жаловаться. Тем более если сравнивать со “всей Россией”. Ежегодно среднестатистический москвич съедает 66 кг мяса, а средний россиянин — только 45. Но если учесть, что “по науке” в год на человека полагается минимум 80 килограммов, то здоровяками жителей столицы никак не назовешь. При этом любимым мясом для нас по-прежнему остается колбаса. Но не родился еще тот диетолог, который назвал бы ее здоровой пищей.
В Москве работает с десяток крупных мясоперерабатывающих предприятий, которые каждый день вырабатывают сотни тонн продукции. Но, несмотря на капиталистические замашки, российские предприниматели ставят количество выше качества. Все равно народ съест и не подавится.
В основном эти заводы изготовляют колбасы среднего и низкого качества. Предложение рождено спросом: именно такие колбасы ест подавляющее большинство москвичей. Ест и даже не подозревает, что от колбасы осталось только название.
Загадка плохой колбасы скрывается в наборе букв: ГОСТ (государственный стандарт) и ТУ (технические условия).
ГОСТы достались нам в наследство от советских времен. Согласно им фарш для колбас следует изготавливать из мяса, снятого с костей, с удалением сухожилий и соединительных тканей, да еще и с содержанием жира не более 10 процентов.
Другое дело — технические условия. Вооружившись ими, производители колбас могут импровизировать вволю, благо, что с Минздравом ТУ согласовывать не нужно. Фарш “по ТУ”, который “загоняют” в те самые дешевые колбасы, состоит из жилок, вареных шкурок, соевой муки и крупы. А для придания товарного вида колбасу декорируют ароматизаторами и красителями. Мяса в этом продукте нет вообще. Причем на законных(!) основаниях.
У вас еще не пропал аппетит? Тогда читайте дальше.
90 процентов сырья для московских колбасных заводов везут из-за границы. За морем телушка полушка... А вот сколько в этой телушке “ускорителей роста” и “прибавителей веса”, знают лишь заморские фермеры. И химики.
Есть, правда, еще дорогая колбаса, из чистого мяса, экологически чистая. Продается она в дорогих супермаркетах и стоит почти полтыщи рублей. Вы готовы покупать ее регулярно?

Суп нашего детства

Конец 80-х. В магазин “Рыба” заходит покупатель.
— У вас мяса нет?
— У нас нет рыбы. Мяса нет в магазине напротив.

И все-таки как славно было в советские времена! Плотный завтрак. Обед в столовой через дорогу. Размеренный ужин под программу “Время”. А раз в месяц любой мог погулять на “двадцатку” в ресторане — хоть в “Праге”, хоть в “Славянском базаре”.
— Контроль тогда был строжайший, — вспоминает хранитель Музея общественного питания Галина Паршина, — в заводских столовых пробу с блюд каждый день снимал врач из медпункта. Меню разрабатывали с учетом сочетаемости продуктов. Существовало три списка рецептов: для столовых на предприятиях, для “открытых” точек общепита и для ресторанов. И нужно было им в точности следовать.
Сейчас в ресторанах блюда на свой вкус и риск готовят шеф-повара. “Спущенные сверху” технологии их не интересуют. Блюда часто готовят в модном стиле “фьюжн”, основанном на необычном сочетании вкусов, — японская редька с черной икрой, например. Никто, правда, не изучал, как такая смесь токийского с астраханским действует на желудок.
Впрочем, на состояние здоровья москвичей блюда из общепита влияют мало. Рестораны по карману немногим, а общедоступных столовых в Москве практически не осталось. С большим трудом мы отыскали единственную “точку”. Она и называется без затей — “Столовая № 28”. Настоящий заповедник социализма.
...В заведении, расположенном близ метро “Бауманская”, пахнет горелым жиром, на стенах многолетняя паутина и копоть. Висят уже подзабытые увещевания: “Товарищи! Хлеб — богатство нашей Родины. Беречь хлеб — долг и обязанность каждого гражданина”. Алюминиевые вилки и ложки (ножи в столовых, как вы помните, не подают) без особой надежды ждут встречи с “Фэри”...
Но при всей незатейливости дизайна в этой столовой предлагают на выбор четыре супа (порция стоит от 10 до 12 рублей), восемь видов вторых блюд (самое дорогое — говяжий шашлык — стоит 33 рэ), салаты и, конечно, компот из сухофруктов.
Гороховый суп, который мы взяли, оказался довольно вкусным и питательным. Правда, в нем плавал кусок вываренного жира, но на раздаче нас честно предупредили — “мясо в супе жирное”. Не вызвал претензий и “минтай, припущенный в томатном соусе”. Такой же вкус, как в пионерском детстве. И порция таких же карликовых размеров. А картофельное пюре было сделано не из порошка, а из настоящей картошки.
Клиентура у столовой, судя по всему, постоянная: пенсионеры, студенты и работяги в грязных комбинезонах.
— А где есть-то? — говорит один из них. — У метро хот-доги жевать? Так в них ни вкуса, ни запаха. В “Макдоналдсах”? Мы к нашему обеду привыкли, чтобы салатик, и суп, и второе. А там одни сникерсы. Гамбургеры, то есть.
— Меня сын постоянно в “Макдоналдс” тянет, — вмешивается другой рабочий, — ну, я понимаю, игрушки там. А в еде что хорошего? Или зашли мы в “Русское бистро”. Там вообще пирожки не пойми какие. Маленькие очень, и не поймешь, вкусные они или нет.
— Говорят, их хранят замороженными, а потом разогревают, — подсказали мы.
— Во-во. А раньше дома пироги пекли, свойские. Теперь жена делать не успевает, работает с утра до ночи. Одними пельменями питаемся.
Пельмени пельменям, кстати, тоже рознь. Одни бывают “ручной работы”, от 150 до 250 рублей за 500-граммовую упаковку, другие — 30—40 рублей за кг. О сырье для дорогих пельменей ничего плохого сказать не можем. Кроме того, что пенсионерам и бюджетникам попробовать его вряд ли суждено. А что касается начинки для дешевых пельменей — см. выше. Добавьте сюда еще плохо перемолотые коровьи губы, ноздри, хвосты, которые надолго застревают в зубах.

Накоси-перекуси

Один фермер каждый день привозил продавать на рынок по нескольку здоровенных бидонов молока. Все окрестные жители очень этому удивлялись, так как знали, что у него всего-то пять коров. В конце концов жители решили у него поинтересоваться, как ему это удается.
— Все очень просто: я прихожу утром в хлев и говорю коровам: “Ну, мои дорогие, что вы мне сегодня будете давать: молоко или говядину?”

Статистика неумолима: едим мы все меньше, все больше перекусываем. С каждым годом москвичи все больше едят орехи. Только в прошлом году их потребление по сравнению с 2000-м выросло еще на 30 процентов. Мы все также любим старые добрые отечественные леденцы — “Дюшес”, “Театральные”, “Барбарис”. Юное поколение чаще всего лакомится чупа-чупсами. Для детей эти леденцы уже стали привычными.
А еще мы много пьем. И, как ни странно, не только водку. Кстати, и она, по словам гурманов, становится все хуже.
Из здоровых напитков самым популярным среди москвичей остается молоко. Согласно исследованиям РОМИР, треть опрошенных назвала его любимым молочным продуктом. Пьют молоко не только из-за полезности, но и по идейным соображениям. В сознании русского человека прочно засела мысль, что молоко — символ здоровья, благополучия и изобилия. Достаточно вспомнить, например, про “Молочные реки — кисельные берега”, “Красавица — кровь с молоком”, а также “Пейте, дети, молоко — будете здоровы!”.
Еще из молочного москвичи любят сметану (19% опрошенных), затем идут кефир (16,7%) и творог (14,9%). Йогурт, уже переставший быть экзотикой, предпочитают другим молочным продуктам лишь 6,5% жителей столицы.
Любопытно, что сметана пользуется повышенной популярностью преимущественно у мужской части населения, а также у молодежи в возрасте от 18 до 29 лет. Видно, играет роль известная байка о том, что сметана повышает потенцию. А творог почему-то намного больше нравится женщинам — за него проголосовали 60,6% слабой половины человечества. Кефир же любят все, независимо от возраста и пола.
Но при всей любви к молоку пьют его меньше. По сравнению с 1980 годом потребление молочных продуктов в Москве сократилось втрое. Его заменила сладкая и вредная для здоровья газировка.
А запивают ею не менее сладкий десерт. Например, торт.
Внимание! Этот продукт находится в группе риска. Сотрудники московской хлебной инспекции, проверяющие кондитерские предприятия, уже привыкли к тому, что сливочный крем в торте готовится не на сгущенке, а на воде, что вместо коньяка коржи пропитывают дешевым винным напитком, а масляный крем пора переименовать в маргариновый...
Куда надежнее покупать в Москве печенье, которым, кстати, предпочитают перекусывать в середине дня большинство современных москвичей. Больше всего мы любим овсяное (каждый пятый взрослый москвич ест его несколько раз в неделю). Крекеры, пшеничное, печенье с шоколадной и фруктовой начинками тоже в чести — его с завидной регулярностью потребляет десятая часть горожан. “Изгоями” являются печенье с изюмом, кусочками шоколада и сахарное. Эти виды предпочитают лишь 3 процента столичных жителей.
Всего же, по исследованию НИИ кондитерской промышленности РАСХН, каждый москвич в среднем съедает 10 килограммов сладостей (пять лет назад мы позволяли себе на 1,5 кг меньше).
В целом жизнь стала слаще. К сожалению...
Именно избыточное потребление животных жиров и сахара привело к тому, что больше половины взрослых москвичей страдают ожирением. А дефицит полноценных белков и витаминов (спасибо господам предпринимателям за суррогатную колбасу) ведет еще к одной чуме — белковому голоданию.
Так что же делать? Рекомендации медиков просты. Поменьше жиров и картошки, побольше отварного мяса (желательно вырезки) и рыбы. Зелень и фрукты круглый год.
Но давайте посмотрим правде в глаза. Каждый день простой москвич может позволить себе только петрушку, да и то со своего огорода. И потому все призывы к здоровому питанию остаются пустым звуком. А роскошные полки магазинов — иллюстрацией к мифу о растущем благосостоянии народа.



    Партнеры