Шашлык с порохом

Спикер абхазского парламента: “В Грузии открыто готовятся к войне”

23 марта 2002 в 00:00, просмотров: 473
  Уже в который раз за последнее время вокруг Абхазии накаляются страсти. И если б только политические... С Кавказа вновь потянуло порохом. Эхо отдалось на самом верху: российский МИД сделал беспрецедентно резкое заявление, открыто обвинив Тбилиси в пособничестве террористам, а в пятницу Госдума собралась обсудить постановление об обострении обстановки в Абхазии и Южной Осетии. На момент подписания номера результат еще не был известен, но предполагалось, что думцы могут порекомендовать правительству оказать экономическую помощь абхазам и осетинам, а сами депутаты отправятся в эти регионы, чтобы изучить обстановку на месте.
     Вчера нам удалось дозвониться до спикера абхазского парламента Сократа ДЖИНДЖОЛИЯ. Его настроение нельзя назвать радужным...
    
— Все, что происходит в Панкисском ущелье, не может нас не беспокоить. Потому что мы на своем печальном опыте знаем, что те люди, которые готовятся в Панкисии, перебрасываются потом в Кодорское ущелье, откуда пытаются войти на территорию Абхазии. Чтобы развернуть уже здесь боевые действия и на практике начать осуществлять идею о силовом варианте возвращения Абхазии в состав Грузии. Прошлогодние октябрьские события — когда в боевых действиях со стороны Грузии в Кодорском ущелье участвовали не только грузинские формирования, но и банды террористов — ярко продемонстрировали стремление Грузии силовым путем решать проблему.
     — Пребывание американских войск в Панкисии способствует нормализации обстановки?
     — Как они могут нормализовать? Их пребывание только обостряет ситуацию. Конечная цель грузинского руководства в том, чтобы уже с помощью американцев подготовить силы для вторжения в Абхазию. Мы расцениваем это однозначно.
     — У нас проходят сообщения о том, что грузинская сторона сейчас заявляет чуть ли не о присутствии боевиков “Аль-Кайеды” в Абхазии. Вы слышали об этих заявлениях?
     — Эти разговоры ведутся специально, чтобы нацелить удар на Абхазию. Чтобы переориентировать действия американцев, если они действительно собираются помогать Грузии в борьбе с терроризмом. В данном случае это повод использовать американцев, если удастся, для осуществления своей заветной мечты — возвращения Абхазии... У нас никаких международных террористов нет — ни из “Аль-Кайеды”, ни откуда-либо еще...
     — По вашим данным, какова сейчас ситуация в Панкисском ущелье?
    
— Нам трудно судить, что там происходит. Но у нас есть информация о том, что в Кодорском ущелье идет накопление грузинских войск. А вывода войск, о котором так много говорится, никакого нет...
     — В России сейчас как одна из главных новостей обсуждается похищение российских миротворцев. Кем оно могло быть спровоцировано?
     — Только руководством Грузии. Наверняка задействованы грузинские спецслужбы. Специально все делается для того, чтобы росла напряженность. Во-первых, в Грузии очень хотят вытеснить миротворцев, чтобы полностью развязать себе руки. Миротворцы принимают на себя удар, потому что они охраняют мир. А переговоры можно вести только в условиях мира. Но в Грузии сейчас ни о каких переговорах не помышляют, они им не нужны. Там открыто готовятся к боевым действиям.
     — Что собираются делать абхазские власти в связи с тем, что напряженность растет?
    
— В случае агрессии мы, как всегда, вынуждены будем себя защищать до конца. Мы — абхазы, другой родины у нас нет. И мы знаем, что у России есть свои интересы в этом районе Кавказа. Ей небезразлично, что здесь происходит, поскольку события непосредственно отразятся на всем Северном Кавказе. И мы думаем, что Россия не оставит Абхазию в беде.
     — Путин недавно заявил, что пребывание американцев в Грузии никого не должно волновать. Не кажутся ли вам упования на Россию утопичными?
   
  — Да, мы слышали это заявление. Но на практике речь идет не о каких-то американских инструкторах. Если бы это были просто инструкторы... В прошлые годы, между прочим, тоже шел инструктаж. Но сейчас речь идет о том, что высаживается целый десант, сотни людей, которые будут действовать по широкой программе. И здесь есть уже непосредственная опасность на границах самой России. Поэтому, я думаю, Россия бездействовать не может. Но мы, конечно, не уповаем на то, что российские войска придут и начнут нас защищать, мы сами будем вынуждены себя защищать...
     — Эдуард Шеварднадзе в последнее время занимает позицию конфронтации с Россией. Но при этом на словах иногда демонстрирует лояльность. С чем, на ваш взгляд, это связано?
   
  — Шеварднадзе глубоко увяз в своих отношениях с Соединенными Штатами. Назад пути у него нет. У него одна дорога — дальнейшее сближение с США. Ему хотелось бы при этом сохранить какие-то отношения с Россией, для того чтобы получать энергоресурсы, для того чтобы создавать себе “дипломатическое прикрытие”. Но так не бывает, чтобы со всеми ладить. На самом деле единственный стратегический партнер Шеварднадзе сегодня — Штаты, а с Россией отношения отходят на второй план.
     — По сообщениям наших информагентств, глава Абхазии Ардзинба сейчас находится в госпитале, в тяжелом состоянии. Влияет ли как-то отсутствие президента на ситуацию в республике?
  
   — Президент Ардзинба действительно находится на плановом обследовании. Но это вовсе не значит, что он не управляет делами и не занимается проблемами Абхазии. Все решения принимаются только при его непосредственном участии. Его обращения и заявления появляются в СМИ.
     — Его кто-то заменяет на период болезни?
  
   — Фактически делами он занимается сам. Свои президентские обязанности Ардзинба ни на кого не перекладывал. Но для решения оперативных вопросов есть вице-президент, аппарат президента, премьер-министр, парламент. Мы все работаем...
    


Партнеры